протрубили трубачи тревогу

Когда я был солдатом и служил в пехоте, то никогда не слышал, чтобы офицер говорил мне или еще кому-то: «Демократы или республиканцы, вперед!». Но такое случалось во время Великой Отечественной войны — политкомиссары Красной Армии призывали: «Коммунисты и комсомольцы — вперед!». И они в первых рядах шли в атаку.
                                                                                           Майк Давидоу, Нью-Йорк, декабрь 1991 г.

 

«ЧТОБЫ ВСЕ ПОМНИТЬ, ЧТОБЫ НИЧЕГО НЕ ЗАБЫТЬ»

22 июня 1941 года в 3.06 утра московского времени начальник Генерального штаба РККА генерал армии Георгий К. Жуков получил сигнал о боевых столкновениях на границе СССР – началась Великая Отечественная история советского народа против немецко-фашистских оккупантов. Этой вероломной войне суждено было стать самой трагичной, возвышенной и неохватной по территориальному, человеческому и историческому пределу в истории земли. И, казалось бы, нет необходимости доказывать ее высокий гуманистический смысл для всех жителей пространства, вставшего на защиту своей обители и ее граждан тех четырех чудовищных лет.

Но история нового времени порой подвергает сомнению даже сам факт правильности этой борьбы. Журналист, сделавший себе имя на публикации сливов российских спецслужб на полосах «МК», Александр Минкин уверяет общество: «Может, это лучше бы фашистская Германия в 1945 году победила СССР, а еще бы лучше, в 1941 году. Не потеряли бы мы свои то ли 22, то ли 30 миллионов людей. Мы освободили Германию. Может, это лучше бы освободили нас? Прежде подобные пораженческие рассуждения (если и возникали) сразу прерывал душевный протест: нет! уж лучше Сталин, чем тысячелетнее рабство у Гитлера! Это — миф. Это ложный выбор, подсунутый пропагандой. Гитлер не мог бы прожить 1000 лет».

Евгений Ихлов (был одним из лидеров ельцинской «Демократической России», но, когда либеральные сотоварищи забраковывали к публикации его излишне «откровенные» статьи, он с «кристальной» совестью передавал их в антиельцинскую прессу) самоутверждается: «Генерал Власов был прав. Лучшая учесть для нашей страны – это разделиться на этнические государства, высшим достижением которых будет интеграция в Западную Европу на правах трудновоспитываемых младших братьев».

Вот пиар-аллилуйя бывшего профессора МГИМО, ныне эмигрировавшего читать антироссийские лекции в Прагу Андрея Зубова, известного своим афоризмом «Гитлер – ангел русской истории» (сравнивал присоединение Крыма к России с аншлюсом Австрии, при этом деликатно умалчивал об аншлюсе ГДР, так как в отличие от «русских – это было объединение высокоцивилизованного народа»): «СССР начал и закончил Вторую мировую войну как агрессор и оккупант».


Жертвы «ангела» русской истории.

В чем суть такой информационно-психологической атаки? У каждого самодостаточного государства есть три основные силы независимости: ратная, экономическая и идеологическая. Для каждой противник подбирает свои отмычки: военные манипуляции, экономические блокады, исторические диверсии – если ставится задача подорвать мировоззренческую мощь нации, то удар наносится по ее историческому сознанию.
Один из беспроигрышных способов – девальвирование ее великих побед, в том числе такой важной, как Победа мая 1945 года – значимый воспитательный аспект для новых поколений. Потому сейчас особенно уместен рассказ о подвиге их сверстников, о том, как они прошли эти серьезнейшие испытания, что позволило им выстоять, бороться и победить.
К сожалению, до недавнего времени в современной историографии страны сложился неофициальный запрет не только на изучение, но и на рассказ о роли авангарда 1940-х годов – отряда ленинских комсомольцев — тех молодых верноподданных страны, которые избрали в жизни привилегию – первыми подниматься в атаку и идти в бой к Победе в ВОВ.
Если их имена и звучат, то нередко стыдливо, и определенно охотно замалчиваются и партия принадлежности, и политические взгляды героев. В 2017 году организации «Молодая гвардия» исполнилось 80 лет. Отмечая юбилей, нынешние активисты ЛКСМ РФ на Всероссийском образовательном форуме развернули банер, напоминающий о легендарной годовщине. По требованию «МГ» «Единой России» (МГЕР) растяжку срезали, а когда возмущенные ребята обратились к лидеру фракции Сергею Неверову, услышали от него дежурно-заготовленное: «Не надо политизировать!», а глава МГЕР Денис Давыдов заявил, что «Молодая гвардия» была вовсе и «не комсомольской, а антифашистской организацией». То есть те членские билеты, пропитанные той кровью, обнулились в угоду современным политическим дрязгам, хотя указать правду о том, что Олег Кошевой, Виктор Третьякевич, Иван Земнухов и другие молодогвардейцы гордились принадлежностью к ВЛКСМ – это всего лишь простая правда, как правда то, что Александр Суворов был ревностным сторонником монархии.

В процессе попыток поговорить с детьми о подвигах комсомольцев, проводился социологический опрос: «Кто в вашем классе сумел бы совершить подобное?». Ответ был сокрушительным: «Никто». Конечно, сама ситуация меняет сознание, но о беспримерном массовом героизме речи не идет.
Из тех, кто встретил войну 18–20-летним, из того комсомольского поколения, до победного мая дожил лишь каждый пятый, четверо из пяти ушли. Но именно оно вынесло на себе всю тяжесть войны. Его «резиденты» рвались добровольцами на фронт, в дивизии народного ополчения. Они были теми самыми лейтенантами, командирами взводов, на которых лежала железная миссия того, чтобы поднимать людей в атаку, именно они учились на «лучших солдат XX века» (Франклин Рузвельт).
Можно приводить массу примеров. Есть те, которые звучат канонически, есть те, которые историки-энтузиасты открывают до сих пор.

В июле 1941 года Николай Сиротинин оказался с противотанковой пушкой в одиночку на защите переправы и закрыл ее на два часа тридцать минут. Он был храбрым человеком, профессиональным военным, умелым артиллеристом, вот почему там, на Могилевщине, остались чадить 11 фашистских танков, семь вражеских бронетранспортеров и больше полусотни германских солдат. При публикации этой информации тут же набежали страждущие обесценить данные российских СМИ. Но вот ответ на задачу с материалами X – подвиг артиллериста Сиротинина стал известен в большей мере не через надиктовывания местными жителями бесценных воспоминаний советским военкорам, а через журнал боевых действий той самой гитлеровской танковой из четвертой группы Гудериана. Своим мужеством и умением русский боец с Орловщины произвел такое впечатление на командира мехколонны, что немецкий полковник сам оставил развернутую запись о том, как один советский парень, комсомолец Коля Сиротинин, держал их два с половиной часа: «Он не рассчитывал на то, что кто-то когда-то узнает о его подвиге, он считал, что он поступает правильно, делая свое дело».

К чему этот пример? Он доходчиво иллюстрирует поколение военной молодежи – это поколение воспитывалось для того, чтобы уметь строить, но многим строить не случилось – пришлось воевать, и воевали они достойно.

Об этих героях фронта и тыла эта исповедь, «чтобы все помнить, чтобы ничего не забыть». Такими словами из спектакля Александра Галича об иллюзорности жизни и смерти во время войны мы начали этот непростой рассказ.

Фрагмент из спектакля Александра Галича «За час до рассвета».

«…Они познакомились на дороге, в колонне пленных, среди женщин, стариков и детей, которых на рассвете должны расстрелять — молодой солдатик, загорелый паренек и тоненькая кареглазая девушка. Волею мечты они перенеслись в другой мир, где нет войны и лагеря смерти, где есть все, что делает жизнь человека прекрасной. Они сочинили свое будущее, которому никогда не суждено сбыться…».

Эта фабула легла в историю судеб трех комсомольцев – героев пьесы или «драматической поэмы в трех действиях», как было указано на ее титульном листе. Она была написана Галичем как подарок Победе в 1946 году, под названием «Начало пути» благополучно получила визу Главреперткома и даже с восторгом «принялась» к постановке Александром Таировым в Московский камерный театр. 30 ноября состоялось ее обсуждение. Все выступавшие высоко отзывались о художественных достоинствах скорой постановки, а вслух была произнесена такая фраза: «Пьеса трудна и режиссерски, и актерски, но и в этом ее огромное обаяние».Однако не все оказалось так просто, учитывая то, что к тому времени уже были запрещены три сказки автора. Сам Галич определял сценарий как попытку романтической трагедии на военную тему: «Пьеса была написана в стихах и в прозе… Единственное замечание было — нельзя ли сделать в конце так, чтоб было не очень понятно, погибают герои или не погибают. Чтоб люди думали: может быть, они остались живы. Это очень типичное замечание тех лет, потому что считалось, что для советского человека смерть — это нечто совершенно нехарактерное». Так была переделана концовка, а заодно и название («Походный марш»). Однако цензоры этим не ограничились. В протоколе старший политредактор Родина, в целом оценившая текст хорошо, написала: «Разрешить к работе КТ с последующим представлением окончательного варианта сценического текста и с купюрами на стр. 98, 99». Что же там «числилось» криминальное на этих «неудобных» листках? Это — диалог между студентом инженерно-строительного института Глебом Украинцевым и врачом Ильей Левитиным, содержащий ряд мыслей, не вписывавшихся в идеологию времени:
ИЛЬЯ (медленно снял очки, подышал на стекла, покашлял). Ты, очевидно, забыл другое, Глеб? А я помню! Я, как сейчас помню — первый год войны, Киев, бомбу, угодившую в здание школы. И чижиков-приготовишек! Я помню, как они лежали и пальцы у них были вымазаны чернилами. И, знаешь, порой мне приходит в голову, что если когда-нибудь такое повторится — то в этом будет лично моя вина.
ГЛЕБ. Как так?
ИЛЬЯ. Лично моя вина! Значит, плох я был, профессор Левитин! Слишком легкие пути выбирал, сделал мало — если новая нелюдь не побоялась полезть на меня с оружием, глупо, да? Чего меня-то бояться? Штатский человек и притом в очках? Но пусть каждый из нас так думает! Это лучше и честнее, чем сидеть за чаем и твердить с постными лицами о веке атомной бомбы. А, по-моему, уж коли на то пошло, то в век атомной бомбы надо быть человеком прежде всего.

Вот такой фрагмент. В последующих публикациях от него останется один огрызок: «Я очень хорошо помню первый год войны — Киев, бомбу, угодившую в здание школы, и чижиков-приготовишек. Я помню, как они лежали, и пальцы у них были вымазаны чернилами! И когда теперь я просматриваю газеты, слушаю радио и вижу, что новым нелюдям не терпится повторить то же самое, — я понимаю, что я обязан быть готов! И я хочу, чтобы они там знали, что я — доктор Илья Ильич Левитин — готов стать в строй и что я не дам им в обиду наших чижиков! Тебе смешно это, да? Казалось бы, чего уж им меня-то бояться?! Штатский человек, и притом в очках? Но я хотел бы, чтобы каждый из нас думал именно так!».
А самое главное бдительные цензоры вырезали — те два важнейших мотива — мотив личной вины и довольно необычная для советского периода мысль о том, что «в век атомной бомбы надо быть человеком прежде всего».
Но цензура на то и цензура, чтобы не допускать на сцену идеологическое «безобразие», поэтому Галичу пришлось убрать из пьесы вышеозначенный фрагмент. После чего Таиров взялся за постановку. Но по причине «ненадежного» и «подозрительного» содержания по доносу конкурента, следившего за репертуаром театра сотрудника КГБ (МГБ), она была настойчиво отклонена. Это стало началом пути «инфлирования» тех самых ценностей, о которых идет речь. «За час до рассвета» до дебюта не дошагала (хотя все же в 1947 году пьесу на подмостках ЛНТ сумел ненадолго «пристроить» Рафаил Суслович), но удивительным случаем выжила песня. Точнее сказать, в 1947 году, когда актеры принялись готовить текст, Галич написал маршевые стихи и приставил к названию префикс: «Походный марш», а Василий Соловьев-Седой украсил их музыкой. И хотя спектакль не состоялся, песня из него очень скоро зазвучала по радио в исполнении джаз-оркестра под управлением Николая Минха (солисты Николай Гришанов и Иван Шашков) и оркестра под управлением Виктора Кнушевицкого (солист Иван Шмелев). Хит «До свиданья, мама, не горюй», он же «Комсомольская прощальная», «Комсомольская походная» или просто «Комсомольская песня» тут же побил все рекорды популярности:

Протрубили трубачи тревогу.
Всем по форме к бою снаряжен,
Собирался в дальнюю дорогу
Комсомольский сводный батальон…
                                  Александр Галич

С НЕЙ И ПРОМАРШИРУЕМ ДОРОГАМИ ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА ПО ФРОНТАМ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

«Комсомольская прощальная». Музыка Василия Соловьева-Седого, текст Александра Галича, поет Иван Шмелев.

День 22 июня стоял выходным – маленьким воскресным праздником. И вдруг – война. На ее начало в рядах ВЛКСМ состояло более 10 млн человек. «В здание ЦК на Маросейке без вызова один за другим прибывали работники. Начались звонки с пограничными районами и выяснение обстановки. Уже вскоре из Московского горкома, а потом из ряда других комитетов сообщили, что началась запись добровольцев. Собрали бюро и приняли предложение: немедленно призвать комсомол, молодежь на борьбу с врагом. Постановление по телефону и телеграфу передавали во все крайкомы, обкомы, ЦК союзных республик, а 23 июня оно было опубликовано («О мероприятиях по военной работе в комсомоле»). Обсудились и другие вопросы, связанные с перестройкой на военный лад. Соединились с Александром Щербаковым и высказали просьбу об отправке на фронт бюро ЦК. «Романтика – «все ушли на фронт», – выслушав, сердито бросил он. – А кто же в Цекамоле работать будет?».

