Небесная терция

Для более глубокого погружения в атмосферу экспозиции этот зал оснащен музыкальным аудиофайлом.
«Как Соловей о Розе». Музыка Тихона Хренникова, текст Павла Антокольского, поет Михаил Александрович.

В безмолвии садов, весной, во мгле ночей,
Поет над розою восточный соловей.
Но роза милая не чувствует, не внемлет,
И под влюбленный гимн колеблется и дремлет.
Не так ли ты поешь для хладной красоты?
Опомнись, о, поэт, к чему стремишься ты?
Она не слушает, не чувствует поэта;
Глядишь — она цветет; взываешь — нет ответа.
                                                         Александр Пушкин

«Будить душу от мелочей будничного величавыми образами» – так определил Врубель миссию художника. Период с 1890 по 1902 г. – для него лучшее, щедрое на творческие замыслы и их воплощение время. В 1894 году были созданы монументально-декоративные панно «Розы и орхидеи», «Хризантемы», «Желтые розы». Этот величавый триптих заказала молодому художнику Елизавета Дункер – владелица богатого московского особняка на Поварской улице.

Эти панно когда-то украшали потолок над парадной лестницей. Круглые плафоны располагались по обеим сторонам центрального, имеющего сложную форму. Подобные композиционные решения с иллюзией прорыва пространства характерны для позднего Возрождения.

Вид в зеркало.

Плафоны отличает возвышенный строй образов, унаследованный Врубелем от академической школы. Мастер всегда восхищался совершенством природы и особенно цветами, в которых видел живые драгоценности. Цветы — символ вечной, нетленной красоты природы — у Врубеля получают поэтическое воплощение.
В центре потолка располагался имеющий сложную форму плафон «Хризантемы», а по обеим сторонам от него — круглые плафоны с розами. Подобные композиционные решения с иллюзией прорыва пространства характерны для позднего Возрождения.

Пышный букет белых хризантем на центральном плафоне вознесен вверх, к таинственным сумрачным небесам. Торжественной ночной мелодии вторят пронзающие небо темно-красные гладиолусы. Расцветшие бутоны роз дополняют эту великолепную картину царства цветов. Тема величия цветущей природы развивается и в круглых плафонах торжественностью звучания и построением – компоновкой цветов и абриса облаков, как бы замыкающих композицию триптиха.


«Хризантемы», 1894 г. Холст, масло. Омский областной музей изобразительных искусств имени М. А. Врубеля.

Компоновка цветов с далекими облаками, замыкающая композицию триптиха, усиливает тему величия природы и торжественность звучания. Девять роз — темно-бордовые, желтые и розовые — венчаются в правом медальоне цветком бегонии с широкими темно-зелеными листьями.


«Желтые розы», 1894 г. Холст, масло. Омский областной музей изобразительных искусств имени М. А. Врубеля.

В левом плафоне над букетом роз воспаряют лилии. Их экспрессивно-выразительная форма, хрустальная прозрачность и утонченность лепестков знакома нам и по другим врубелевским произведениям.


«Розы и орхидеи», 1894 г. Холст, масло. Омский областной музей изобразительных искусств имени М. А. Врубеля.

Художник обращается к любимой им теме ночи. В наступающих сумерках преображается, становится таинственным сад. Вазы, наполненные цветами, и брошенная на перила темно-зеленая драпировка (возможно, плащ) вызывают в воображении сцену встречи Ромео и Джульетты в саду Капулетти.

Плафоны отличает характерная для мастера живописная техника. Широкий красочный мазок, выявляющий структуру и формирующий объем цветов и листьев, создает подобие драгоценного, пронизанного светом кристалла.

Накануне революции плафоны оказались в собрании банкиров Рябушинских.

Когда художественные ценности состоятельных россиян национализировались, плафоны «Цветы» поступили в собственность Государственного музейного фонда.

В 1927 году их передали в Омский музей на родину художника.

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также: