Без рубрики

Часть 3. Насущный Версаль. Avers

Итак, 1 сентября 1953 года новый университетский комплекс на Ленинских горах открыл свой путь к познаниям для студентов.

Восторг, восторг, питомцы муз!
В сей день благословенный
Наук и счастия союз
Мы празднуем священный!

      Александр Полежаев

 Иван восхищенно развернулся в сторону легендарной высотки и, словно приглашая слушателей на лекторий, звякнул в блеснувший под лучами любопытствующего светила звонкий валдайский позывной.

Сейчас мы пойдем тем эпохальным студенческим путем в легендарные 700 метров, непринятых Иофаном, и осмотрим одну из самых привлекательных резиденций науки за все времена существования высшей школы знаний на Ленинских горах, 1.

Группа пересекла примелькавшуюся улицу Косыгина и двинулась по сплошной эспланаде от смотровой террасы в сторону магического Дворца. Эта часть площади до Университетского проспекта образовала обширную аллею, посередине которой раскинулись газоны – живые царственные ковры широко развернувшейся зеленой анфилады МГУ.

Парк МГУ – это заповедная территория легких на всей протяженности Ленинских гор. Площадь круглосуточно и беспрепятственно открыта для посещений, потому здесь любят гулять не только студенты, но и жители близлежащих городских домов.

Уличное озеленение по периметру играет роль защитной лесополосы. Благодаря ему, а также микроклиматическим особенностям Воробьево, к примеру, постоянным западным ветрам, не дающим застаиваться холодным потокам, растения успешно акклиматизируются и развиваются лучше, нежели в других похожих районах, расположенных на широте Москвы.
В основу проекта посадок новой университетской зоны был положен принцип развития композиции, созвучной архитектуре всего университетского городка. Это осуществлено не только крупными членениями планировочной разбивки, но и укрупненными массивами насаждений – многорядными линиями деревьев, многоярусными живыми заборами, крупными древесно-кустарниковыми нонетами из мелколистной липы, вяза, дуба, березы, остролистного клена, лиственницы, рябины, ели и сосны.
В больших масштабах присутствуют цветочные декорации газонов. Когда-то осложнением для садоводов явилось отсутствие из-за крупных строительных работ верхнего земляного покрова, что потребовало создания на немалой территории новых искусственных почв.

По сути, нужная нам для изучения площадка кампуса ограничена четырьмя проспектами: Университетским с севера, к которому мы направляем стопы, Ломоносовским с юга, Вернадским с запада, Мичуринским с востока, образуя прямоугольник, по которому мы сегодня пройдем. Точнее будет сказать, что с юга городок с корпусами вышел за границы авеню, но об этом поговорим, когда будем гулять по реверсу удивительного городка, там, где бьется собственно университетская жизнь.

Сейчас мы на Университетской площади на Воробьевых горах, между улицами Косыгина, Лебедева и Менделеевской. Далее она пересечет Университетский проспект, после новонареченную улицу академика Самарского, и подведет нас к северному входу в храм. Итак, помаршировали!

«Душою всех моложе мы». Музыка Сигизмунда Каца, текст Вадима Малкова, поет Иван Шмелев. 

 

Весь путь над вами либо будут шуметь деревья, либо разносить аромат сиреневые и яблоневые сады. Без сомнения, запах цветущей зеленой зоны создаст романтический и крайне позитивный настрой. В теплое время года струятся фонтаны, а перед зданием Главного университета страны разбит тюльпанный половик. Зимой проделать небольшое путешествие к МГУ и окрестностям тоже сплошное вдохновенье, здесь вас приветят снеговые елки и разноцветные новогодние огни.

Группа продвинулась по широкополой аллее до проспекта и по диагонали вышла к первому объекту для осмотра на пешеходную зону, расположенную в окружении лохматых елей посередине авеню.

 

Памятник из кованой меди и гранита «Первые комсомольцы» был установлен осенью 1972-го на бульваре Университетского проспекта слева от ГЗ. Дата открытия привязана к 55-й годовщиной Великого Октября, с момента его «инаугурации» здесь проходили торжества принятия юных ленинцев в комсомол. Авторы данного проекта Юрий Нерода и Евгений Стамо.
Скульпторы с любовью придумали обобщенные образы первых революционеров-комсомольцев. На невысоком гранитном постаменте стойко выстроились две фигуры юношей-героев Гражданской с винтовками в руках, храбро глядящие вперед. Левый одет в форму бойца Красной армии образца 1919-го: длинную шинель, сапоги, буденовку на голове. Правый — якут — в телогрейке и расшитых унтах. Этот монумент является копией другого, созданного Неродой в 1966–1968 годах для центральной площади в Якутске. Этим объясняется такой необычный выбор действующих персонажей для скульптуры и здесь.
Памятный дуэт представляет собой кубический блок, цельность которого не разрушают даже выдвинутые вперед в активном шаге ноги и поднятая в призывающем жесте рука. Вся композиция строится на ритме вертикалей, что придает ей монументальность, легкое нарушение которой подчеркивает диагональ винтовки в якутских руках и загнутая пола шинели русского. Четырехметровые юноши высечены намеренно грубо, в образе «Сурового стиля». Лица лишены портретных характеристик, хотя и угадываются национальные типажи. Довольно обобщенные образы молодых и верных Родине героев передают суровый эпохальный настрой.
В боковые грани постамента вмонтированы бронзовые доски со стихотворными надписями, воплощенными в жизнь одним из первых комсомольцев-поэтов («Взвейтесь кострами!») Александром Жаровым:

В первых боях за Советскую власть
Слава твоя, комсомол, родилась!
Пример героизма далеких времен
Со славою в новых боях повторен!

 

«Песня комсомольской славы». Музыка Марка Фрадкина, текст Михаила Матусовского, исполняют Матвей Матвеев и Иван Шмелев.  

 Экскурсанты, поклонившись забронзовевшим в металле мужам, бегло пересекли проспект и нежданно оказалась на территории собственно кампуса с его подветренной стороны. 

В 1931 году на базе Краснопресненской обсерватории в составе Московского госуниверситета был создан астрономический институт им. Павла Карловича Штернберга (ГАИШ), в первой половине 1950-х годов получивший новое здание на Ленинских горах. Летопись МГУ говорит, что строительство его завершилось в 1955 году.

Вот это здание, спроектированное, как и весь архитектурный комплекс, группой зодчего Руднева, ответило своему функциональному предписанию. Поэтому неудивительно, что архитектурный облик дома благодаря композиции из четырех круглых объемов напоминает здание обсерватории на Красной Пресне и других обсерваторий в мире вообще. Трехэтажный корпус прямоугольной формы фланкирован по углам фасада, обращенного к территории собственно комплекса университета, двумя гранеными двухчастными телескопическими башнями. Такие же башни обрамляют входную часть, повернутую к проспекту, который мы только что пересекли. Двухчастный их объем внешне определен сильно выступающим карнизом. Нижняя часть исполнена четырьмя сторонами, верхняя, более узкая, круглая в сечении, завершена куполом, в котором находится телескоп. Входная часть фасада «антикизирующе» стилизована. Портик состоит из шести квадратных сечением столбов, увенчанных дорическими капителями. Задний фасад представляет собой трехчастную композицию с такими же гранеными башнями по углам. Художественное оформление всего здания выстроено на сочетании разных по фактуре и цвету материалов, например, особенно выделенная рустом цокольная часть. 

Здание ГАИШ напоминает прелестную усадьбу, окруженную парком, в глубине которого спрятались круглые дворянские беседки – это башни с телескопами, выполненными в стиле сталинского ампира в виде классических колоннадных ротонд. И в целом ансамбль астрономической обсерватории несколько уединен от основной территории Московского университета, а потому мы начали осмотр именно с него.


Здание ГАИШ со стороны заднего фасада. Башня телескопа-рефлектора АЗТ-2.


Башня демонтированного телескопа, отправленного в Узбекистан. Венткиоск.

А сейчас мы покинем имение обсерватории и отправимся по Университетскому проспекту к главному предмету нашего познания на Ленинских-Воробьевых горах.

Эспланада перед ним чиста и геометрически идеальна. Это несколько тихих квадратов прямых газонов и аллей, пруд-фонтан и главный козырь — изумительный вид на 240-метровый архитектурный шедевр.

Вся невеликая компания подтянулась по Университетскому проспекту и очутилась на главной аллее МГУ перед фонтанирующим прудом, широко заросшим бутонами и венчиками лилий. Название источнику, любимому всей родословной студентов, дали струйные насадки, сделанные в виде знаменитых водно-озерных цветов.


«Лилия» на работе и отдыхе.


Главная аллея МГУ.

12 месяцев, 12 секторов циферблата часов, по которому минутная стрелка движется в 12 раз быстрее часовой, 12 подвигов Геракла, 12 апостолов Христа и имамов Мухаммеда…

Перед вами Аллея ученых, открытая в 1953 году, на которой было установлено, естественно, двенадцать бюстов выдающихся апологетов наук.

 

К созданию галереи скульптурных портретов было привлечено свыше восьмидесяти ваятельных фамилий. Аллею ученых разместили в широком парадном партере перед протяженным семидесятиметровым бассейном шириной 35 м у главного фасада МГУ.

Бюсты выполнены в светло-сером янцевском граните, отлично гармонирующем с парком, и на протяжении 135 м представляют собой парад двенадцати российских деятелей науки и искусств. Скульптуры расположены симметрично — по шесть на каждой стороне.

Дирекция художественных выставок и панорам совместно с архитекторами определили единые параметры для всех двенадцати человек: высота — 104 см, высота голов — 47, размеры постамента 202, 5 на 202, 5.

Давайте отдадим им всем заслуженный почет и пройдем для осмотра, начиная с левого ряда по кругу.

Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765)

Скульптор – Иосиф Козловский, его вы могли узнать по памятникам Ломоносову на Моховой улице, Клавдии Шульженко на Новодевичке, Александру Невскому на Псковщине на горе Соколиха. 

Михаил Васильевич Ломоносов, будучи ярким примером универсального человека, раскрыл себя отчизне как энциклопедист. Вошел в науку как ученый, давший определение физической химии, близкое к современному. Его молекулярно-кинетическая теория тепла чем-то предвосхитила представление о строении материи и одно из термодинамических начал. Основоположник научного мореплавания, он неожиданно заложил основы знаний о стекле. Как астроном открыл наличие атмосферы у Венеры. А также приборостроитель, географ, металлург и геолог. Он же художник, историограф, генеалог. Наряду с Карамзиным и Пушкиным, и последовавшими за ними классиками русской литературы сыграл роль в формировании русского литературного языка. Оценивается как реформатор русского языка, определивший пути его дальнейшего развития в статусе языка национального. Поборник развития отечественных наук, как мы знаем, разработал проект Московского университета, впоследствии названного в его честь.

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наедине,
В покое сладки и в труде.
              (Михайло Ломоносов)

Александр Иванович Герцен (1812–1870)

Скульптор – Сергей Коненков известен культурному сообществу как русский Роден, первый среди русских ваятелей рубежа веков изображавший обнаженных дев. Его работы часто выдержаны в традициях народного искусства и деревянной резьбы («Крылатая», «Жар-птица», «Кариатида»). Однажды он выполнил обещание, данное Горькому, сделав портрет его внучки Марфы, ее дочери Нины и матери (цикл «Три возраста», скульптурные портреты «Марфинька», «Ниночка», «Надежда Алексеевна Пешкова»).

Александр Герцен – русский публицист-революционер, писатель-философ и педагог.Принадлежал к числу крайне левых политиков и активных критиков монархических устройств. Всячески показывал опасность авторитарного воспитания в России, решительно выступал против превращения школ и университетов в орудие укрепления самодержавия и крепостничества, полагая, что самое положительное влияние на детей оказывает простой народ: «У народа молодые поколения учатся уважению к труду, бескорыстной любви к родине, отвращению к праздности». Главной задачей просвещения считал формирование гуманной личности, живущей интересами людей, стремящейся к преобразованию общества на теории «разумных начал». Детям, по его понятиям, должны предоставляться условия для свободного развития: «Разумное признание своеволия есть высшее и нравственное признание человеческого достоинства». Также философ страстно добивался распространения знаний, призывая ученых вывести науку из стен кабинетов, сделать ее достижения всеобщими. Известен как автор одного из первых русских социально-психологических романов «Кто виноват?» и издатель революционного еженедельника «Колокол», широко популярного среди интеллигенции.

Грязь над пучиною моря,
В поле, в лесу засвищи,
Чашу народного горя
Всю расплещи!..
           (Николай Некрасов)

Пафнутий Львович Чебышев (1821–1894)

Скульптор Иосиф Рабинович работал в области монументально-декоративной и садово-парковой скульптуры. Известен работами «Пионер и пионерка», «Павлик Морозов», скульптурным оформлением Яузского шлюза, барельефного изображения на станции метро «Парк культуры» Кольцевой линии московского метро.

Пафнутий Чебышев — «величайший, наряду с Лобачевским, русский математик». Основные математические исследования ученого относятся к теории чисел, теории вероятности, приближения функций, матанализу и геометрии. Получил фундаментальные результаты в теории распределения простых чисел. Создатель механизма Чебышева – конструкции, превращающей вращательное движение в движение, близкое к прямому.

Творческий метод Чебышева отмечало стремление к увязке проблем математики с вопросами естествознания: «Сближение теории с практикою дает самые благотворные результаты, и не одна только практика от этого выигрывает: сами науки развиваются под влиянием ее: она открывает им новые предметы для исследования или новые стороны в предметах давно известных… Если теория много выигрывает от новых приложений старой методы или от новых развитий ее, то она еще более приобретает открытием новых метод, и в этом случае науки находят себе верного руководителя в практике».

Дмитрий Иванович Менделеев (1834–1907)

Скульптор Матвей Манизер, советский монументалист, известен как автор памятников жертвам 9 января, Чапаеву, Куйбышеву и Ильичу в Самаре, Мичурину в Мичуринске, барельефа Пушкина на месте последней дуэли Александра Сергеевича, композиции на станции метро Партизанская, а также посмертной маски народного Отца.

Дмитрий Менделеев, как и Ломоносов, являлся универсальным Renaissance Man: был химиком, физиком, физикохимиком, метрологом, экономистом, технологом, геологом, метеорологом, нефтяником, воздухоплавателем, изобретателем приборов.

«Он один из самых гениальных химиков XIX века; провел многочисленные определения физических констант соединений (удельные объемы, расширение), разработал гидратную теорию растворов. Написал «Основы химии» — труд, многочисленные издания которого оказали влияние на химиков-неоргаников» – Микеле Джуа. Сконструировал прибор, определяющий плотность жидкости. Открыл температуру абсолютного кипения, или критическую. Создал гидратную теорию растворов. Развил идеи о существовании соединений переменного состава. Исследуя газы, нашел общее уравнение состояния идеального, включающее как частность зависимость его состояния от температуры, обнаруженную физиком Клапейроном Бенуа (уравнение Клайперона – Менделеева).  Предложил принцип дробной перегонки при переработке нефти. Выдвинул идею подземной газификации углей. Занимался вопросами химизации сельского хозяйства, пропагандировал использование минеральных удобрений, орошение засушливых земель. Разработал наилучшие конструкции коромысла и арретира, предложил точнейшие приемы весов.
В свое время интересы Менделеева были близки к минералогии, его чудесная коллекция очень чутко бережется музеем кафедры минералогии Санкт-Петербургского госуниверситета, особенно известна выдающаяся друза горного хрусталя.
Принимал участие в создании первого арктического ледокола «Ермак». В одиночку поднимался на воздушном шаре с целью изучения солнечного затмения над Москвой.
За свою научную жизнь Менделеев написал 432 фундаментальные работы, из которых 40 посвящены химии, 106 — физической химии, 99 — физике, а также географии, технике и промышленности, экономике и обществоведению, воспитанию и сельскому хозяйству.
Самый знаменитый труд – фундаментальный Периодический закон о зависимости свойств химических элементов от их атомного веса. Работа над учебным пособием «Основы химии» позволила ученому глубоко задуматься над их природой, в результате таких мыслей 1 марта (17 февраля) 1869 года был завершен самый первый целостный вариант Периодической таблицы, получивший название «Опыт системы элементов, основанной на их атомном весе и химическом сходстве», в котором элементы были расставлены по девятнадцати горизонтальным рядам (ставших прообразами групп) и по шести вертикальным столбцам (предтечи периодов). Эта дата знаменует собой начало открытия Менделеевым Периодического закона.

Немецкий ученый, главный редактор фундаментального, выдержавшего более десяти изданий пособия «Анорганикум», академик Лотар Кольдиц истолковывает особенности этого явления так: «Никто из ученых, занимавшихся до Менделеева или одновременно с ним исследованиями соотношений между атомными весами и свойствами элементов, не смог сформулировать эту закономерность так ясно, как это сделал он… Предсказание еще не известных элементов, их свойств и свойств их соединений является исключительно заслугой Д.И. Менделеева. Наилучшим образом он смог применить свой метод горизонтальной, вертикальной и диагональной интерполяции в открытой им периодической системе для предсказания свойств».

 Климент Аркадьевич Тимирязев (1843–1920)

Скульптор Сергей Меркуров – народный художник СССР, автор многочисленных памятников Ленину и Сталину, в том числе знаменитых на входе в канал имени Москвы, скульптуры «Похороны вождя» в Ленинских Горках, множества посмертных масок (Горького, Дзержинского, Крупской…), бюстов Свердлова, Жданова, Фрунзе, Дзержинского, Калинина на могилах у Кремлевской стены, гранитных статуй Льва Толстого на Пречистенке и Достоевского на Цветном.

Климент Тимирязев – естествоиспытатель, один из основателей русской ботанической школы, крупнейший исследователь процессов фотосинтеза, автор первого проекта в России по изучению выращивания растений в искусственной среде. Большой поклонник и популяризатор эволюционного учения. Также признавал «громадное значение» результатов исследований Менделя, активно используя «менделизм», сожалел о том, что ученый публиковал свои работы «в неизвестном журнале» и не обратился вовремя к Чарльзу Дарвину — «тогда наверняка бы мы с Дарвином его поддержали при жизни, как и сотни других».
Тимирязев детально расследовал не только ассимиляцию растением света, но и всячески рассеивал домыслы о сухом педантизме профессоров-чудаков, сам прекрасно разбирался в фотографии и живописи, ретранслировал книгу о знаменитом художнике Тернере. Как историк науки опубликовал биографии многих ее деятелей, на протяжении более 50 лет создавал галерею многих народников-борцов — от истории социалиста Гарибальди до очерка о «друге народа» Марате.
В процессе же формирования научного мировоззрения Тимирязев отдавал биологии главенствующую роль: «Эта наука стоит на стыке неорганического мира и мира человеческого, и поэтому ее развитие послужило для более полного философского объединения всего обширного реального содержания человеческих знаний, доказав универсальность того научного приема раскрытия истины, который, отправляясь от наблюдения и опыта и проверяя себя наблюдением и опытом, оказался способным к разрешению самых сложных проблем, перед которыми беспомощно остановились поэтическая интуиция теолога и самая тонкая диалектика метафизика».