В десять вечера по радио передали первую официальную сводку. Сообщалось, что германские войска в течение всего дня вели бои с советскими пограничными частями, имея успех на отдельных направлениях. Война уже шагала по стране…

Через несколько дней стало понятно, что враг жестоко теснит Красную Армию, все глубже вторгаясь на советскую территорию. Пришло понимание того, что трагедия не закончится скоро. Началась новая эра в истории Отечества. Нужно было определить свое место в жизни, и большая часть молодежи делала это: «Новое поколение комсомольцев принимало боевую эстафету отцов. И уже не романтика, а суровая действительность заставляла писать вновь на райкомовских дверях: «Райком закрыт, все ушли на фронт!»…

«В те годы секретарями работали Григорий Громов, Филипп Наседкин, Николай Романов, Александр Харламов, Вячеслав Кочемасов, Александр Шелепин. По прошествии лет особенно видно, как умело был подобран основной костяк этих работников: ни одного случая отказа от поездки куда угодно – в тыл врага или на фронт; труд с утра до глубокой ночи, краткий сон нередко здесь же, в рабочей комнате, – такова моментальная фотография жизни коллектива ЦК ВЛКСМ в годы войны…».

Благодаря его усердиям только в 1941 году на фронтах оказалось 10660 сотрудников комитетов ЦК ВЛКСМ, ЛКСМ союзных республик, секретарей обкомов, горкомов, ячеек. Всего с 1941 по 1945 гг. на передовой сражалось более 30% молодежных вожаков, 66 тыс. секретарей первичных организаций. Многие из них воевали комсоргами частей и подразделений, иллюстрируя однополчанам примеры большого мужества и отваги. Большинство из них награждены орденами и медалями, 80 удостоены звания Героя Советского Союза. Лидерам ячеек Николаю Зверинцеву, Василию Данилову, Алексею Макееву, Алексею Макридину в 18–19 лет была вручена «Золотая Звезда». Ивану Кузнецову, Николаю Власову, Николаю Исаеву, Карабаю Калтаеву к моменту награждения третьим орденом Славы исполнилось всего по 17–18 лет.

«Мужайся, солдат!». Фильм посвящен истории жизни и подвигов самого юного полного кавалера ордена Славы шестнадцатилетнего Вани Кузнецова.

С началом Великой Отечественной вдохновленные ими сотни тысяч юношей и девушек, не дожидаясь повесток, записывались в КА и народное ополчение.

За период войны в рядах Советских Вооруженных Сил с ненавистным супостатом сражалось 11 млн комсомольцев. Члены ВЛКСМ составляли от 20 до 25% личного состава КА и ВМФ. На начало боевых действий более 22% офицерских кадров Красной Армии были участниками ленинских рядов. Только комсомольские комитеты Москвы и области направили в 1941-м на фронт свыше 300 тыс. своих сынов.

В сентябре ВЛКСМ участвовал в формировании системы всеобщего военного обучения (Всевобуча), благодаря которой за годы испытаний было подготовлено по различным военным специальностям около 1,7 млн призывников. Еще с июня был упрощен порядок приема молодежи в члены ленинских «коммунаров». К концу 1941-го в действующей армии их числилось уже более 1 млн 750 тыс. человек. Множество юношей и девушек вступали в гордые ряды прямо в окопах. Снайпер Феодосий Смолячков в заявлении о приеме в члены ВЛКСМ писал: «С комсомольским билетом на груди буду еще сильнее бить фашистов. Все силы и жизнь готов отдать за Родину». И это абсолютно искренние слова.

Неоднократно организация проводила собственные наборы в снайперские и летные школы. В прифронтовой полосе из членов ВЛКСМ формировались подразделения самообороны, отряды помощи милиции, противопожарные команды, санитарные дружины. Тысячи молодых людей в составе рабочих батальонов участвовали в строительстве защитных рубежей. Только на строительстве укрепления столицы трудилось почти 100 тыс. комсомольцев Москвы.

Повсюду активно шли так называемые «комсомольские мобилизации» — призыв в армию и народное хозяйство добровольцев из числа союза, а также несоюзной молодежи. По ним на формирование воздушно-десантных частей было отправлено 144 тыс. человек, лыжных батальонов — 60 тыс., гвардейских минометных частей — 41 тыс., для разведывательно-диверсионной работы в тылу — более 24 тыс. человек.
На оккупированной территории врагом в партизанских отрядах и подпольных группах сопротивления до 45% участников являлись комсомольцами, а некоторые организации («Молодая гвардия» в Краснодоне, Людиновская группа в Калужской области, «Партизанская искра» в Николаевской) целиком формировались из членов ВЛКСМ.

Сотни тысяч комсомольцев заменили ушедших на фронты призывников на промышленных предприятиях – в металлургической, угольной, машиностроительной, оборонной промышленности молодежь составляла от 30 до 55% от числа работающих. В сельских районах более 70% механизаторов числились возрастом младше 25 лет.
В учреждениях и колхозах организовывались комсомольско-молодежные воскресники, средства от которых поступали на строительство военной техники. Такой же героизм проявляли и люди, дававшие фронту оружие, боеприпасы, продовольствие. Множество из них рвалось на фронт, не смотря на бронь, ввиду кадровой ценности надежно защищавшую от мобилизации. Победа ковалась каждым человеком у каждого станка и плуга.

В каждой роте, батальоне, полку и на корабле организовывались комсомольские ячейки. В самом начале печальных событий в армии первичных ленинских организаций насчитывалось свыше 20 тыс., к 1944 году их количество возросло до 60. Все они выполняли действенную организующую функцию, вели работу по ратной и идейной мотивации молодежи, по мобилизации ее на выполнение приказов командиров и военачальников. Ярким проявлением гражданственности молодого поколения в тяжелые годы ВОВ стал массовый безусловный героизм. Более 60% обладателей «Золотой Звезды» – воспитанники ВЛКСМ в возрасте до 30 лет. Почти половина всех награжденных орденами и медалями СССР – комсомольцы и юные воины. История впервые узнала такой объемный подвиг, мужество и отвагу, узнала благодаря молодежи всей огромной многонациональной страны.

Пронзительным примером стойкости стало великое самопожертвование «апологетов» Брестской крепости во главе с командирами Петром Гавриловым, Иваном Зубачевым, Андреем Кижеватовым, Ефимом Фоминым.
Среди ее защитников стояли сотни комсомольцев. Уже в первый час нападения на застигнутую врасплох цитадель было сброшено почти 600 т бомб. Но ее отважный гарнизон мужественно оборонялся. Воины уничтожали вражеский десант; отрезанные друг от друга развалинами, из подвалов, казарм, казематов и дотов вели они яростный огонь по танкам и пехоте противника. До середины июля защитники крепости, даже оказавшись в тылу врага, отбивали бешеные атаки гитлеровцев, стараясь сковать его силы. У них закончилось продовольствие, иссякла вода, но и это не сломило их упрямой воли. «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!»

Эта надпись, оставленная на изуродованной пулями и снарядами стене, рассказывает о величайшей верности ее солдат. По некоторым сведениям, ее нам завещал курсант полковой школы (42-й стрелковый полк 44-й стрелковой дивизии) комсомолец Тимерян Зинатов. В первые дни обороны юный паренек был ранен, попал в плен, бежал из немецкого концлагеря. Закончил войну рядовым солдатом в действующей армии. За оборону БК был награжден орденом Отечественной войны II ст. После 1945-го исколесил всю страну, работал на стройках дальнего Севера, укладывал БАМ, по выходе на пенсию остался в Сибири. И каждый год приезжал за пять тысяч километров в город своего подвига на мемориал. Общался с работниками музея, дарил им шоколад. Все его знали, ценили, любили. На вопрос, почему он так часто бывал в этих краях, как и друзья-однополчане, с которыми встречался, отвечал, что только здесь чувствует себя защищенным. Здесь никто не сомневался, что они – невыдуманные герои. Здесь никто не бросал в лицо: «Если бы вы не победили, мы бы пили баварское пиво и ели хамон», не думая при этом о том, что Гитлер утверждал: «славянских детей надо учить считать только до ста»

В последний раз Зинатов приехал в Брест в сентябре 1992-го, все было привычно: встретился с фронтовыми приятелями, побродил по знакомым лабиринтам, отметил, что движение посетителей стало заметно снижаться – наступили времена анафемы советских образов и идей…

(Тогда в июне местные власти впервые за много лет не провели в бастионных стенах траурную церемонию памяти начала Великой Отечественной. Возмущенный ветеран Тимофей Петрович Домбровский, защитник цитадели, позвонил председателю горсовета Ивану Венцелю (который сегодня, после смены политики «партии», позерно умиляется, как он, будучи пареньком, с щемящим сердцем разглядывал руины той самой крепости, еще не «тронутой реставраторской рукой»).
– А мы этот праздник не отмечаем, – ответил тот.
– Да не праздник это, а начало всенародной трагедии!
– Не вмешивайтесь не в свое дело.)
В пятницу старый вояка Зинатов попрощался с друзьями, сообщил, что едет домой. Никто не мог тогда знать, что на этот раз он вернулся в родную обитель, чтобы остаться с ней навсегда. Когда после выходных сотрудники пришли на работу в музей, раздался звонок из прокуратуры: защитник крепости-героя Брест, выживший в кровавом котле 41-го года, бросился под поезд, оставив завещание предать его земле здесь…
«Если бы тогда, в войну, умер от ран, я бы знал: погиб за Родину. А вот теперь – от собачьей жизни. Пусть так и напишут на могиле. Не считайте меня сумасшедшим, я хочу умереть стоя, чем на коленях просить нищенскую пособию для продолжения своей старости и дотянуть до гроба с протянутой рукой! Так что, уважаемые, не судите крепко меня и войдите в мое положение. Средства оставляю, если не обворуют, надеюсь, на закопание хватит, для закопания гроба не надо. Я в чем есть, той одежды хватит, только не забудьте в карман удостоверение горисполкома положить для потомков наших. Мы были героями, а умираем в нищете! Будьте здоровы, не горюйте за одного татарина, который протестует один за всех: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина!».
На его поминках однополчане произносили речь: «Рассказываешь молодым… а им это уже как сказка… Задают вопросы: «Зачем бойцы погибали, спасая полковое знамя? Можно было сшить новое». Воевали, убивали – а за кого? За Сталина? Да за тебя, дурак!».

Первыми солдатами, удостоенными звания Героя Советского Союза (указ от 8 июля 1941 года) в Великой Отечественной войне, стали летчики-истребители храбрые таранщики вражеских самолетов, воспитанники комсомола Степан Здоровцев, Михаил Жуков, Петр Харитонов.

«Они, не щадя жизни своей, защищают Родину, нашу честь, нашу славу, нашу свободу. Им, нашим славным пилотам, – горячая любовь и благодарность советского народа… Чудесные смельчаки, верные сыны народа, простые советские люди, которым страна дала краснозвездные крылья… Смело же врывайтесь в небо… Рвите в клочья врага! Сметите с неба когтистую тень фашистской свастики! Глушите и уничтожайте фашизм бомбами на земле, крошите и бейте в воздухе!».

Таран — имя древнего бога грома-молнии, войны и побед у кельтских племен, бородатого гиганта с символами вечного движения в руках — колесом и спиралями.

Некоторые «молнии»-асы по два-три раза таранили воздушного противника, а истребитель Герой Советского Союза Борис Ковзан, единственный в мире, оставшийся в живых, осуществил четыре результативные атаки. Смертельный таран совершила и женщина-летчица комсомолка Катя Зеленко. Более 40 раз вылетала она на боевые задания, 11 раз вела воздушный бой и выходила победительницей. В своем последнем, двенадцатом, Катюша смело вступила в схватку с семью «мессершмиттами». Одного сбила пулеметным огнем, второго – тараном.

«В 1943 году, когда Сумская область была освобождена от фашистов, в областной военкомат пришла учительница Анастасия Пантелеймоновна Марченко и принесла комсомольский билет с пятнами крови. Вот что рассказала она:
— Это билет летчицы, таранившей фашистский самолет. Мы, жители села Анастасьевка, в тот день, 12 сентября 1941 года, спешили убрать урожай в поле и спрятать. Ждали, что вот-вот появятся немцы. Над нами разыгрался бой: 7 фашистских самолетов окружили один советский. Он отстреливался, и один вражеский самолет загорелся и понесся к земле. Потом советский самолет ринулся на фашистский с налету, и оба рухнули наземь. Фашистский – на лес, а наш – на край поля, в казацкую могилу – так у нас скифские курганы зовут.
Старый Мусий Хоменко, бывалый солдат, и Анастасия Марченко первыми подбежали к самолету. Среди его обломков лежал пилот в обгоревшем комбинезоне. Достали из нагрудного кармана документы.
– Це дивчина! «Та яка молодэнька!» — печально сказал старый Мусий и склонил голову.
Анастасия Пантелеймоновна посмотрела документы – удостоверение личности, орденскую книжку, комсомольский билет.
– Комсомольский билет № 7463250… Екатерина Ивановна Зеленко… Год рождения 1916-й…
– Надо схоронить дивчину, а то скоро немцы могут нагрянуть, –  спохватился старый Хоменко.
Похоронили Катю на опушке, неподалеку от того места, где упал ее самолет (после войны ее останки были перевезены в город Курск). А вечером Анастасьевку заняли немцы…», – Людмила Жукова, отрывок из книги «Выбираю таран».
Сегодня некоторые исследователи отрицают этот подвиг в ее исполнении за недостаточностью описательных данных вылета. Возникает к ним вопрос: если в реальности был человек, совершивший отважный поступок ценой своей жизни, так ли важно, спустя 81 год, выяснять, каким именно образом этот поступок был совершен, чтобы после так настойчиво его отрицать?
Тем более по словам Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Анатолия Ивановича Пушкина: «А ведь это был летчик высокого класса. Она родилась для авиации, как птица для полета!»