Николай Егорович Жуковский (1847–1921)

Скульптор – уже упомянутый Матвей Манизер.

Николай Жуковский – ученый-механик, один из отцов аэро- и гидродинамики.  В 1902 году руководил сооружением всасывающей аэродинамической трубы при механическом кабинете МУ, а в 1904 году возглавил первый в Европе аэродинамический институт в поселке Кучино под Москвой. В годы Первой мировой войны разрабатывал теорию бомбометания, занимался вопросами баллистики артиллерийских ракет. В 1916 году командовал расчетно-испытательным бюро при аэродинамической лаборатории Московского технического училища, в котором изыскивались методы аэродинамического расчета и расчета прочности самолетов. Всеми узнаваем как «отец русской авиации» (со слов Ленина).

Итак, следующий ряд.

Иван Петрович Павлов (1849–1936)

Скульптор – все тот же Матвей Манизер.

Иван Павлов – русский и советский ученый, физиолог, создатель «громкой» науки о высшей нервной деятельности. Известен тем, что разделил всю совокупность биологических рефлексов на безусловные и условные, а также исследовал психофизиологию типов темперамента и свойства нервных систем, лежащие в основе поведенческих индивидуальных различий. Стал лауреатом Нобелевской премии 1904 года за труд по физиологии пищеварения. Изучал и разъяснил механизм сна. Ввел понятие второй сигнальной системы (речь), посредством которой (словом) можно воздействовать в лечебных оздоровительных целях на первую (ощущения). Доказал влияние коры головного мозга на работу внутренних органов и их заболевания, описав при этом психосоматические предпосылки.

Иван Владимирович Мичурин (1855–1935)

Скульптор – Матвей Манизер.

Иван Мичурин – русский, советский селекционер-ботаник, доктор биологических наук. Автор множества сортов высокоурожайных плодово-ягодных культур («антоновка шестисотграммовая», «аркад зимний», «бельфлер-китайка», «коричная китайка», «комсомолец»). Разработал методы селекции плодово-ягодных растений методом отдаленной гибридизации (подбор родительских пар, преодоление нескрещиваемости). В своих экспериментах широко применял соединение географически отдаленных форм. Так, «совмещая» сорт французской груши «бере рояль» с дикой уссурийской и выращивая сеянцы в условиях средней полосы России, он создал сорт «бере зимняя», сочетающий высокие вкусовые качества плодов с зимостойкостью.
Вместе с тем отсутствие профессионального образования делало выдающегося ученого дилетантом в глазах большой науки. Созданные им гибриды не признавались и считались непригодными для использования в промышленных форматах. Однако со временем живучесть мичуринских сортов себя показала, а в Северной Америке и Европе ими начали интересоваться гораздо раньше, чем они обрели пророчество в отечестве своем. Но от активных предложений переехать в заокеанье и стать там богатейшим дельцом патриот Мичурин категорически отказался.
И благодаря скрещиванию самых лучших отечественных и зарубежных сортов почетному члену Академии наук СССР удалось получить ряд новых ценных сортов плодовых и ягодных культур различного срока созревания, которые расширяли территории их выращивания до более северных регионов страны и позволили сохранять урожай и зимой. Лучшие из них и сейчас любимы дачниками за неприхотливость и хороший вкус.

Александр Степанович Попов (1859–1905)

Скульптор Мария Литовченко известна оформлением станции метро «Завод Большевик» в Киеве, автор композиции «К 300-летию Российского флота» (бронзовая фигура Ники с корабликом в руке на гранитном постаменте), поэту Маяковскому в наземном вестибюле одноименной станции метро в Санкт-Петербурге, мемориального комплекса «Малая Хатынь».

Александр Попов – русский физик и электротехник, основатель радиотехнической школы. Наиболее известен, как один из изобретателей радио и радиотелефонной системы. Утверждение о приоритете Попова основывается на том, что ученый продемонстрировал созданный им прибор «для показывания быстрых колебаний в атмосферном электричестве» 25 апреля (7 мая) 1895 года, тогда как Маркони запатентовал свою аппаратуру в 1896-м. Дата изобретения радио увязывалась с середины 1920-х до середины 1960-х годов с легендой о первой демонстрации беспроводной телеграфии Поповым 12 марта 1896-го: «Поскольку при этой демонстрации была использована та же самая схема, которую в качестве «грозоотметчика» Попов демонстрировал ранее, датой изобретения радио считается 7 мая 1895 года».

Под самым куполом науки
По проволоке он гулял,
А после в свой приемник звуки
Через нее нам направлял.
Пусть знают все под небом синим,
От остолопов до столпов,
Героя матушки-России
С простой фамилией Попов!
                 (Иван Семизайцев)

Василий Васильевич Докучаев (1846–1903)

Скульптор Игорь Крестовский –советский монументалист, его работы – памятник Докучаеву в городе Пушкине и Пирогову в Санкт-Петербурге. После войны восстанавливал дворцово-парковый ансамбль Петродворца.

Василий Докучаев – русский геолог, профессор минералогии и кристаллографии, директор Ново-Александрийского института сельского хозяйства и лесоводства. Открыл закономерности происхождения и географического расположения почв. Известен как родитель школы научного почвоведения, где разрабатывал учение о почве как о самостоятельном природном теле, описывая основные закономерности генезиса и распространения почв (зональность). Благодаря участию во Всемирных выставках, на которых были представлены его коллекции и почвенные карты, его идеи начали активно распространяться в Европе и США.

Николай Гаврилович Чернышевский (1828–1889)

Скульптор Георгий Нерода – знаменитый автор памятников Пушкину в Таганроге, «Героям-морякам» в Североморске, монумента Победы в Великом Новгороде и скульптурной композиции алтайского театра драмы.

Николай Чернышевский – русский литературный критик, теоретик утопического социализма, революционер-демократ, философ-материалист, писатель-публицист. Являлся последователем русской революционно-демократической мысли и прогрессивной западноевропейской философии французских материалистов XVIII века и социал-утопистов (Фейербаха и Фурье). В опубликованных в 1858—1859 гг. статьях под общим названием «О новых условиях сельского быта» Чернышевский в подцензурной форме и благонамеренном тоне проводил идею немедленного освобождения крестьян с землей без всякого выкупа ради сохранения общинного владения ею, что постепенно должно было привести к общему ее пользованию. Также автора можно назвать одним из идеологов феминизма. Настаивал не только на женском равноправии, но и на предоставлении женщинам особых преимуществ, поскольку, по его словам, «палку, которую перегнули в одну сторону, чтобы выпрямить, надо перегнуть в другую». Знаменит как автор нашумевшего романа «Что делать?», написанного им во время заключения в Петропавловской крепости и вызвавшего огромный резонанс.

Не говори: «Забыл он осторожность!
Он будет сам судьбы своей виной!..»
Не хуже нас он видит невозможность
Служить добру, не жертвуя собой.

Но любит он возвышенней и шире,
В его душе нет помыслов мирских.
«Жить для себя возможно только в мире,
Но умереть возможно для других!»

                               (Николай Некрасов)

Николай Иванович Лобачевский (179–1856)

Скульптор Николай Дыдыкин происходил из династии палехских иконописцев, одним из которых начинал свою художественную судьбу. Знаком как ваятель памятников Андрею Поленову и Александру Пушкину в Санкт-Петербурге, Некрасову на исторической родине поэта в селе Грешнево Ярославской области, Дмитрию Фурманову в Фурманове, Исааку Левитану в Плесе, воинам-победителям в Великой Отечественной войне в Кохме, Мыту, Приволжске; обелиска «Вечная слава» на родине в Палехе.

Николай Лобачевский – моя особенная любовь, русский математик, один из создателей гиперболической геометрии, более известной миру как неевклидовой или геометрии Лобачевского (английский математик Уильям Клиффорд назвал его «геометрическим» Коперником), один из разработчиков метода для нахождения корней многочлена (метод Лобачевского – Греффе). Известный деятель университетского образования и просвещения, Лобачевский в течение 40 лет преподавал в Казанском университете, в том числе 19 лет руководил им.
Получил ряд ценных результатов и в других разделах математики: так, в алгебре он разработал независимо от Жерминаля Данделена метод приближенного решения уравнений, в математическом анализе получил ряд тонких теорем о тригонометрических рядах, уточнил понятие непрерывной функции, дал признак сходимости рядов.
Умер непризнанным, не дожив до торжества своих идей всего-то десять лет. Большую роль в принятии трудов Николай Иваныча сыграли исследования Феликса Клейна и Эудженио Бельтрами. Построенные ими модели доказали, что геометрия Лобачевского непротиворечива в той же мере, что и геометрия Евклида. 
Осознание того, что у евклидовой геометрии имеется полноценная альтернатива, произвело огромное впечатление на научный мир и придало импульс другим новаторским идеям в науке. В частности, геометрия Лобачевского оказала решающее влияние на появление римановой геометрии, «Эрлангерской программы» Феликса Клейна и общей теории аксиоматических систем.

 Отважный зодчий и ваятель
И враг Евклида — постоянства.
Бессмертный преобразователь
Многоструктурного пространства.
Пространство наше было куце,
Но он пришел к великой цели
И доказал: пересекутся
И параллели к параллелям, —
Пусть далеко, но непременно;
И вот из нового Начала
Гармония иных Вселенных
Уму нежданно зазвучала…

         (Александр Чижевский)

 

Познакомившись с национальными героями науки, мы подойдем наконец-то к самому величавому зданию и оценим его красивую красоту. Для этого нам нужно шагнуть через последнюю, весьма невеликую улицу.


Улица академика Самарского (Проектируемый проезд № 3541).

Улица получила современное название в память о советском математике, академике РАН Александре Самарском в июле 2015 года, до того времени она назвалась незамысловато – проектируемый проезд № 354. Самарский работал в МУ в должности профессора факультета вычислительной математики и кибернетики, у истоков основания которого он стоял и от которого отпочковал кафедру вычислительных методов факультета ВМК, заведующим которой был до своей кончины в 2008 году.


Академик Самарский.

К удивительным дверям по центру ведут ступени и боковых два пандуса, могущие свободно пропускать автомобиль. 


Вечный ампир.

Кроме того, как и многие постройки эпохи «классицизма» , главное здание имеет развитой скульптурный дизайн.

К числу монументальных проектов, отразивших ряд важнейших идеалов Советского государства, можно отнести бронзовую фигурную группу «Вечная молодость науки» высотой 2,6 м, которую Вера Мухина в соавторстве с Зинаидой Ивановой, Сергеем Казаковым и Александром Сергеевым создала в 1952 году для украшения северного портика главного фасада МГУ.  Она находится у бывшего парадного входа в корпус со стороны Университетской площади по разные стороны от лестничной площадки. Под ней расположена просмотренная нами «ученая» аллея, которую «Вечная молодость науки» завершает, олицетворяя «неустанное развитие научной мысли, стремление к знаниям и доступность образования для всех». 

Сидящие девушка и юноша с книгами в руках расположены в позах, симметричных друг другу.

Такую композицию создал в набросках архитектор самого здания Лев Руднев и прокомментировал, что его главной мыслью было «…показать вечность науки, незыблемость законов науки и олицетворение их от глубоких времен истории и в будущем».

Далее эта идея перешла на рабочий стол Мухиной – реализация проекта требовала постоянного взаимодействия ваятелей с зодчими, чтобы скульптура идеально соотносилась с пропорциями всей архитектуры и создавала с ней гармоничный строй.

В результате сверки макетов размер фигур уменьшили с 4 метров до 2,6. Фигуры должны были акцентировать углы цоколя и визуально утяжелять основание всего дворца. Этой цели как нельзя лучше соответствует положение сидя, как более монументальное и величавое.

Усиливает углы облицовка постаментов более темным гранитом, нежели парапет. Опасность чрезмерной массивности устраняется вертикальной динамикой стройно выпрямленных спин, что вторит общей устремленности здания наверх.

Изваяния «призывались» раскрыть функциональное назначение высотки как центра науки и развить связанную с этим мысль: внушительный размер книг, на которые опираются фигуры, подчеркивает важность содержащихся в них страниц, а взгляды исполинов обращены поверх листов – они не погружены в прочитывание, они размышляют над ним.

Скульптура юноши с учебником появилась в замечательной комедии Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». В начале новеллы «Наваждение» герой заглядывает к нему в «чтиво», разыскивая нужный конспект.

 

Немногие обращают внимание на то, что с двух сторон от па­радного входа установлены ростральные колонны   — как сестры, похожие на те, что красуются на стрелке Васильевского острова в Санкт-Петербурге.