Всего за годы войны 459 асов, более половины из которых – воспитанники ВЛКСМ, осуществили тараны, в основном направляя свои горящие машины на скопления войск противника на земле. Первым полыхающего «орла» обрушил на неприятеля в разгар боя у города Стрый, что на Западной Украине, 27-летний старший лейтенант Петр Чиркин. Символично, что свой подвиг он совершил в первый день великого противостояния – 22 июня 1941 года. Его истребитель И-153 ворвался прямо в центр немецкой танковой колонны. Каждый шаг продвижения стоил врагу потерь.

Многие советские воины сознательно шли на самопожертвование: кидались под танки, закрывали телом амбразуры немецких дзотов. Первым бросился на «максим», закрыв грудью губительный для однополчан огонь, воспитанник комсомола, только что пополнивший ряды ВКП(б) («комсомольский коммунист») младший политрук танковой роты 125-го танкового полка 28-й танковой дивизии Саша Панкратов (24 августа 1941 года в районе Новгорода).

Из солдат, совершивших подобный поступок, наиболее известен рядовой 254-го гвардейского стрелкового полка Александр Матросов. Девятнадцатилетний паренек закрыл своим юным телом амбразуру вражеского дзота неподалеку от деревни Чернушки возле Великих Лук. Мужественное действо комсорга роты помогло решить исход сражения батальона. А его имя стало символом ярчайшего самопожертвования во имя товарищей по бою, во имя всей погибающей страны.

Среди героев-ленинцев были русские и украинцы, белорусы и казахи, армяне и грузины, азербайджанцы и татары, буряты и абхазцы, представители многих других национальностей. На белорусской земле такой же подвиг совершила комсомолка-партизанка Римма Шершнева.

Великая Отечественная помнит примеры, когда ребята-солдаты, оказавшись в критическом положении, вызывали на себя артиллерийский и минометный огни или, израсходовав боеприпасы, применяли таран танком, автомашиной и даже боевым кораблем.
26 июня 1941 года в одном из тяжелых столкновений участвовал БТ трех братьев-комсомольцев Елисея, Константина и Миная Кричевцовых.

Метким выстрелом он подбил машину неприятеля, но в этот момент прямым попаданием снаряда у танка заклинило башню, начался пожар. Сбить пламя братьям так и не удалось – огонь мог переброситься внутрь к снарядам. И тут отважные парни приняли решение на большой скорости направить пылающую махину на вражескую штурмовую самоходку StuG III.

Осенью 1941-го столица оказалась под непосредственным ударом фашистских армий, 30 сентября начавших наступление на Москву. Перед фактом огромной опасности с особой пользой и усердием проявилась организующая роль ВЛКСМ. Было решено начать формирование новых дивизий народного ополчения и рабочих, охраняющих предприятия дружин. Комсомольские организации главного города страны отправили им тысячи своих сынов и дочерей.

Во мраке с горя сгорбились мосты.
Тревожно площадей сердцебиенье…
На запад уходило ополченье —
Потомственная гвардия Москвы.
Рабочие, врачи, учителя,
Отставку не приняв военкоматов,
Сапог не получив и автоматов,
Ушли в незащищенные поля…

…Мы нынче очень празднично живем,
И многие печали позабыты.
Вокруг грохочут песни в стиле бита,
И ночью так же солнечно, как днем.
Но изредка тревожат наши сны
Те люди с беззащитною улыбкой,
Кто с книгой, кто с указкой, кто со скрипкой —
Пронзительная исповедь войны!
                                Николай Добронравов

Учитывая угрозу столице, с 20 октября 1941-го ГКО ввел в городе и прилегающих к ней районах осадное положение. В конце месяца нашим силам удалось придержать наступление фашистских войск…
В этой великой битве огромную роль сыграла оборона Тулы. В драматические дни осени, когда гитлеровское командование поставило на карту захват Москвы, именно она встала несокрушимым бастионом на пути врага. Город превратился в фронт. Был срочно сформирован рабочий полк, больше половины которого составляли комсомольцы и молодые туляки. Попытка Гудериана овладеть городом с ходу рухнула. В ноябре для защиты сложилась самая тяжелая обстановка – враг перерезал все железные и шоссейные пути. Фронт проходил по всем цехам – рабочие становились солдатами. Молодежь города создала 27 комсомольских истребительных отрядов во главе с секретарями райкомов ВЛКСМ Кузнецовым и Исайченковым. Ряды организации геометрически пополнялись воинами, отличившимися в боях. (В октябре и ноябре на Западном фронте в комсомол вступило 5389 человек). С таким отважным составом обороняющихся покорить столицу русского оружия фашистам так и не удалось…

Сосредоточив крупные силы вдоль основных дорог, ведущих к Москве, 15 и 16 ноября германское командование начало второе «генеральное» наступление. Однако стойкость защитников не позволила гитлеровцам прорвать оборону советских войск. В эти дни в районе разъезда Дубосеково под Волоколамском совершили свой бессмертный подвиг 100 героев-панфиловцев во главе с политруком Василием Клочковым. Тогда прозвучали эпохальные слова, выразившие чувства и мысли всех «апологетов» сердца Родины: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва».
Здесь героически сражались матросы восьми морских стрелковых бригад и морского минометного дивизиона «катюш». Враги называли их «солдатами, сделанными из брони».

Битва за столицу достигла наивысшего напряжения.
О высокой моральной настроенности ее участников –  юношей и девушек –  свидетельствует письмо 80 тыс. комсомольцев и молодежи молодым защитникам столицы в «КП» от 30 ноября (полный текст): «Не считаясь ни с какими потерями, озверелый враг предпринял новое наступление. Опасность под Москвой не только не уменьшилась – она возросла. И перед лицом этой возросшей опасности мы говорим вам, дорогие друзья, словами Кутузова: «Ни шагу назад! Стоять насмерть!» И мы с вами, дорогие братья по оружию, отвечаем так, чтобы слышала вся страна, весь мир: «В Москве крепко. Москва – на замке, враг не пройдет!»

Измотав противника в оборонительных боях, 5–6 декабря 1941 года советская армия перешла в контрнаступление. Одним из первых городов Подмосковья, очищенных от захватчиков, стала Истра. Во время освободительной операции войска форсировали одноименную реку. Неприятель перебил гребень ее плотины, из-за чего вода резко вышла из берегов. В районе деревни Никулино красноармейцы организовали паромную переправу, которая сразу попала под сильный артиллерийский обстрел. Внезапно снарядом разорвало трос парома, на котором находились боеприпасы и сотни людей. Операция оказалась под угрозой срыва. И тут в ледяную реку прыгнул 18-летний Тима Лаврищев, схватился за трос и переправил паром на другую сторону, там юного парня и встретил второй снаряд, навсегда увлекший мальчишку в пучину воды.

К середине апреля 1942 года враг был отброшен от столицы на 100–250 километров. В этих боях он потерял более около полумиллиона человек, много военной техники. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой – решающее событие первого года Великой Отечественной. Здесь был развеян миф о «непобедимости» гитлеровской армии и сорван план «молниеносной войны».

Для его срыва огромное значение имела оборона Ленинграда, важного политического, стратегического и промышленного центра, взятию которого командование фюрера придавало особенный смысл.
Героическая борьба советских воинов на дальних подступах к городу вынудила немецкие войска резко замедлить темпы наступления. Лишь 8 сентября противник вышел к Ладоге, захватил город Шлиссельбург и тем самым блокировал северную столицу с суши. Началась длительная осада, где, как всегда, комсомольцы показывали образцы мужества, отваги, воинского мастерства. Об этом свидетельствует то, что из 145 воинов Ленинградского фронта, удостоенных звания Героя Советского Союза, 129 – комсомольцы, воспитанники и выпускники комсомола, ставшие коммунистами. У стен великого города пал смертью храбрых славный сын узбекского народа Каюм Рахманов. У него в кармане было найдено написанное на обрывке бумаги завещание, которое прочел командир на могиле героя. Бойцы, сглатывая слезы, слушали последние слова друга: «Жизнь – это родина. Родина – это моя семья, мое слово, моя страна… Я приехал из края, где много солнца, много богатой земли, хлопка, винограда, персиков, где большие стада, счастливая жизнь. Когда в прошлом году фашисты ворвались в Советскую страну, я почувствовал, как задрожала Ферганская долина. И каждый, в ком билось честное сердце узбека, сказал себе: «Иди вперед, останови врага, защити свои дома, свою семью!». И я приехал в Ленинград. Без Москвы, без Ленинграда, без Советской России нет свободного Узбекистана…».

Там, на Ленинградском фронте зародилось знаменитое снайперское движение, начало которому осенью 1941 года положили комсомольцы Феодосий Смолячков и Владимир Пчелинцев.

29 октября, в день 23-й годовщины ВЛКСМ, Смолячков уничтожил из снайперской винтовки трех фашистов и подал заявление о вступлении в комсомол, в котором написал свои слова, с которых мы и начали рассказ: «С комсомольским билетом на груди буду еще сильнее бить фашистов. Все силы и жизнь готов отдать за Родину».

Немалое влияние на развитие снайперского движения играли встречи мастеров, фронтовые слеты, один из которых был проведен 22 февраля 1942 года Военным советом Ленинградского фронта. В нем участвовали 67 делегатов, в числе которых 63 комсомольца. Наиболее результативным воинам были вручены ордена и медали СССР. Также в движении отличилась женская снайперская школа, созданная в 1942 году по инициативе ЦК и подготовившая для фронта более 1300 специалистов меткого огня.
В тесном единстве на Ленинградском фронте сражались и работали комсомольцы города и области. Молодые солдаты показали образцы героизма и активности на всех участках боевой линии. Десятки тысяч из них выделились в период прорыва окружения Ленинграда (январь 1943 г.). В суровые дни блокады и в период битв по ее снятию многие юноши и девушки связали свою жизнь с ВЛКСМ. На Ленинградском фронте билеты его членов получили 232 тыс. солдат и офицеров: «…легенды седой старины и трагические страницы не столь далекого прошлого бледнеют перед той несравненной эпопеей человеческого мужества, стойкости и самоотверженного патриотизма, какой была героическая 900 дневная оборона осажденного Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Это был один из самых выдающихся, самых потрясающих массовых подвигов народа и армии во всей истории войн на земле».

На южном направлении противник намеревался с налета захватить Киев. Но его расчетам не суждено было сбыться. Железной стеной стояли на пути оккупантов ратные защитники Украины, оборона ее столицы продолжалась 73 дня. С фашистскими разбойниками и на этом участке героически сражались обладатели билетов ВЛКСМ. 13 тыс. киевлян-комсомольцев встали в ряды защитников вітчизны, 1500 вступили в партизанские отряды. С участием ЦК было сформировано 13 истребительных батальонов, 19 отрядов народного ополчения. В разгар боев за Киев был организован специальный полк из 1400 членов ленинского союза. На улицах города молодежь помогала сооружать баррикады. Множество славных дел совершили в столкновениях под украинской столицей моряки Пинской военной флотилии, ополченцы, бойцы иб. Здесь влетел на военную «глиссаду» ас-истребитель, воспитанник Криворожской организации ЛКСМУ, дважды обладатель «Золотой Звезды» Дмитрий Глинка. В боевых заданиях над Киевом «возвысились» воздушные волки, братья-комсомольцы Зайцевы, Дмитрий и Сергей. Два танка, восемь орудий и множество супостатов уничтожил в одном столкновении танковый экипаж Героя Советского Союза Тимофея Шашло.

Ценой жизни подорвал вражескую машину студент Яков Близнюк. Секретарь комсомольской ячейки факультета одного из вузов Василий Давыдов принял командование отрядом в критический момент битвы. Сестра милосердия Надежда Скачко вынесла из-под вражеского огня в одном бою 20 раненых солдат. Все попытки врага прорваться на левый берег Днепра как в июле, так и в августе 1941-го потерпели крах. Фашистским агрессорам не случилось исполнить намеченные планы по ликвидации киевской группировки советских войск. Гитлер повернул значительные силы с московского направления для удара во фланг Юго-Западного фронта.

5 августа развернулись бои за «жемчужину у моря». Из области с начала войны на флот и в армию «вызвалось» 73 тыс. 200 членов ВЛКСМ, в том числе 10 тыс. дівчин. 3 тыс. 200 одесских барышень с красными значками стали снайперами, пулеметчицами, разведчицами, санитарками. 18 тыс. комсомольцев из Одессы вступило в состав Отдельной Приморской армии. Во всех районах города были сформированы военные отряды при первичных звеньях, полувоенные отряды молодежи, при обкоме ЛКСМУ – комсомольский истребительный спецназ. Каждый, кто был способен держать винтовку, уходил на «передок»: «Мы заверяем Центральный Комитет, что пока рука тверда и глаз зорок, ни один фашист не посмеет перейти линию обороны».
28 августа проводились районные молодежные активы по вопросу об участии в защите города-рубежа. Юноши и девушки трамвайного парка, работая ночами, построили бронепоезд, поведший атаку с трамвайных путей.
Геройски сражались с недругом солдаты-комсомольцы – черноморцы-моряки. Умело корректировал из вражеского тыла оборону огневых батарей краснофлотец пехоты Александр Нечипоренко. Во время рейда он с друзьями ликвидировал минометную батарею и пулеметное формирование врага. Пулеметчик-комсомолец Иргаш Тимиров уничтожил не менее 300 неприятельских «единиц». Под Одессой открыли свой боевой счет пулеметчица Нина Онилова и снайпер Мила Павличенко (самая успешная женщина-снайпер в мировой истории войн (309 фашистских обидчиков), величаемая американцами «по отчеству» «Леди Смерть»).

Легендарная оборона Одессы сковала 18 дивизий врага, потерявшего в сражении 160 тыс. грамотных офицеров и солдат. С 1 по 16 октября защитники города были эвакуированы по морю в Крым.

Во второй половине октября немецкая армия ворвалась на полуостров, пытаясь с ходу узурпировать Севастополь, главную базу ЧФ, но и тут столкнулась с волевой стойкостью и мужеством «охранения». Город держался непоколебимо – 250 дней длилась героическая борьба. Воины-комсомольцы стали частью души этого противостояния, образцом для всех «вассалов». Об этом, к примеру, свидетельствует протокол собрания первичной организации ВЛКСМ 365-й зенитной батареи, состоявшегося 31 декабря:
1. Не сдадим занимаемой высоты, преградим путь фашистам к Севастополю.
2. Комсомольцы в трудный момент боя обязаны вселять в бойцов уверенность в победе. Для комсомольца нет неразрешимых задач, победа или смерть – закон каждого комсомольца на фронте.

И 365-я исполнила приказ – враг так и не одолел ее «рубежи».

В декабре 1941-го 11-я армия под командованием генерала фон Манштейна принялась за штурм города. Путь ей через Макензиевы горы преграждали небольшие дзоты. Их бойцы поклялись «драться с врагом до последней капли крови». Рота заняла оборону на высотах для прикрытия противнику выхода через Бельбекскую долину. В личном составе находилось два коммуниста: политрук Василий Гусев и комвзвода Коренной, остальные бойцы — члены ВЛКСМ. Накануне в дзоте № 25 прошло делегатское комсомольское собрание, где было по два представителя от каждого дзота. По предложению комсорга дзота № 13 Шевкопляса собрание приняло решение-клятву: «Над нашим родным городом, над главной черноморской базой, над всеми нами нависла смертельная опасность. Враг рвется в наш любимый город Севастополь… Мы клянемся Родине: не отступать назад ни на шаг. Ни при каких условиях не сдаваться в плен. Драться с врагом по-черноморски, до последней капли крови. Быть храбрым и мужественным до конца, показывать пример бесстрашия, отваги, героизма всему личному составу. Наше решение — клятву поместить в боевых листках и разнести по всем дзотам, окопам, огневым точкам. Настоящее решение обязательно для всех комсомольцев».

На вооружении дзота № 11 – станковый пулемет «максим» образца 1910/1930 г., ручной пулемет, винтовки, боекомплект патронов, гранат и бутылок с горючей смесью. Личный состав, все члены ВЛКСМ: старшина 2-й статьи Сергей Раенко (командир), краснофлотцы И.В. Четвертаков, В.И. Мудрик, В.И. Радченко, Д.И. Погорелов, А.В Калюжный, Г.Г. Доля.
17 декабря на Севастополь обрушился второй штурм частями 11-й манштейновской. Ранним утром 18-го начались атаки на дзот. В течение дня все они были героически отражены. На следующий день супостат подвергает 11-е укрепление агрессивному артобстрелу и бомбежке с воздуха. В дзоте появляются убитые и раненые, кончаются боеприпасы, ядовитый дым разъедает глаза, становится трудно дышать, но способные держать оружие продолжают бой. 19-го прибывает подкрепление (зам. политрука М. Потапенко, П.А. Корж, К.И. Король, И.Я. Еремко (Еременко).
Когда все защитники позиции погибли (как выяснилось позже, Доля и Еременко выжили), в район огневой точки добрались советские войска и отобрали у неприятеля высоту. В разрушенном дзоте бойцы обнаружили павших друзей. В противогазе пулеметчика Калюжного был найден клочок бумаги — последнее письмо, обращенное ко всем нам.

Из книги Геннадия Ванеева «Севастополь 1941–1942 гг. Хроника героической обороны»: «В развалинах дзота была обнаружена сумка противогаза, в которой лежала записка. «Родина моя! Земля русская! Я, сын ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце. Я умираю, но знаю, что мы победим. Моряки-черноморцы! Держитесь крепче, уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал. Калюжный».
Сегодня, безусловно, есть те, кто с упоением оспаривает причастность Алексея (Владимировича) Калюжного к трагичной истории тех дней, ссылаясь на документы, по которым он якобы безызвестно пропал в Азовской флотилии, хотя был и другой Алексей (Степанович) Калюжный, который в действительности без вести пропал. Нередко в донесениях военного времени встречалась путаница, карточки на выбывших заполнялись много позже выбытия, о чем свидетельствует история оставшегося живым Григория Доли (считали погибшим), именно он в эмоциональных подробностях и поведал историю смерти и знаменитой записки своего прославленного сослуживца. Музей обороны города Севастополя поддерживал долгие отношения с родителями Алеши, которые были абсолютно уверены в его кончине на месте 11-го дзота, так как об этом им сообщил в том числе и Григорий. А также отсутствие более поздних писем домой, нежели от декабря 1941-го, также говорит само за себя…

28 июня 1942 года враг перешел в наступление на южном крыле Советско-германского фронта, к середине июля подтянулся к Воронежу, завладел Донбассом, 23-го – Ростовом (на Дону), создав благоприятный для себя выход на Северный Кавказ и Сталинград.
Именно захвату Сталинграда придавало первостепенное значение командование гитлеровских войск. Бои, развернувшиеся на этой территории, носили необычайно упорный формат.
На защиту города имени Вождя встали его жители. По призыву КО десятки тысяч людей, в том числе комсомольцы и молодежь, вступили в корпус народного ополчения, истребительные батальоны и силы действующей армии. Только в 64-ю добровольно записались санитарками и связистками 800 девушек, 200 комсомольцев помогали разведке. За Сталинград сражались более 30 тыс. комсомольцев области.
В июльские дни 1942 года в районе Клетской вступили в бой с 30 танками врага и вышли победителями четверо мужественных бронебойщиков 33-й гвардейской стрелковой дивизии: Петр Болото, Петр (по некоторым документам Григорий, что неверно) Самойлов, Константин (по некоторым документам Александр, что также неверно) Беликов, Иван Алейников. Их подвиг олицетворял собой героику всего Сталинградского фронта. 15 бронированных машин было уничтожено, остальные повернули обратно.
Иван Алейников рассказывал об именных путаницах так: «И тут еще в печати стали появляться статьи о нас, бронебойщиках, и почти каждого из нас, кроме Болото, называли другими именами: Самойлова Петра – Григорием, Беликова Константина стали звать Александром, мою фамилию в одной публикации написали не Алейников, а Олейников. Тут и мне иногда стали бросать шпильки, что я не тот бронебойщик, который участвовал в разгроме танковой колоны. Это было для меня страшным ударом, будто я оказался хвастуном и подлецом».
(К таким последствиям приводит недоверие, желание обесценить и цинизм. Давайте помнить, что даже если где-то сомнение и возникает, всегда за ним останется вариант, что тот или иной поступок все же мог иметь место быть. Не стоит обижать героев и попирать память о них.)

Обстановка под твердыней Сталина и в августе оставалась остро напряженной. Располагая большим количеством автотранспорта, противник имел превосходство в маневре. 6-го числа 20-летний пехотинец Чолпонбай Тулебердиев закрыл своим телом амбразуру дзота, жизнью гарантировав успех исхода боя. В тот же день в воздушной встрече истребитель Михаил Баранов уничтожил неприятельскую кварту «мессершмиттов», в том числе один подбил тараном. Его боевой счет возрос до 24 фашистских летунков. «Мне со стен Сталинграда виден Мадрид», – эти слова завещал товарищам перед сражением за станцию Котлубань 23-летний командир пулеметной роты Рубен Ибаррури, отважный сын мятежницы Долорес.

14 сентября в Сталинграде грянули уличные битвы. Каждый дом и переулок превратился в «упрямую» цитадель. Горстка советских богатырей – молодых солдат России, Украины, Казахстана, Туркмении, Грузии, Таджикистана под доминантой сержанта Якова Павлова 59 ночей и дней удерживала знаменитый «дом-бастион».

Широко по демаркационной полосе распределились снайперы. С 5 октября 1942-го по 10 января 1943-го стрелок Василий Зайцев уничтожил 242 фашиста. А на счету Анатолия Чехова их стало уже 265.

Бесстрашно маневрировали на поле битвы и девушки-санитарки. Среди них особо приметилась красавица Марийка. Лауреат медали Международного Красного Креста, кавалер орденов Ленина, Красной звезды, Отечественной войны II ст., санинструктор 3-го батальона 343 СД 1151 СП Мария Кухарская вынесла из сражений более 420 раненых (преимущественно с оружием).

Из воспоминаний фронтового сослуживца: «Под Сталинградом наша Марийка прославилась на весь Донской фронт. Примерно за три месяца она вынесла с поля боя свыше 400 раненых! Это, считай, полнокровный стрелковый батальон! И вполне возможно, что число спасенных ею солдат, офицеров, сержантов в той битве на Волге достигло бы полтысячи, если бы сама она не пролежала в госпитале почти два месяца после тяжелого ранения в ноги».
О Маше много писалось в дивизионной, армейской и фронтовой газетах, о ней слагались песни. Причем стихи для одной из них сочинил известный советский поэт Евгений Долматовский, в то время работавший корреспондентом издания Донского фронта «Красная Армия»:

Никогда не забудет Отчизна,
Боевой санитарки дела,
Как в атаку мы шли с ней,
Как четыреста жизней
В сраженьях Маруся спасла.
С бинтами и ватой, с дружком-автоматом
Сквозь пули, разрывы, пожар,
Не волнуясь, не труся, выходит Маруся —
Отважный боец-санитар.

Достойно прошедшая войну, ставшая любимой женой и счастливой матерью, Машенька Кухарская, Мария Петровна для нас навечно осталась в знаменитом граните на Мамаевом кургане, в композиции, посвященной фронтовым медсестрам, хрупким героиням той войны.

Письмо от лучшего санитара фронта, орденоносца М. Кухарской медицинской сестре, подруге по армии Лидии Серобаба (543 полевая почта, часть 35): «Моя Лидуся! Посылаю тебе свой горячий комсомольский привет и желаю всего хорошего в твоей молодой жизни работника фронта. Я завидую тебе, что ты здорова и работаешь для блага нашей любимой матери Родины… И знаешь, когда говорят о Родине, я представляю себе всегда абрикосовое дерево и цветущий подсолнух у дома. Может, это плохо, не знаю. Я люблю жизнь, люблю безумно, люблю этих простых советских людей и ради них, и за них мне смерть никогда не страшна. Идя в бой или в разведку, я всегда чувствовала себя замечательно.
Рана у меня заживает благополучно. И мысли только — вернуться в свою часть. Ну, пока до свидания. Привет всем друзьям. Марьяна».

В ходе сталинградских боев такие вот комсомольцы заменяли выбывших из строя командиров и политработников, умело управляли действиями взводов и рот. Добровольно шли на выполнение опасных боевых задач – уничтожение дотов и дзотов, истребление танков. Комсорги армии занимались пропагандой воинской доблести для воспитания молодежи на примерах героизма, выпускали листки-«молнии» и бюллетени об отважных бойцах.
Из многих тысяч подвигов советских воинов, в том числе членов ленинских рядов, складывалась великая Сталинградская эпопея. Бывший командующий 62-й армией Василий Чуйков писал в те дни в «КП», что «комсомольцы, это новое поколение Корчагиных, шли на легендарные, неслыханные в истории войн подвиги с беспримерным бесстрашием и мужеством; они помогли добиться под Сталинградом такой победы, о которой с восхищением говорит весь мир».

К концу 1942 года боеспособность Красной Армии активно возросла, моральное состояние личного состава поднялось. Контрнаступление советских войск началось 19 ноября и закончилось окружением 22 фашистских дивизий и более 160 отдельных частей. Зимой 1943-го Манштейн пытался деблокировать армию Паулюса из Сталинградского котла, но операция «Винтергевиттер» потерпела крах. Утром 31 января Паулюс передал советским войскам, представителям 38-й мотострелковой бр, старшим по должности среди которых был старший лейтенант Ильченко, просьбу о сдаче в плен. 2 февраля 1943 года последняя группировка гитлеровских войск капитулировала.

Сотни комсомольцев, участников Сталинградского сражения, были удостоены звания Героя Советского Союза, десятки тысяч награждены орденами и медалями СССР.
Победа под Сталинградом – крупнейшее военно-политическое событие – положила начало коренному перелому, а победа под Курском и выход советских войск к Днепру завершили его в ходе Великой Отечественной и всей Второй мировой войны. В результате успехов Красной Армии в этих сражениях войска фашистской Германии утратили стратегическую инициативу, а КА захватила и удерживала ее до полного разгрома врага. Эти победы способствовали росту международного авторитета СССР и его Вооруженных Сил, подъему освободительной борьбы в Европе и усилению национально-освободительного движения народов Востока, укреплению антигитлеровской коалиции, распаду блока фашистских государств.

Огромную стойкость и боевую активность проявили советские воины в сражении за Новороссийск, продолжавшегося с сентября 1942 по сентябрь 1943 года. Борьба за морской порт явилась важнейшим звеном гигантской битвы за Кавказ: «Новороссийск стал «одним из решающих по значению и самым продолжительным по времени плацдармом борьбы». Примером тому является непреходящая слава героев легендарной Малой земли.
4 февраля 1943-го южнее Новороссийска смелую операцию осуществили моряки-десантники во главе с командиром майором Цезарем Куниковым и его заместителем по политчасти старлеем Николаем Старшиновым. Захваченный десантом плацдарм в ожесточенных боях к 15 февраля был расширен до 28 кв. км, получив свое эпохальное имя. Противник предпринимал одну атаку за другой, чтобы ликвидировать малоземельцев. Каждая пядь участка советской обороны подвергалась минометному огню. С утра до ночи вражеская авиация бомбила плацдарм, на котором «не было метра площади, куда бы не свалилась бомба, не упала мина или снаряд» (участник боев, военный корреспондент, Герой Советского Союза Сергей Борзенко).

Несмотря на яростные атаки врагу так и не удалось сломить беспримерную по мужеству оборону, костяком которой стал ленинский комсомол. Храбрые защитники-малоземельцы выстояли и победили.

Операция по освобождению Новороссийска закончилась к утру 16 сентября. Штурм города потребовал от воинов готовности к подвигу, неудержимого порыва. Комсомольцы составляли в ротах и батареях до 40% личного состава. Среди десантников их было две трети. Лишь в составе 18-й армии участвовало в боях 8069 членов ВЛКСМ. Тысячи молодых воинов удостоены орденов и медалей СССР. Взятие Новороссийска ускорило разгром врага на Таманском полуострове.
В боях за полное очищение полуострова от фашистских захватчиков прославился 46-й гвардейский женский комсомольский ночной легкобомбардировочный авиационный полк (ГЖКНЛБАП), больше известный как «Таманский». Его летчицы в течение войны совершили 25 тыс. боевых самолетовылетов, сбросив на врага миллионы килограммов бомб.