В честь славных Отчизны побед на морях
Колонны Ростральные встали.
Их, словно в объятиях, держит Нева,
Им все рукоплещет седая волна –
Свидетель триумфа баталий.
                                   (Люда Павлова)

Появление здесь колонн – еще одна отсылка к архитектуре русского классицизма, так как Биржа и стрелка Васильевского острова были расстроены именно в его эпоху, в начале XIX века. 

Традиция установки ростральных колонн, декорированных носами кораблей, зародилась в Древнем Риме. Обычно они воздвигались в честь морских побед или же в качестве символа водного могущества страны. Эти колонны, напоминающие ростральные, были сделаны безо всяких кораблей, зато с выраженными советскими отличиями, с одной стороны, выражая аллюзию на корабль знаний; на памятник в честь бывших и предстоящих побед – с другой.

Симфония № 6 «Патетическая», 1 ч., фрагмент. Музыка Петра Чайковского. 

И, наконец, вот он, сам «храм-то божий до небес»!

Абсолютная симметрия – яркая видная особенность всего Главного здания МГУ. Весь комплекс состоит из 33-этажной взмывающей центральной башни, в стороны от которой «разлетаются» крылья – четыре 18-этажных сектора, к которым, в свою очередь, присоединяются 12-этажные корпуса. Самые высокие башни украшены часами, термометром и барометром. На шпиле высотой в 60 метров сияет пятиконечная звезда.

Архитектурный стиль ар-деко появился в 1920-е и провозгласил стремление в будущее, желание радости и легкости бытия. Однако сами «сталинские» зодчие отвергали сравнения с «американцами» и даже с советской архитектурой 1930-х. По воспоминаниям Дмитрия Чечулина они ориенти­ровались на русскую высотную постройку: храмы, колокольни и башни детинца. Аркадий Мордвинов, автор гостиницы «Украина», в одну из папок перерисовал обмеры церкви Вознесения Господня в Коломенском, «свечки» Ивана Великого и Спасских ворот Кремля. 
Итак, мы видим, что в композиции главного здания соединились черты сталинского ар-деко 1930-х и сталинского «небесного» романтизма послевоенных лет.

Теперь рассмотрим фасады. Они довольно лаконичны, так как украшены лишь упрощенными ордерными фрагментами: небольшими лопатками, фризом, выделенным красным цветом, довольно неброским карнизом. И это упрощение ордерных элементов опять же отсылает к эстетике ар-деко. Однако при общем лаконизме то тут, то там вырисовываются яркие детали. Посмотрим, о чем же они говорят.

Главный вход в высотку МГУ был сделан со стороны Москвы-реки. Сегодня им мало пользуются, но рассматривать здание благодатно именно с этой стороны. Вход имеет отчетливые ампирные мотивы.

Давайте пройдем сквозь огромный колонный портик и полюбуемся на приметную лепнину потолка; на уникальность дверей с чугунными медальонами – эмблемами науки; украшающие проемы фонари и встроенные в стены фонтаны с маскированными вентиляционными щелями. Выйдем насквозь и разберем весь этот уникальный дизайн.

Портик коронован аттиком с картушем со знаменами и портретом Ильича в венке, апеллирующим созерцателя к полученному вузом ордену Ленина в 1940 году.

Такой «наряд» опять поворачивает нас к архитектуре русского классицизма, проявляясь чертами так называемого уже послевоенного сталинского неоклассицизма, что видно и в других известных зданиях новейшей эпохи, например, во входной группе парка Горького или Центральном павильоне ВДНХ.


Картуши на ЦП ВДНХ и главном входе в ЦИПКИО им. М. Горького.

На портике входа установлены бронзовые трехметровые изящные «статуэтки» физкультурников-знаменосцев (скульптор Сергей Орлов с Анатолием Антроповым и Николаем Штаммом, теми, с кем через год они вместе создадут памятник Юрию Долгорукому на Тверской площади в Москве).

Диалог с наследием прошлого очевиден и здесь. Физкультурники есть материальное воплощение советского культа молодости, физической силы и телесной красоты.

С другой стороны их фигуры обеспечивают пластичный переход от горизонтальной линии портика к основной вертикали строения. Динамичная и при этом уравновешенная поза бронзового атлета зиждется на балансе движения и статики: одна нога служит опорной вертикалью, а вторая выдвинута широко вперед.

Ярко выраженный контрапост и тематика статуй отсылают нас к канону высокой классики Поликлета — Копьеносецу (450–440 гг. до н.э.). Античные реминисценции продолжают фигурные увенчанные звездами древки в руках, ведущие происхождение от древнеримских штандартов. Также предполагалась еще одна идейная функция статуй: в флагштоки, которые держат спортсмены, вставлялись настоящие красные знамена страны.

Скульптурный аттик над главным входом украшен барельефом «Народ-созидатель» работы художника Георгия Мотовилова.

Изначально было совершено несколько просчетов относительно размеров плиты и ее положения на северной стороне: при малом солнечном освещении фигуры на барельефе смотрелись плоскими издалека. В результате их углубили на семь сантиметров, чтобы улучшить светотеневой контраст.

Барельеф, созданный мастером для входной группы, состоит из двух частей: «Дружба народов» слева

и «Народ созидатель» справа.

На обоих изображены жители из разных республик, занятые трудом (умственным или физическим, на заводах и на полях). Среди шахтеров, колхозников, строителей по тематике выделяется несколько фигур-аллегорий науки или искусств. Физику олицетворяет женщина с прибором для измерений, за химию отвечает почтенного возраста старец с ретортой в руках; архитектура подана образом молодого мужчины с макетом высотного здания, рядом маршируют фигуры со знаменами, символизирующими производственные подвиги и пролетариат.
Образы на фризе разбиты на четкие группы с ясно видимыми интервалами, что привносит в композицию выразительность и ритм. Также подобное решение делает рельеф, хорошо читаемый на расстоянии. Тем не менее все персонажи связаны деталями фона и атрибутами, например, знаменными древками и реющими шарфами. Мерное шествие фигур вдоль барельефной кромки – прием изокефалии – намечает культурную параллель с античными ваяниями, в частности, изображением шествия по случаю Великих Панафиней с ионического фриза Парфенона. Горожане устраивали грандиозное празднество в честь покровительницы города богини Паллады, важным моментом которого была процессия, отражавшая мощь и величие Афин. На барельефе Мотовилова персонажи также погружены в полумифический контекст, только не сакральный, а идейный – у советского мастера герои призваны прославлять изобилие и торжество промышленности СССР. А появление их на фасаде высотного здания МГУ утверждает мысль о том, что ни то, ни другое невозможно без научных достижений. Сам скульптор прокомментировал общий замысел творения так: «…в результате строительства, изобилия происходит развитие науки и улучшение жизни».