Выдержку и волю к победе показали советские воины в боях за Керчь. За годы сражений войска КА дважды освобождали город от оккупантов. В ночь на 30 декабря 1941-го в результате Керченско-Феодосийской десантной операции противник был изгнан из морских ворот Крыма. Однако 19 мая 1942-го город снова был захвачен. Окончательно Керчь освободили 11 апреля 1944 года усилиями 18-й и 56-й армий. В период подготовки и в ходе операции комсомольские организации под руководством политорганов провели большую работу по укреплению своих рядов. Более 1500 молодых воинов было принято в их члены. Во всех ротах и равных подразделениях создавались полнокровные комсомольские ячейки. В ходе боевых действий молодежь проиллюстрировала образцы мужества и героизма – по праву членам ВЛКСМ, морякам-пехотинцам Владимиру Ивашеву и Николаю Ганзюку было поручено водрузить корабельный гюйс на самой высокой точке города — горе Митридат.

За мужество и героизм, проявленные молодежью Керчи в годы ВОВ, активное участие в хозяйственном и культурном строительстве, плодотворную работу по воспитанию подрастающего поколения и в связи с 30-летием освобождения Советской Украины от немецко-фашистских захватчиков Керченская городская комсомольская организация была награждена орденом Отечественной войны I степени.

Величайший подвиг совершили русские солдаты на Курской дуге. Пользуясь отсутствием второго фронта, немецко-фашистское командование перебросило на территорию СССР часть войск из Западной Европы, сосредоточив под Курском 900 тыс. бойцов, до 10 тыс. орудий и минометов и другую технику военных лет. Советская разведка установила дату наступления (5 июля 1943 г.). Во всех батареях и ротах прошли комсомольские собрания, краткие резолюции которых записаны как: «Враг не пройдет!» В ходе оборонительных сражений фашист был измотан и обескровлен. А 12 июля советские войска приступили к контратаке. Битва на «дуге» продолжалась до 23 августа, став одной из крупнейших баталий Второй мировой войны. В ней участвовало свыше 4 млн человек (с обеих сторон), свыше 69 тыс. орудий и минометов, более 13 тыс. танков и самоходных орудий, до 12 тыс. летательных машин.

В небе под Курском повел боевое исчисление 23-летний воспитанник ВЛКСМ, самый результативный ас-истребитель авиации Иван Кожедуб. За 120 воздушных боев он одержал 64 победы, не отдав ни одной. Трижды удостоен звания Героя Советского Союза.

Здесь выдержал экзамен мужества двадцатисемилетний комсомолец Алексей Маресьев, чье имя стало символом отваги и нескончаемой воли.

Летчик-истребитель, «комсомольский коммунист» Александр Горовец 6 июля атаковал большую группу вражеских бомбардировщиков, сбив 9 из них (наибольшее количество за один бой среди советских асов), посмертно награжден медалью «Золотая Звезда».

За пятьдесят дней непрерывных ожесточенных боев Красная Армия разгромила 30 дивизий противника, в том числе 7 танковых. Враг потерял около полумиллиона человек, более 3,7 тыс. самолетов, до 1,5 тыс. танков, 3 тыс. орудий. Германия не смогла восполнить эти потери. Соотношение сил изменилось в пользу Красной Армии. Гигантская битва на Курской дуге летом 1943 года сломала хребет гитлеровской Германии и испепелила ее ударные бронетанковые войска. Всему миру стало понятно превосходство Страны Советов в боевом мастерстве.

Массовый героизм продемонстрировали русские бойцы при форсировании Днепра, подготовка к которому велась накануне 25-летия ВЛКСМ. Битва за украинскую артерию развернулась одновременно на 700-километровом фронте от Лоева до Запорожья. В тяжелые дни глубокой осени, ломая вражеское сопротивление, части приступили к преодолению водного рубежа. Отряды, которые первыми должны были форсировать его, на 60% состояли из членов ВЛКСМ. За героизм и мужество, проявленные на Днепре, высокого звания Героя Советского Союза были удостоены 2438 воинов, из них более половины – комсомольцы.
Победы Красной Армии облегчили положение союзников, высадивших войска в Италии. В порабощенных гитлеровцами странах начали создаваться национальные фронты борьбы с фашизмом, усилилось Сопротивление.

Армейские комсомольцы стали индукторами движения за взаимозаменяемость в расчетах, организаторами соревнований за скорейший ремонт боевой техники, экономию горючего и смазочных материалов, сбор трофейного оружия. Имела значение молодежная инициатива в обобщении и распространении боевого опыта, всего нового, что ежедневно появлялось в практике частей.
Ребята принимали участие в такой пропаганде, используя материалы, публикуемые в армейских и фронтовых изданиях, кроме того, выпускали бюллетени и листовки, стенгазеты и боевые листки. Стремились первыми удостоиться нагрудных знаков «Снайпер», «Отличный пулеметчик», «Отличный минометчик», «Отличный танкист», «Отличный артиллерист».
В ходе войны были распространены «лицевые счета», в которые вносились уничтоженные фашисты и вражеская техника (самолеты, танки, орудия, автомашины). Важным делом ВЛКСМ стала забота о молодом пополнении. Личный его пример в бою находился в центре внимания армейских и флотских организаций. Он мобилизовывал молодежь на отличное овладение боевым оснащением и оружием, умело внедрял передовой опыт ведения боя. Хорошо поставленная работа, боевитость каждой первичной и ротной организаций способствовали развитию активности членов союза, успешному решению боевых задач всем личным составом подразделения, соединения, части…

Одной из самых трагично-возвышенных страниц в истории ВЛКСМ по праву является участие его детей в партизанском и подпольном движении. Широта этого вовлечения обусловлена и направленной деятельностью союза по формированию партизанских отрядов и подпольных организаций, и самоорганизацией комсомольцев, оказавшихся на оккупированных землях и включившихся в борьбу.

Захватнический характер войны и фашистский характер гитлеровского государства определили поведенческую политику Германии на захваченных территориях СССР. В основе ее лежали не только грабежи и насилие, но и беспощадная эксплуатация ресурсов, а также целенаправленное уничтожение населения страны, основанное на расовой идее. В подконтрольных районах фашисты истребили и замучили около 10 млн людей. В первую очередь пострадала партийная молодежь…

Особую ставку оккупанты делали на идеологическое подчинение юного поколения. С целью оболванивания и привлечения его на свою сторону, они пытались развернуть на захваченной территории «Союз гитлеровской молодежи Украины», «Союз белорусской молодежи», «Общество юных христиан Молдавии» и другие националистические объединения по образу и подобию гитлерюгенда. Но все же тут они просчитались. С первых часов войны в тылу врага развернулась борьба защитников отечества, ставшая одним из крупнейших мировоззренческих и военностратегических факторов победы над немецко-фашистским врагом.

В директиве от 29 июня 1941 года Совнарком определил общие задачи в том числе комсомольских организаций, призвав создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов. ЦК ВЛКСМ предложил руководителям республиканских, областных, районных организаций лично возглавить борьбу в тылу врага, а в районах, которым угрожало вторжение противника, заранее создать подпольные комсомольские ячейки.

Гражданская инициатива вызвала к жизни разнообразные формы сопротивления захватчикам в неприятельском тылу, направленные на подрыв оккупационного режима, разоблачение немецкой пропаганды и, конечно, оказание помощи КА. Основными формами стали боевые действия партизанских формирований, деятельность подпольщиков, организованный саботаж населением политических, экономических и военных замыслов. Все эти формы тесно переплетались между собой, взаимно дополняя друг друга и составляя вместе единый фронт. Огромная тяжесть организации всеобщего сопротивления фашизму в захваченных районах легла на плечи комитетов комсомола на местах. Благодаря им в 1941 году на временно оккупированной территории развернули свою работу 300 горкомов и райкомов. Их возглавляли смелые, стойкие вожаки: секретарь ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР Юрий Андропов, секретари ЦК ЛКСМ Белоруссии Михаил Зимянин, Кирилл Мазуров, первый секретарь ЦК ЛКСМ Эстонии Оскар Шер.
В Белоруссии с оккупантами сражались 55 секретарей высших комсомольских органов, здесь в 1941–1944 гг. действовало десять подпольных обкомов, райкомов. На Украине функционировало свыше 50, в Ленинградской области более 100.
Всего за годы войны Ленинский союз направил в тыл врага около 17 тыс. человек.

Комсомольские организации развернули работу по созданию партизанских баз, складов продовольствия и вооружения, конспиративных квартир и явок по выпуску портативной техники для организации диверсий. Структура подполья строилась в соответствии с местными условиями и задачами, носила подвижной формат. На случай провала основных центров в некоторых областях создавались запасные обкомы, горкомы и райкомы. Такая структура позволяла обеспечивать оперативное руководство сетью подпольных организаций и соблюдать строгую конспирацию. Тяжелые условия режима обусловили необходимость принятия ЦК постановления, где разрешалось заменить выборы в руководящие органы назначением. Также был создан институт инструкторов-организаторов, которых направляли в оккупированные районы для усиления партизанщины.
Подпольные объединения проводили широкую агитационную работу среди населения, разоблачали фашистскую пропаганду, распространяли информацию о событиях на советско-германском фронте. Это вселяло в людей уверенность в неминуемом разгроме вермахта.
Юные мстители уничтожали представителей фашистского командования, предателей и изменников страны, доставляли в воинские части разведывательные данные, препятствовали угону населения в лагеря, укрывали советских военнопленных.

В августе 1941 года в Киеве была создана разведывательно-диверсионная группа во главе с молодым коммунистом Иваном Кудрей (Максимом). В нее вошло немало молодежи. Подпольщики через связных направляли в Москву ценные данные о гитлеровской агентуре, оккупационном аппарате врага и другие материалы. В результате предательства 5 июля 1942 года Максим был схвачен гитлеровцами и жестоко казнен.

Когда последний русский корабль покинул Одессу, чекист капитан Владимир Молодцов (Павел Бадаев) со своими товарищами спустился в катакомбы, чтобы продолжать борьбу. Его подпольная группа взорвала здание городской комендатуры, пустила под откос эшелон с вражескими офицерами. По радио поддерживала связь с Москвой, распространяла среди населения сводки о положении на фронтах, призывала одесситов срывать гитлеровские мероприятия. Отряд в 75–80 человек, базировавшийся в катакомбах, отвлекал на себя значительные силы войск «СС» и полевой жандармерии численностью до 16 тыс. человек. Румынские и немецкие службы безопасности взрывали, минировали и бетонировали выходы, пускали в шахты ядовитые газы, отравляли воду в колодцах, оставляли засады, но отряд продолжал действовать. Попав в руки фашистов, в тюрьме сигуранцы командир и партизаны мужественно переносили изуверские пытки, но никого не сдали. 29 мая 1942 года Владимир впервые заговорил после оглашения смертного приговора — на предложение подать просьбу о помиловании он ответил: «Мы на своей земле помилования у врагов не просим!».

С недетской стойкостью держался и 16-летний комсомолец Яша Гордиенко. С августа 1941-го юноша находился в отряде Молодцова-Бадаева. Сперва был связным «летучего отряда», затем стал его руководителем. Проявил себя с исключительной стороны, как храбрый и очень находчивый партизан. Благодаря Якову и его группе добывались ценные сведения как для Одесского подполья, так и для Ставки. Неоднократно участвовал в боевых операциях против немецко-румынских оккупационных сил. Был схвачен по доносу. Проявил неслыханное мужество в тюрьме сигуранцы, несмотря на пытки, стойко молчал, вследствие чего был расстрелян 30 июля 1942 года на Стрельбищном поле.

В селе Крымка Николаевской области бесстрашно боролись с врагом члены подпольной комсомольской организации «Партизанская искра», насчитывавшей в 1943 году 40 человек. Пылкие юноши и девушки распространяли среди населения сводки Совинформбюро, печатали листовки, организовывали диверсии.
Под руководством комсомольца Парфентия Гречаного подпольщики саботировали приказы жандармерии и сельских управ, проводили провокации во вражеском тылу. Ими была взорвана немецкая автомашина на дороге ПервомайскДоманевка, уничтожено шесть немецких солдат и захвачено пять винтовок и 20 гранат. Молодые борцы не раз выводили из строя телефонную линию противника, пускали под откос эшелоны с техникой и живой силой.
Все это стало причиной арестов. Комитет «Партизанской искры» принял решение напасть на жандармерию и освободить товарищей, после чего соединиться с партизанами в Савранском лесу. Бой в ночь на 18 февраля 1943-го прошел успешно, арестованных удалось освободить, но вслед за этим днем последовали новые заключения. Гречаный скрывался в соседних селах, но 1 марта был выслежен и в ходе завязавшегося противостояния, не желая сдаваться, последней пулей свел свой жизненный счет.
Даша Дьяченко – связная организации с партизанскими отрядами, возглавляла группу подпольщиков в селе Новоалександровка. Смельчаки успешно проводили диверсии на железной дороге, освободили из лагеря около 200 военнопленных, собирали оружие, боеприпасы. 1 марта при выполнении задания Дарья была схвачена и брошена фашистами в женский концентрационный лагерь. Накануне освобождения Тирасполя после нечеловеческих пыток была расстреляна в день, когда ей исполнилось всего-то 20 лет.

Комсомольцам Гречаному и Дьяченко посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Более 100 юношей и девушек объединяла краснодонская «Молодая гвардия». Ее возглавлял штаб из эпохальных комсомольских имен: Ульяна Громова, Ваня Земнухов, Олег Кошевой, Виктор Третьякевич, Иван Туркенич, Сережа Тюленин, Люба Шевцова. В составе подполья представители разных национальностей: русские, украинцы, белорусы, молдаване, армяне, но все они были членами ВЛКСМ. Самому младшему молодогвардейцу Радику Юркину стукнуло 14.
Организация применяла самые различные формы сопротивления. Члены группы сожгли биржу труда с документацией, готовящей жителей к отправлению в плен, склад с горючим, выводили из строя станки и производственное оборудование; уничтожали изменников, освобождали военнопленных, организовывали денежный фонд помощи семьям фронтовиков.
Но главный их подвиг, не знавший мировых аналогов, свершился в результате принятия массовой необыкновенно мученической смерти – ни застенки, ни неосмысляемые пытки не сломали стойкости этих детей.
Сережу Тюленина избивали плетками из электрического провода, загоняли в раны раскаленный шомпол, истязали на его глазах мать. Улю Громову подвешивали за косы, жгли тело каленым железом, резали по живому советскую звезду. Все ребята знали, что их ждет казнь, перед которой Уля передала азбукой Морзе во все камеры: «Последний приказ штаба… Нас поведут на казнь по улицам города. Будем петь любимую песню Ленина». В последний путь комсомольцы двигались с поднятыми головами, с песней «Замучен тяжелой неволей» на губах, с верой в победу над Гитлером (смотри зал «Вечного огня»).

Прославила себя боевыми делами молодежь городов Малина Житомирской области, Полтавы, Херсона, Харькова, Никополя, Кривого Рога, Проскурова (ныне Хмельницкий), Луцка и других украинских мест.
Мужество, отвагу и зрелость проявили комсомольцы-подпольщики Белоруссии. Еще до вступления врага в Гомель горком ЛКСМБ проделал огромную работу по подготовке подполья – во всех районах и на многих предприятиях были созданы нелегальные комсомольские группы. Одна из них действовала на фабрике «Полеспечать». По заданию горкома ребята выпускали всевозможные листовки, справки, бланки пропусков и, конечно же, сводки от Советского информбюро.
Подпольную группу «Андрюша» (по названию популярной песни) возглавлял 18-летний комсомолец Николай Кедышко. На первых порах она распространяла сводки и антифашистские листовки, также способствовала побегам советских военнопленных из местных концлагерей. После того как Коле через родную сестру удалось наладить связь с минским подпольным горкомом, работавшим при партизанской бригаде «Штурмовая» в Заславском районе, его «команда», насчитывавшая до 300 человек, совершила целый ряд диверсий (более сорока), из числа которых особо выделяют вывод из строя конвейера на минском хлебозаводе «Автомат» и подрыв трамвая с офицерами вермахта. Также подпольщики осуществляли диверсии на железной дороге, снабжали партизан одеждой, похищенной с вражеских складов, переправляли к ним бежавших из плена советских солдат. В результате нападений группой Кедышко было уничтожено около 70 оккупантов и коллаборационистов.
7 ноября 1943 года Николай попал в засаду, устроенную немецкой контрразведкой на явочной квартире в Минске. Отстреливаясь, он получил тяжелые ранения ног, после чего, не желая сдаваться, пустил себе пулю в лоб.

Успешно боролись с гитлеровцами юные подпольщики станции Оболь на Витебщине – в их активе взорванные водокачка, электростанция, льно- и кирпичный заводы; диверсии на шоссе Полоцк – Витебск, уничтоженные эшелоны. Юные заговорщики проводили действенную разведку, доставляли партизанам боеприпасы, медикаменты, продовольствие и еду. Руководителям организации комсомолкам Ефросинье Зеньковой и Зинаиде Портновой (вступила в ВЛКСМ в подполье) присвоено звание Героя Советского Союза, Портновой, больше известной как пионер-герой, посмертно.

Три года сражались с фашистскими захватчиками комсомольцы-подпольщики на Могилевщине, регулярно распространяя среди населения сводки военных новостей, антифашистские агитки. Взрывали склады с горючим, уничтожили здание офицерского штаба.

Два предвоенных года работала секретарем Пеновского райкома Калининской (Тверской) области Елизавета Чайкина. Во время оккупации, став разведчицей и агитатором, ходила по селам, рассказывала людям о положении дел на фронтах, вовлекала бойцов в партизанщину. При одном из рейдов гитлеровцы схватили отважную девушку, очень жестоко пытали, но сломить так и не смогли. Лизе-Чайке посмертно присвоено звание Героя Советского Союза (смотри зал «Вечного огня»).
Великое мужество в борьбе с фашистами проявили действовавшие рука об руку с ней конспираторы В. Павлов, З. Голицына, Н. Фокин, В. Иванов, Н. Беляев, В. Тихомиров, всем им было по 15–16 лет, никто из них не отступил, не струсил, не предал друзей, павши смертью храбрых.

Среди смельчаков-добровольцев одного из истребительных отрядов Подмосковья значилась комсомолка Космодемьянская, выпускница десятого класса школы № 20. 18 ноября 1941 года с группой партизан Зоя пересекла линию демаркации для выполнения спецзадания в фашистском тылу. После завершения нескольких диверсий в селе Петрищево была схвачена вражеским часовым. На допросе оккупанты подвергали девичье тело самым изощренным пыткам. Перед казнью в своем последнем слове с фашистской петлей на шее отважная партизанка крикнула жителям Отчизны: «Мне не страшно умирать, товарищи. Это счастье – умереть за свой народ» (смотри зал «Вечного огня»).

С началом войны комсомолец Александр Чекалин, окончивший восемь классов Лихвинской школы, вступил в истребительный батальон. А в ходе Тульской оборонительной операции вместе с отцом ушел в отряд «Передовой», где занялся разведкой. Боевая деятельность юноши началась с того, что он проник в расположение противника, где выкрал запас винтовок, гранат и коробок с патронами.
В отряде выполнял сбор разведсведений о дислокации и численности немецких частей, их оснащенности и маршрутах передвижения. На равных с другими членами группы участвовал в засадах, минировал дороги, нарушал связь противника, пускал эшелоны под откос.
В начале ноября подросток заболел воспалением легких, и комиссар отряда отправил его на лечение в деревеньку Мышбор к проживавшей там учительнице, поддерживавшей с партизанами контакт. По прибытии Саша узнал, что та арестована и отправлена в Лихвин, а его самого активно ищет гестапо. Тогда паренек решил продвигаться в сторону дома в село Песковатское. Заметив дым из трубы дома Чекалиных, местный староста Никифор Авдюхин стукнул об этом коменданту. Прибывшие немецкие части окружили дом и предложили комсомольцу сдаться. Саша ответил боевым огнем, а когда закончились патроны, бросил гранату, так и не сумевшую взорваться. Тогда фашисты открыли пальбу, Чекалин выскочил из дома и пытался бежать, но был захвачен и доставлен в гестапо. Несколько дней его истязали, стремясь получить необходимые сведения. Ничего не добившись, власти устроили показательную казнь на площади города: 6 ноября 1941 года шестнадцатилетний паренек был повешен на глазах у земляков. За проявленное геройство и мужество при допросах члену ВЛКСМ Александру Чекалину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В трудных условиях комсомольцы-партизаны изучали подрывное дело, приобретали школу разведчиков, учились владеть оружием. В результате такого опыта смоленский сопротивленец Владимир Куриленко пустил под откос пять вражеских эшелонов, украинец Василий Яремчук – десять, а белорус Павел Кожушко – 27. Молодые борцы доставляли в штаб важные сведения о расположении вражеских гарнизонов, движении транспорта по железным и шоссейным трассам, трудились в составе диверсионных групп.
Свой вклад в развитие партизанщины внесли специальные комсомольско-молодежные разведывательно-диверсионные отряды, создаваемые ЦК ВЛКСМ, обкомами и крайкомами для выполнения особых заданий в тылу врага. Засылавшиеся в оккупированные районы проходили краткосрочную подготовку на профильных курсах, в спецшколах и в учебных центрах фронтов. Только в августе – сентябре 1941-го УЦ Западного фронта подготовил для Смоленской, Калининской и Московской областей 1300 борцов. В районы Гомельской области ушло около 40 разведывательных групп по тридцать человек.

В 1935 году ваятель и художник Иван Шадр получил госзаказ на серию скульптур для строящегося ЦПКиО имени Горького в Москве. Модельный материал для работ будущий автор разыскивал на столичных стадионах, там он и обратил внимание на юную прыгунью в воду. Миловидная гармонично скроенная девушка спортивного телосложения отлично подошла на роль эталона советской Афины. Она и стала прототипом для известной скульптуры-притчи социалистического реализма. Статуя обнаженной красавицы с веслом была установлена неподалеку от входа парк. Несмотря на то что многие исследователи отрицают данные ваятеля Александра Грубе, близкого друга Шадра, о том, что моделью стала именно эта спортсменка, так как в возрасте 15 лет девушка проживала в другом городе (хотя вполне могла приезжать в Москву на соревнования), историческая память людей считает прообразом именно ее.
Это Верочка Волошина, уроженка Щегловска (Кемерово). Летом 1941-го, сдав экзамены за третий курс, студентка с подругами отправилась на практику в подмосковный Загорск. 22 июня с однокурсницами решила посетить Троице-Сергиеву лавру, а по дороге примерить платье – Вера собиралась замуж…
Сразу после начала Великой Отечественной так и невенчанная дева была мобилизована на рытье окопов и противотанковых рвов. В октябре добровольно вступила в ряды КА и зачислена в войсковую часть № 9903 разведотдела штаба Западного фронта для работы в тылу. 21 октября ушла на первое задание в район подмосковного Завидово, после чего осуществила еще шесть благополучных засылок во вражеский тыл.
21 ноября на задание по приказу №428 отправились две боевые группы. Первой командовал Борис Крайнов. На вторую был назначен Павел Проворов, комсоргом — Волошина. Между деревнями Якшино и Головково (Наро-Фоминский район), наткнувшись на немецкую засаду, группа Проворова-Волошиной попала под обстрел, партизанка получила ранение и была схвачена гестапо. Вот как описывала ее гибель свидетельница казни: «Привезли ее, бедную, на машине к виселице, а там и петля болтается на ветру. Кругом немцы собрались, много их было. И наших пленных, что работали за мостом, пригнали. Девушка лежала в машине… Два немца, толстые такие, с черными крестами на рукавах, залезли в машину, хотели помочь ей подняться. Но девушка оттолкнула немцев и, уцепившись одной рукой за кабину, поднялась. Вторая рука у нее была, видно, перебита — висела как плеть. А потом она начала говорить. Сначала она говорила что-то, видать, по-немецки, а потом, стала по-нашему…
— Наши все равно победят. Вот увидите!
И запела. И знаешь, какую песню? Ту самую, что каждый раз поют на собраниях и по радио играют утром и поздно вечером.
— «Интернационал»?
— Да. А немцы стоят и молча слушают. Офицер, который командовал казнью, что-то крикнул солдатам. Они набросили девушке петлю на шею и соскочили с машины. Офицер подбежал к шоферу и дал команду трогать с места. А тот сидит, побелел весь, видать, не привык еще людей вешать. Офицер выхватил револьвер и кричит что-то шоферу по-своему. Тот словно проснулся, и машина тронулась с места. Девушка еще успела крикнуть, да так громко, что у меня кровь застыла в жилах: «Прощайте, товарищи!» Когда я открыла глаза, то увидела, что она уже висит».

По окончании Второй мировой в архивах гестапо были найдены фотографии повешенной девушки, на которых, по некоторым признакам считается, что запечатлена казнь партизанки Волошиной…
В тот самый день, 29 ноября 1941-го, когда фашисты расправились с Верой, в нескольких километрах от Головково, в центре бытословного Петрищево была также бессердечно-цинично вздернута на виселице ее подруга Зоя.
Только в середине декабря после отступления врага жители Головково сняли поруганное тело с придорожной ивы и с почестями предали земле. Позднее останки Веры были перенесены в могилу в Крюкове, но иву, на которой казнена героиня, люди оставили за памятник.

26 июня 1944-го во взаимодействии с взводом полковой разведки под командованием старшего лейтенанта Маякина батальон капитана Двужильного ввязался в бой за деревню Хорошки. Противник не собирался отдавать позицию, прикрывавшую проходящее в полутора километрах шоссе, по которому отступали гитлеровские войска. Разведчики проникли в тыл неприятеля и нанесли удар, захватив несколько дзотов. Враг ответил самоходками и танками, и взводу Маякина пришлось отойти, отвлекая силы на себя, что позволило батальону Двужильного атаковать и выбить из Хорошек врага. В критический момент боя Юрий (Двужильный), попав под артиллерийский огонь, был убит шальным осколком на берегу реки Реста.
Еще до войны этот юноша отдал свое горячее сердце однокласснице, невесте, и возможной «Девушке с веслом». Свадьба так и не случилась – Вера Волошина погибла в ноябре 1941-го. Но путям влюбленных все же суждено было скреститься: в городе их детства, далеком Кемерове, есть две дороги, встречающиеся общим сквером: улица Героя Российской Федерации Волошиной и улица Героя Советского Союза Двужильного.
Несмотря на то что ива дала молодые побеги, рабочие полностью спилили дерево, на котором была когда-то повешена партизанка. Много лет оно было местом паломничества туристов и историков-поисковиков. По словам спиливших, уничтожение артефакта было согласовано с управлением по культуре города Наро-Фоминска. Так за двенадцать дней до 79-й годовщины подвига его героини Подмосковье лишилось очередного символа бессмертия.