На вершине первого ступенчатого объема дворца стоят восьмиметровые скульптуры из бетона. Более мелкие элементы, скажем, небольшие башенки на боковых «крылах», украшены попроще – вазонами из керамики, которые на поверку оказываются пшеничными вязанками. Так что декор у здания проработан с хорошим вкусом и пониманием, и так или иначе опять отсылает нас в классику.

В скульптурном оформлении высотки отзеркалилась политическая повестка дня. Поэтому изначальный замысел декорировать ризалиты изображениями студентов отмелись. В новом проекте угловые устои венчали четыре монумента: «Рабочий», «Колхозница», «Ученый» и «Воин». Такой план тоже поменял свой вектор, но уже по экономическим делам. Чтобы сократить затраты на «персоны», решили ограничиться созданием четырех статуй лишь по двум образцам: «Колхозница» и «Рабочий».


Эскиз модели «Колхозница». Она же в завершенном варианте.

Колхозницы воплощают идею богатства Страны Советов, уподобляясь античным богиням природы и плодородия земли: Персефоне и Деметре. Об этом говорит антикизация их одежд, напоминающих покрой хитонов и туник. Ретроспективные мотивы рифмуются с другим высотным декором: боковые крылья увенчаны периптером, отсылающим к типологии старинных пантеонов. Как и античные прототипы, статуи держат атрибуты, связанные с достатком, в данном случае аллегорические предметы советской мифологии из сельскохозяйственной отрасли страны.


Периптеры на боковых крыльях.

Тема высокой урожайности полей отчизны выражена во внушительном снопе пшеницы и дополняется рефреном колоса в виде прически-короны на женской голове. Снопы присутствуют и на втором ярусе ступенчатых башенок средних корпусов ГЗ. Так возникают визуальные резонансы на разной высоте, сохраняя пластическое и концептуальное единство его лица.

В правой руке у труженицы поля серп, что соотносится со снопом в ее левой руке и одновременно «экспедирует» к гербу СССР.

Есть и второй главный символический предмет единства гегемона и крестьянства — молот, он находится в руках у рабочего, гордая поза которого уподобляет его хозяину мира, у которого в одной руке ковало-скипетр, а в другой – гигантская шестеренка-держава. «Держава» появилась в результате поправки: когда скульптуры уже были установлены на местах, оказалось, что прижатая к телу рука прорисовывает мужской силуэт невыразительно и громоздко. Тогда фигуру сбили и сделали иной вариант с присутствием зубчатого колеса.

Вместе все четыре скульптуры прославляют советского человека как всемогущую сущность, утверждая эпохальные ценности страны.
Хотя с земли мы их видим и невысокими, в реальности они невероятного размера – около 9 метров, ростом с трехэтажные дома.

Отлично зарекомендовали себя на строительстве их детали, изготовленные из белого литого камня. Внешне он ничем не отличается от качественного известняка.
Литой камень получался путем сплавления шихты из доломита, мела и кварцевого песка. Технологию установки статуй, облицованных высококлассным «гибридом», описывал в своей книге уже известный нам генерал университетской стройки Александр Комаровский:«Изготовление крупных скульптур из железобетонных оболочек и металлического каркаса, облицованных литым белым камнем, представляет технический интерес из-за новизны как материала, так и методов изготовления. В главном корпусе МГУ на ризалитах (выше 100 м от земли) установлены четыре такие скульптуры: две статуи рабочего и две – колхозницы… В качестве облицовки применялись фасонные плитки из белого литого камня… Первоначально скульптуры были изготовлены в мастерских в натуральную величину из глины. С глиняных моделей были сняты обратные гипсовые формы с толщиной стенок 150 мм. После очистки от пыли и грязи внутренняя поверхность гипсовых форм выкладывалась плитками из литого камня. Подготовленная таким образом черновая гипсовая форма, оклеенная плитками из литого камня, являлась наружной опалубкой для железобетонного остова скульптуры. Собиралась эта опалубка по поясам, которые при установке скреплялись вязальной проволокой. Швы между поясами заклеивались теми же плитками из литого камня и с наружной стороны загипсовывались. По мере установки на место поясов черновой формы монтировался внутренний металлический каркас из круглого арматурного железа. После окончания бетонирования четвертого пояса черновые формы нижних трех поясов разбивались».

Изготовлялись такие детали в мастерских и служили как для монументальных сооружений, так и для «сайдинга» в качестве переходных фрагментов от гранитного цоколя к керамическому декору.
История Кучинского кирпичного завода началась в XIX веке на берегу реки Пехорки, где деревенские жители испокон веков занимались изготовлением кустарных кирпичей. В 1949 году в подмосковном Кучино началось строительство механизированного завода по производству облицовочных блоков. В 1950 году под крышей фасадного производства разместился завод, выпускавший керамические архитектурные детали, затем был освоен выпуск закладной керамики из светложгущихся глин.
Здание МГУ имени Ломоносова на Ленинских горах, комплекс спортивных сооружений в Лужниках, универмаг «Детский мир», даже варшавский упомянутый Дворец науки, облицован кучинской керамикой.

Всего при возведении университета ею было покрыто 280 тыс. кв. м, в том числе крупными панелями — 25,2 тысячи.


Керамическая облицовка арочного прохода между крыльями.

 Даже принимая во внимание некоторые ее недостатки, нужно отметить, что выбор фасадной керамики не был случайным – об этом говорят сооружения, на которых она, невзирая на жесткие погоды, сохранялась на протяжении веков. Облицовочная керамика не только хороша для художественных изысканий, но и упрощает эксплуатацию здания, облегчая промывку его водой и паром и не требуя скорых реставраций.

                                              

Работы по изготовлению механизмов гигантских часов башен Главного корпуса МГУ проводились в производственных мастерских Московского механического института. Монтаж механизмов в помещениях башен начался 14 мая 1952-го.

Часы эти и по сей час являются самыми большими в Европе. Их циферблаты имеют в диаметре 9 метров, длина минутной стрелки 4,13, часовой – 3,7, высота цифр – 0,7. Вес стрелок по 39 и 50 килограммов. Циферблаты сделаны из нержавеющей стали, а цифры отлиты из алюминия и закреплены на золотистом стекле. Указываемое этим ансамблем время можно различить на расстоянии до трех км. Сперва он работал на маятниковых механизмах, многопудовые гири которых спускались на тросах глубиной в шесть этажей. Однако эти механизмы продержались недолго: для обслуживания требовалось содержать слишком огромный штат. Ручные лебедки для подтягивания гирь заменили редукторами, а затем и вовсе отказались от них – в 1957 году все часы были переведены на работу от электродвигателя.