По рекомендации Фрунзенского райкома 20-летняя ст. пионервожатая 47-й московской школы Елена Колесова поставлена командиром группы особого назначения при разведотделе штаба фронта. В октябре – декабре 1941-го девушки ее группы дважды переходили линию демаркации, выполняя спецзадания: минирование дороги, подрыв складов и телефонной связи, сбор разведывательных данных.
В январе 1942-го Елена руководила женским отделением сводного отряда разведотдела Западного фронта, выполнявшего миссию в Сухиничах.
В марте комсомолка Колесова стала кандидатом в члены ВКП(б).
В ночь на 1 мая диверсионная группа из 12 девушек была сброшена под Борисовом Минской области: многие не имели опыта прыжков — трое разбились при падении, одна покалечила позвоночник. 5 мая двое были задержаны и попали в гестапо.
В первых числах месяца группа начала боевые действия: взрывала мосты, пускала под откосы поезда с составом и техникой (4), автомашины (3), нападала на участки полиции, громила гарнизоны, устраивала засады, уничтожала карателей, устанавливала связь с подпольем. За поимку «атамана-десантницы Лельки» («высокая, здоровенная, лет 25, с орденом Красного Знамени») было обещано несколько тысяч рейхсмарок, «корова и 2 литра белой». Вскоре к отряду примкнуло десять борисовских комсомольцев, но несмотря пополнение местными, немцы сумели вычислить местонахождение лагеря и блокировали его. Деятельность группы была парализована, после чего Лена увела состав группы подальше в леса и тем самым спасла людей.
В сентябре было решено уничтожить (объединенными силами) фашистский выдринский гарнизон. Партизаны ворвались в деревню, но гитлеровцы оказали сопротивление. Особенно коварной оказалась боевая точка неподалеку от площади. Тогда к опасному дзоту поползла Елена с гранатой, но меткая пулеметная очередь остановила ее героический путь. За мужество и отвагу, проявленные в борьбе против фашистских супостатов, комсомолке Колесовой было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
В документах о невозвратных потерях, опубликованных на сайте «Память народа», указано что Колесова Елена Федоровна «Разбилась при прыжке с парашюта 30.04.42 г.» Это дата десантирования группы, и, по всей видимости, не перепроверяя информацию, составители сайта посчитали ее погибшей наравне с другими. Позднее была указана дата 11 сентября.

После создания в мае 1942 года Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) борьба в тылу врага приобретала все больший размах и организованность. Местные отделения заимели представителей при военных советах фронтов. Их действия координировались с боевыми армейскими операциями. Улучшилось снабжение «лесов» оружием и медикаментами.
Летом установились правила приема в комсомол в подполье: организациям разрешалось утверждать молодежь в члены ВЛКСМ по устным заявлениям. Документы рекомендовалось выдавать после освобождения района от врага.
В октябре ЦК принял постановление «О руководстве комсомольскими организациями в тылу врага». В нем указывалось на необходимость добиться того, чтобы каждый член союза стал бойцом партизанских отрядов, групп подрывников или разведчиков — с лета 1942 года на борьбу с партизанами Гитлер вынужден был отвлечь 10% сухопутных сил, находившихся на Восточном фронте.
Комсомольцы-партизаны были примером бесстрашия, героизма и отваги. Минские ленинцы Зверев и Козятников пожертвовали жизнями, бросившись с зарядами тола под колеса фашистского танкового эшелона. Житомирская партизанская дивизия, в которой сражалось свыше тысячи «коммунаров», держала под контролем все коммуникации, проходившие рядом с ней.
В августе – сентябре 1943-го партизаны многих областей России, Белоруссии и Украины успешно осуществили операцию, вошедшую в историю как «рельсовая война».

Для повышения боевой активности его членов 12 августа Центральный комитет учредил Красные знамена ЦК ВЛКСМ, вручавшиеся лучшим комсомольским организациям партизанщины.

Их были удостоены организации соединений Алексея Федорова, Сидора Ковпака, Михаила Дуци, Федора Дубровского, Виктора Объедкова, Николая Сороки. Кроме того, 17 сентября была учреждена Почетная грамота ЦК ВЛКСМ комсомольцу-партизану Отечественной войны. Такими грамотами до 1 марта 1944 года было отмечено более тысячи человек.
Вместе с советскими воинами в партизанских формированиях отважно бились патриоты Польши, Чехословакии, Франции, Венгрии, Румынии, Югославии. Консолидировалось Сопротивление, ширилось содружество молодежи.

Комсомольские организации проводили работу с оккупированным населением. Они печатали газеты и листовки, информировали жителей о положении на фронте, разоблачали фашистские инсинуации, поднимали дух и настроенность, укрепляли решимость бороться с захватчиками, вселяя веру в победу над врагом.
В тыл неприятеля просачивалась центральная и областная пресса. ЦК ВЛКСМ организовал доставку за линию фронта важной партизанской литературы. Только за 1942 год переправлено 8 млн экземпляров листовок, обращений, воззваний, брошюр. Также поступали печатные машины (130), гектографы (350), стеклографы, ротаторы, бумага, были подготовлены и внедрены специально обученные полиграфисты. Важную роль в массово-политической работе среди населения играли трансляции Всесоюзного радио. ЦК ВЛКСМ, ЦК ЛКСМ союзных республик участвовали в организации специальных молодежных программ.
Самоотверженная деятельность комсомола в подпольных формированиях подтверждается следующими данными: за время войны партизаны уничтожили и взяли в плен 1,5 млн фашистских солдат, офицеров, чиновников оккупационного аппарата и их пособников, а также произвели более 18 тыс. крушений неприятельских поездов. 50 тыс. юношей и девушек награждены орденами и медалями, свыше 100 человек стали кавалерами «Золотой Звезды».
Партизанская борьба, в которой храбро и беззаветно участвовала молодежь, явилась важным стратегическим фактором в обеспечении победы народов Советского Союза в Великой справедливой войне.

Славно и трудолюбиво работала молодежь в тылу, обеспечивая фронт всем самым важным. Заменяя отцов и братьев, ушедших на фронт, забыв про сон и праздность, самоотверженно «воевали» на производстве подростки в возрасте до 18 лет. Если в 1942 году в хозяйстве было занято свыше 1,2 млн детей, то в 1944-м – уже 2,4.

ВЛКСМ выдвинул всем молодым лозунг: «Работать за себя и за товарища, ушедшего на фронт!». Во всех деловых отраслях был созван трудовой фронт, созваны комсомольско-молодежные бригады, в сентябре 1943-го их насчитывалось свыше 36 тыс. (около 280 тыс. чел.), в августе 1944-го – свыше 100 тыс. (около 800 тыс. чел.). На крупные промышленные предприятия и стройки были направлены комсорги ЦК, союзных республик, крайкомов, обкомов.
По существу, в настоящий штаб по подготовке боевых резервов превратился комитет ЛК Горьковского автозавода. Сотни его воспитанников отправлялись на работу инструкторами ПВХО и руководителями групп самозащиты. В цехах создавались специальные отряды по охране промышленных объектов, борьбе с пожарами, со шпионами и диверсантами, с вражескими парашютными десантниками. Автозаводцы брали шефство над военными госпиталями, помогали медперсоналу ухаживать за ранеными, выступали с художественной самодеятельностью, готовили подарки бойцам.

В период эвакуации из прифронтовой полосы промышленных предприятий ВЛКСМ создал свыше 32 тыс. групп, бригад и отрядов, которые порой круглыми сутками, под огнем врага демонтировали, грузили на платформы и отправляли в тыл промоборудование.
Значимая роль в укреплении тыловой промышленности и транспорта, перестройке их на воздаяние фронтовых нужд отводилась перераспределению экономических ресурсов и, в частности, отправке на восток из районов, которым угрожала оккупация, сельскохозяйственного и фабричного оборудования, других материальных ценностей и рабочей силы. С июля по декабрь 1941-го в восточные районы СССР было перебазировано 2593 предприятия, в том числе 1523 крупных, перевезено железнодорожным транспортом 10 млн человек, водным – 2 млн.
Значительный объем работ по эвакуации производительных сил выполнили юноши и девушки прифронтовой зоны (задействовано 32 тыс. специальных комсомольско-молодежных бригад). Они организовали присмотр за детьми на вокзалах и причалах, обеспечивали людей питанием, помогали медикам.
В пунктах назначения из комсомольцев формировались группы для учета, размещения и трудоустройства прибывших. В глубоком тылу они встречали эшелоны, занимались круглосуточной выгрузкой и последующей доставкой техники на места, принимали участие в налаживании производства.
Часто приходилось действовать впроголодь и в непогоду, проживать в сырых землянках, мокрых палатках, ночью трудиться при свете костра. Но несмотря на сложности, монтаж заводов и фабрик обычно завершался в течение нескольких недель, а через 3–4 месяца предприятия уже достигали предвоенного уровня. Многие из эвакуированных цехов начинали давать продукцию, когда часть оснащения находилась в пути, а «рабочие» стены только возводились.
Вступавшие в строй предприятия увеличивали военно-промышленную мощь. Одним из важнейших факторов труда стало восполнение рабочей силы, вот почему свыше 11 тыс. квалифицированных подвижников, находившихся прежде в непроизводственных областях НХ, получили направления в ведущие отрасли. Как вынужденная мера был увеличен рабочий день, отменены очередные и дополнительные отпуска.

Огромную помощь в восполнении промышленности и транспорта людскими ресурсами оказал ВЛКСМ. На многих предприятиях индустрии удельный вес молодежи составлял 60–70% от всех рабочих, в некоторых цехах – даже 100%.
Концентрация комсомольских сил на решающих участках работы усиливалась на всем протяжении войны. В 1944 году на железнодорожном транспорте трудилось более 450 тыс. партийцев, в угольной промышленности – более 200 тыс., в машиностроительной – свыше 100 тыс., в металлургии – около 100.
Обучение молодежи рабочим профессиям проводилось главным образом на производстве, прямо у станка. Формами повышения квалификации были стахановские школы, школы передовиков, кружки техминимума, курсы овладения технологией. Большую роль в подготовке кадров сыграли учебные заведения системы государственных трудовых резервов (за годы войны 2250 тыс. квалифицированных рабочих).

В связи с необходимостью замещения на производстве ушедших на фронт бойцов по начинанию молодых работниц МАЗа родилось движение женщин за овладение мужским «ремеслом». 23 июня 1941 года ЛК принял постановление, в котором одобрил почин выступивших с инициативой – в свободное от работы время овладеть специальностями слесаря, токаря, фрезеровщика. Он был подхвачен девушками Киева, Тбилиси, Свердловска. Хрупкие и молоденькие, они спускались на работу в угольные шахты, становились у доменных печей, изучали токарное и слесарное дело, электросварку, шли на самые трудные участки, где до войны «вкалывал» исключительно мужской пол.
Широко распространилась на транспорте инициатива комсомольцев Лихоборского узла окружной ж.д., организовавших обучение молодых тружениц массовым производственным профессиям.
Дети ЛК всюду показывали образцы высокого труда. 3 июля 1941 года комсорг с горьковского завода «Красное Сормово» Федор Букин взял обязательство «работать не только за себя, но и за товарища, ушедшего на фронт», выполняя сменное задание на 200%.

Инициатива передовика быстро распространилась по стране. Уже к концу года на заводах Москвы, Ленинграда, Свердловской и Пермской областей, в Комсомольске-на-Амуре, в Баку двухсотником стал каждый третий комсомолец.
С 3 по 8 ноября 1941-го по инициативе первичной организации завода «Большевик» в Ленинграде была проведена трудовая вахта под лозунгами: «Больше снарядов, мин, бомб и вооружения для разгрома врага!», «Увеличим ряды многостаночников и совместителей профессий!», «Стахановской работой поможем нашей Красной Армии уничтожить врага!». Из заводских ворот ежедневно «выплывали» отремонтированные танки, рабочие отправляли на фронт боеприпасы и снаряжение. В ходе соревнования появились почетные «титулы»: «двухсотники», «трехсотники», «пятисотники», «тысячники» — синонимы стахановцев и ударников первых пятилеток. Их обладатели ломали старые нормы, совершенствовали технологические процессы, внося в производство максимально новое и передовое.

Один из цехов Горьковского автозавода получил спецзадание наркома танковой промышленности – требовалось увеличить выпуск продукции более чем в два раза. Молодежь бросила клич: «Работать на заводе так, как дерутся бойцы на фронте!» Началось соревнование за право называться фронтовой бригадой. Первыми этого права добились комсомольско-молодежные бригады В. Шубина, В. Тихомирова, Ф. Любавина, И. Якименко, Н. Галаниной. Они мерили каждый шаг, каждый поступок, каждую отработанную смену по полю боя. Бригада Федора Любавина, решив работать за себя и за ушедших, 24 октября выполнила сменное задание на 218%. Но, посчитав, что этого мало, 25 октября дала уже 225, работая по 28 часов подряд. Все члены бригады поклялись: никогда «не опускаться» ниже 200% – со страниц «Комсомольской правды» (30 декабря 1941 г.) их вожаки обратились к молодым рабочим страны: «Молодые стахановцы, комсомольцы и комсомолки могучей советской индустрии! Работайте не покладая рук над выполнением оборонных заказов! Создавайте фронтовые бригады! Наш лозунг: сегодня работать лучше и быстрее, чем вчера. Завтра – лучше и быстрее, чем сегодня!».

Родоначальниками почина под девизом «В труде, как в бою» выступили как комсомольцы АвтоВАЗа, так и мастер Уральского завода тяжелого машиностроения комсомолец Михаил Попов.
Молодой мастер получил для бригады расточников от наркома особое задание. Разработав новую технологию расточки бронекорпусов, он сократил время операции с 36 часов (по норме) до 1,5. Свой опыт передал товарищам по «фронту». Выполнив задание, бригада попросила это право – назваться фронтовой.

По словам Михаила, уралмашевцы вдохновлялись подвигами красноармейцев: «Помогли им смелость, напористость и смекалка. Эти же качества помогли и помогают нам непрерывно повышать производительность труда».
С первых дней Великой Отечественной Уралмашзавод переключился на выпуск военной продукции. В это время здесь было изготовлено свыше 19 тыс. бронекорпусов, 30 тыс. полевых и танковых орудий, 5 тыс. 500 танков и артиллерийских установок. Самоходки на базе средних «Т-34» в стране никто, кроме него, не выпускал, а их эффективность была весьма высокой, поскольку имелось удачное сочетание мощных орудий и маневренности.