Часы располагаются на двух университетских башнях, еще две украшены термометром и барометром, имевшими дистанционное управление. Часовая электрическая станция с системой обратного контроля связала все 1500 университетских часов.

 


Часы.

Студенты рассказывают забавную историю о бдительном прохожем, указавшем внимание на то, что гигантские циферблаты на башнях показывают разный час. Прогневанный халатностью строительства товарищ написал в газету «Правда» возмущенное письмо, так что пришлось проводить с подслеповатым кляузником урок образования.


Барометр.

 

Гербы на здании МГУ с четырех сторон. На продольной оси серп и молот, на поперечной – герб СССР.

«К чему слова, когда на небе звезды» …  

О край небес — звезда омега,
Весь в искрах, Сириус цветной,
Над головой — немая Вега
Из царства сумрака и снега
Оледенела над землей.

Так ты, холодная богиня,
Над вечно пламенной душой
Царишь и властвуешь поныне,
Как та холодная святыня
Над вечно пламенной звездой!

                    (Александр Блок)

В хорошую погоду золотой шпиль, увенчанный звездой в венке из колосьев, видится за многие десятки километров. Композицию эту изготовили в мастерской Веры Мухиной. Над внутренним и внешним декором также трудились известные художники, мастера мозаики и ваяния — Павел Корин, Александр Дейнека, Сергей Коненков, Михаил Аникушин и Сергей Орлов.

Эмблема, кажущаяся с земли ажурной, является весьма крупным «предметом»: диаметр ее венка 9,5 метра, а диаметр звезды – 7,5. Зерно колоса, обрамляющего ее, достигает одного метра сорока сантиметров, длина двух колосьев равна двенадцати. Вес звезды также 12 тонн. Сделана она в каркасах, облицована фактически желтыми зеркалами – ее панели обшиты специальным оптическим золотым стеклом с амальгамой. Обратная сторона фрагмента покрыта серой краской, чтобы отражать от себя свет.

Несущий ее шпиль высотой почти 60 метров равен росту 16-этажного дома, сравнение с другими зданиями мы проводили накануне.  Вокруг шпиля существует маленький смотровой балкон. Его внешний диаметр 1, 5 м.

Звезда МГУ насчитывает три этажа – вполне возможно, что это самое большое «светило» в Москве. С 1953 года с него нападало много осколков, и если к нему приглядеться, то оно имеет прорехи – это отсутствие стекла, осыпающегося на балкон.

Зато звезда – центральный акцент: на самом небе что-то зацепляет глаз. Не идет дальше, а останавливается и замирает в этой точке. Она сияет на солнце, словно золоченые кресты церквей, должная блистать как храм науки и просвещения над растущей обновленной Москвой.

В заключение осмотра лицевого фасада надо сказать, что главное здание МГУ, как и все сталинские высотки, было закончено уже после смерти Вождя наций. Совсем скоро Хрущев начнет громить его архитектуру за излишние детали. Тем не менее она прошла проверку временем и сегодня по-прежнему формирует облик центра города и, в частности, юго-запада. Квартиры-сталинки стоят дорого и считаются престижными; высотки, метро, ВДНХ и Тверская улица стали ключевыми достопримечательностями Москвы, а неискушенные искусствоведческими познаниями экскурсанты любуются именно сталинской столицей, отмечая ее праздничный, нарядный, радующий глаз вид. «Сталинская архитектура, будь то ар-деко, неоклассика, эклектика или романтизм, преподала нам интересные уроки. Во-первых, архитектура не обязана быть новаторской, не обязана всегда идти вперед. Можно сделать ставку на крепкий консерватизм и не проиграть. А, во-вторых, большие инвестиции в архитектуру действительно окупаются сторицей».

– А теперь, уважаемые господа, подавайте вопросы, – Ваня солнечно подмигнул своим слушателям, снова «засеребрив» золотистым колокольчиком звонок.
– Вы обещали рассказать конец истории песни «Ленинские горы», – ансамблем выступил экскурсионный коллектив.
– Какие молодцы, все вы держите в уме, извольте, я готов. Я прямо зачитаю вам из книги текст, как помнит это сам Евгений Долматовский:

 «Прошло несколько лет. Я стал получать письма с просьбами переделать песню в связи с тем, что Ленинские горы уже не пустынны. Привожу одно из этих писем: «Рабочие 1-го треста Мосподземстроя просят вас изменить некоторые строки в вашей песне «Ленинские горы» или изменить всю песню, потому что сейчас уже закончена стройка, и флаги не вьются на стройках по ветру. Студенты уже учатся с 1 сентября 1953 года. И даже стыдно, когда поешь: «Сейчас пустынны Ленинские горы», а перед тобой стоит грандиозное здание — Московский государственный университет, и не верится глазам, что там была когда-то пустошь, а поэтому измените как-нибудь слова этой песни. Если можете, то пришлите прямо в письме новый текст песни. Ждем от вас ответа.
Я отвечал тогда, что песня много раз напечатана, есть пластинки и уже невозможно что-либо изменить. Но письма продолжали идти. Одно из них мне переслали из Совета Министров СССР. 70-летняя женщина из Саратова обращалась не больше не меньше как в Совет Министров с заявлением: почему по радио сперва говорят, что университет построен, а потом поют, что «пустынны Ленинские горы». Эта женщина предлагала изменить песню и в дальнейшем петь:
— …Уж не пустынны Ленинские горы…
К письму почему-то были приложены три фотокарточки старушки и внизу приписано: «За неграмотную бабушку писал внук».
Ну уж если неграмотная бабушка правит мои стихи, то, видно, придется и мне этим заняться. Я сочинил новый текст третьей строфы…
Но гораздо труднее, чем исправить песню, было «догнать ее». Прежний текст пели уже по всей стране и на многих языках. Я ввел в большие расходы Радиокомитет, трест граммофонных пластинок. Мне пришлось разослать поправку по сотням адресов.Исправленный текст песни «Ленинские горы» все же привился, и первоначальные строки забылись.
А у моей песни есть теперь соавторы – рабочие первого треста «Мосподземстроя» и старушка из Саратова».

«Ленинские горы». Музыка Юрия Милютина, текст Евгения Долматовского, поет Георгий Виноградов.

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также:Без рубрики