Инициатива комсомольцев Уралмаша нашла поддержку среди молодежи, трудящейся на предприятиях всего Урала и даже СССР. К ноябрю 1942-го уже 500 бригад Свердловской области именовались фронтовыми.
Бригада Александра Шашкова (Московский завод внутришлифовальных станков) выпускала 36 станков вместо 6-ти по плану, каждый ее член овладел умением выполнять любую операцию на сборке.

На 29 октября 1943-го на предприятиях страны насчитывалось 35 620 фронтовых молодежных бригад, объединявших 239 720 молодых людей. В августе 1945-го таких бригад уже было более 154 тыс., в них трудилось свыше миллиона человек, производительность в них превышала выработку остальными лицами на 30–40%. В 1942 году, когда движение стало массовым, ЦК ВЛКСМ организовал по отраслям промышленности Всесоюзное социалистическое соревнование, продолжавшееся вплоть до 1946-го.

Для подъема производственной активности молодежи использовались оперативно созывавшиеся совещания бригадиров и членов молодежных бригад, слеты рабочей молодежи, смотры организации процесса пр-ва и оборудования. В 1943–1944 гг. наркоматы совместно с ЦК ВЛКСМ и ЦК профсоюзов провели в Москве, Свердловске, Магнитогорске, Ярославле, Куйбышеве и Челябинске всесоюзные совещания бригадиров по 20 ведущим отраслям промышленности для обмена опытом труда.
Звание «фронтовая», «гвардейская» присваивалось заводским бригадам, выполнившим план не менее чем на 150 % в течение двух последних месяцев при высоком качестве продукта, экономии материалов и электрозатрат, образцовой организации рабочего места и высокой дисциплине труда. К началу 1944-го производительность молодых рабочих в промышленности по сравнению с довоенной выросла на 40, а по заводам авиационной и танковой направленности – на 45%.

Беззаветно трудились в годы войны молодые железнодорожники, речники, работники морского перевоза, добиваясь перевыполнения напряженных планов по транспортировке военного багажа. Широко распространилось возникшее накануне войны лунинское движение, названное так в честь машиниста комсомольца (в будущем Героя Соцтруда) Николая Лунина. Его паровозная бригада собственными силами проводила текущий ремонт, устраняла повреждения и добилась увеличения времени пробега локомотива. К концу 1941-го в стране насчитывалось около 47 тыс. продолжателей его дел.

Первостепенное внимание в дни войны уделялось сооружению объектов оборонного значения. ЛК непрерывно держал в поле зрения работу своих воспитанников на крупнейших зачинах, только с апреля 1943 года мобилизовав туда более 100 тыс. человек. Комсомольско-молодежной стройкой было объявлено сооружение в Магнитогорске крупнейшей в Европе доменной печи № 6. 3500 молодых рабочих построили ее в рекордно короткий срок (8 месяцев), дав ей почетное в то время имя – «Комсомольская». Досрочно вступила в эксплуатацию и домна №3 в Нижнем Тагиле. Над ее возведением также шефствовал ВЛКСМ. Руками юных строителей введены в действие новый тракторный завод на Алтае, крупный угольный рудник в Караганде, алюминиевый завод на Урале, комбинат по выплавке никеля в Норильске, Северо-Печорская ж.д., построены город шахтеров Воркута и город нефтяников Ухта. Такое участие в капитальном строительстве, безусловно, усиливало военно-экономический потенциал страны.

Немало сделали для разгрома врага юные граждане отчизны – учащиеся заведений системы трудовых резервов. Только студенты железнодорожных училищ и школ ФЗО изготовили различной продукции на 5 млрд рублей. Силами комсомольцев и молодежи ТР в 1943 году было восстановлено и введено в строй 19 важнейших энергетических и металлургических предприятий.
ГКО учредил для победителей три переходящих Красных знамени. Звание лучшего по профессии присуждалось за отличные производственные показатели и хорошую учебу, качественное содержание рабочего места и выполнение производственных планов не ниже чем на 250%. Учитывалось также лоббирование общественных дел. За годы войны шесть ремесленных и железнодорожных училищ, свыше тысячи учащихся и работников ТР были удостоены правительственных наград и более 20 тыс. учащихся и воспитателей награждены грамотами и значками.

ВЛКСМ, советская молодежь помогали фронту не только рыцарским трудом в глубоком тылу страны. Они немедленно включались в восстановление промышленности и транспорта в освобожденных от фашистов районах –действующая армия нуждалась во всем большем количестве военной продукции, боевых машин, вооружения.
По зову сердец, когда фронт проходил еще в двух километрах от Волоколамска, комсомольцы уже начали ремонт железной дороги, сформировали бригады по расчистке улиц, восстановлению госпиталя и городского хозяйства.
29 декабря 1941 года правительство приняло решение о восстановлении Московского угольного бассейна. Столичная организация послала туда свыше 800 ребят, в том числе большую группу комсоргов, сумевших мобилизовать молодых горняков на решение непростых задач. На шахте № 13 из-за сильных морозов задержался ремонт копра, тогда плотники Ситников и Орлов вместе с командой из других бригад взялись за самостоятельную починку, невзирая на 30 – 35мороз. Работая на высоте 30 метров при пронизывающем ветре в течение трех суток, энтузиасты закончили дело раньше срока. Благодаря помощи комсомольцев уже 11 января 1942 года шахтеры Мосбасса выдали первые 22 тонны угля. А к 20 февраля уголь выдавали уже 16 шахт.

«Вся страна защищала Сталинград, вся страна будет его строить», – так ответили советские люди на постановление ГКО СССР о первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленного и городского хозяйства города на Волге. По призыву ВЛКСМ сюда прибыло 23 тыс. людей. Весной 1943 года ЛК провел Всесоюзный молодежный воскресник в фонд восстановления города. В нем участвовало около 9 млн юношей и девушек – широкий фронт восстановительных работ в Сталинграде требовал умелых рабочих рук, каждому вручался наказ ЦК: «Ты, посланец комсомола, едешь в город нашей народной славы – Сталинград… Впереди у тебя дни и ночи напряженного самоотверженного труда, суровая жизнь строителя-воина. Но как бы ни было тебе трудно, помни, что тем, которые незадолго до тебя отстаивали место, где ты работаешь, было гораздо труднее… На первых порах ты будешь жить так же, как жили они: в землянках и палатках. С киркой и лопатой ты пройдешь путь, пройденный ими с винтовкой».
В один из дней к разрушенному Дому Павлова пришла добровольческая трудовая бригада жен фронтовиков во главе с Александрой Черкасовой, решившая восстановить его своими силами, работая в течение часа до начала трудового дня и в течение двух часов после него. Так вскоре почти во всех освобожденных городах началось движение черкасовцев. В Сталинграде трудилось 300 таких бригад добровольцев, объединивших 10 тыс. человек.

21 августа 1943 года СНК СССР приняло постановление «О неотложных мерах по восстановлению народного хозяйства в районах, освобожденных от немецких оккупантов». ЦК ВЛКСМ поддержал инициативу ряда организаций о развертывании соревнования молодежи тех промышленных предприятий, которые выполняли заказы для Донбасса. По комсомольским путевкам в «черную» столицу отправилось свыше 100 тыс. юношей и девушек страны. К весне 1944-го молодежь Москвы, Ленинграда, северных и восточных областей России послала шахтерам 360 вагонов леса, более 500 вагонов оборудования и инструментов.
25 тыс. человек с красными значками помогало восстанавливать Днепрогэс, 10 тыс. – «Запорожсталь». В общей сложности комсомол патронировал восстановление 15 крупных городов, разрушенных немецко-фашистскими захватчиками. Была намечена огромная программа по реставрации и строительству промышленных предприятий и других важных объектов, принято решение создать для детей фронтовиков и партизан, а также для сирот суворовские училища, расширить сеть детских домов и приемников.

Комсомольцы и молодежь тыловых районов оказывали большую помощь населению освобожденных территорий. По их инициативе проводился сбор теплых вещей, предметов домашнего обихода (комсомольцы Туркменской ССР послали трудящимся освобожденного Минска 11 вагонов с подарками). В фонд шефской помощи в 1943 году молодежь 18 областей СССР безвозмездно засеяла 34 тыс. га сельскохозяйственными культурами (к примеру, 120 сверхплановых га посадили ребята из Таджикистана). Весь собранный урожай был отправлен в освобожденные районы.

На Украине с первых шагов своей деятельности комсомольские организации вовлекали молодежь в восстановление разрушенного хозяйства, выполняли просьбы военного командования о ее мобилизации на строительство дорог, аэродромов, на доставку к линии фронта оружия и боеприпасов. Повсеместно создавались военизированные отряды, несшие караульную службу, охранявшие склады и другие важные объекты.

Участие комсомола в восстановлении народного хозяйства освобожденных республик и областей явилось славной страницей его истории. Тысячи юношей и девушек награждены орденами и медалями, а 40 членов союза удостоены званий Героя Социалистического Труда и лауреата Государственных премий.

Великий подвиг совершили в годы войны труженики деревни, сельская молодежь. В невероятно тяжелых условиях они бесперебойно снабжали армию, флот и городское население продуктами, промышленность – сырьем.
Не хватало тракторов, уборочных машин, рабочих рук. Теперь с уменьшением количества техники и трудовой силы приходилось решать сложные проблемы сельскохозяйственного производства.

После потери плодороднейших площадей на западе СССР главными житницами стали тыловые районы, где в 1941 году посевы зерновых увеличились более чем на 2 млн га. «Хлеб – наше оружие!» – под таким лозунгом самозабвенно трудилось советское крестьянство. На плечи юных парней и девушек, молодых женщин легла невероятная ответственность за сохранение колхозов, совхозов, за судьбу урожая, за то, чтобы досыта накормить армию и ее солдат.

Отвечая на призыв к девушкам страны механизаторов Раменской МТС знатных трактористок П. Ангелиной и П. Ковардак, сесть за руль трактора, чтобы заменить ушедших на фронт мужчин, десятки тысяч вчерашних школьниц горячо взялись за техучебу. Только в 1941–1942 гг. специальностью овладели 180 тыс. юных женщин. Всего за годы войны было подготовлено 1,5 млн механизаторов, 70% из этого числа составляла молодежь.
По инициативе трактористок Ставрополья в 1942 году началось Всесоюзное социалистическое соревнование женских тракторных бригад. Самой знаменитой стала бригада Дарьи Гармаш. Еще вместе с будущим мужем девушка работала на Рязанщине, тут свадьба… События развивались стремительно: в июне 1941 года у молодоженов родилась дочь, а через две недели грянула война… Когда фашисты ступили на Рязанскую землю – все тракторы были разобраны по деталям и спрятаны в лесу. В этой акции участвовала и Даша.

Но скоро прозвучала радостная весть: «Поражение немецких войск на подступах к Москве». Теперь надо было собирать машины обратно. Стояли лютые морозы, но девчонки из МТС каждое утро поднимались, шагали в лес, выкапывали детали из ледяной земли и на санях волокли в мастерскую…
Наступило время весеннего сева, работать было некому — механизаторы ушли на фронт. 3 мая 1942-го тракторы бригады Гармаш впервые выехали в поле — и работали, не сбавляя темпа, до поздней осени. Девичий сон — не более 4 часов, на завтрак — печеный в золе картофель и прозрачный ломтик хлеба из лебеды. К концу вечера ноет поясница, трещат суставы. Но и вспашку, и сев, а еще — культивацию, уборку, сенокос, подъем паров, озимый сев — все надо осилить в кратчайшие сроки сразу в нескольких хозяйствах…
Такие вот женские тракторные коллективы трудились в военное время по всей стране. А когда объявили соцсоревнования, в них включилось более 4 тыс. бригад. Но по итогам 1942-го первой стала команда Дарьи! Девчатам было присуждено Красное Знамя ЦК ВЛКСМ и премия в 10 тыс. рублей, которую они, всю до копейки, отдали на создание рязанской танковой колонны. Знамя оставалось в бригаде и в 1943-м, и в 1944-м, и в победном 1945-м. Дождавшись мужа с войны, Даша сохранила за собой трактор и не оставила подруг. Девушки по-прежнему продолжали творить трудовые чудеса на рыбновских полях. И в 1947 году переходящее Красное Знамя было отдано им навсегда…

В связи с войной сократилось снабжение деревни запчастями к тракторам, комбайнам и другим машинам. Весной 1942 года ценную инициативу проявили комсомольцы Иловлинской МТС Сталинградской области. Они своими силами отремонтировали 75 тракторов. Новых запасных частей практически не было, ребята собирали старые детали, чинили их и ставили на технику. Почин иловлинцев был подхвачен ВЛКСМ и распространен по всей стране. Только за один год молодежь села собрала, восстановила и изготовила в свободное от работы время различных деталей и инструментов для ремонта сельскохозяйственного оборудования на 65 млн рублей. С такой же настойчивостью юноши и девушки следили за бережным расходованием горюче-смазочных средств, специальные молодежные посты охраняли посадки и поля.
По их инициативе в колхозах были вновь организованы существовавшие до войны звенья высокого урожая. К маю 1945 года таких звеньев насчитывалось около 100 тыс. Отдельные из них добивались выдающихся результатов. По 300 пудов проса с га собирала команда Н. Рудневой из колхоза «Красный пахарь» Обоянского района Курской области. Звено Т. Крутовой Коломенского района Московской области получило 835 ц картофеля и 1770 ц капусты с каждого га. В 1944 году бригады высокого урожая Азербайджана дали сверх плана 172 тыс. пудов хлопка и 78 тыс. пудов зерна.

Юноши и девушки были первыми и среди тех, кто осваивал новые для восточных районов страны культуры – каучуконосы, сахарную свеклу, эфироносы, масличные. Силами сельской молодежи проводился сбор удобрений, золы, семян из личного хозяйства, оборудовались крытые тока, засевались комсомольские гектары в фонд обороны страны. Комсомольцы создавали молотильные и транспортные бригады, бригады молодых пахарей, косарей.

Большая задача встала перед молодежью по выполнению планов развития животноводства. По инициативе ЛК повсеместно проводились воскресники, декадники и месячники по заготовке кормов, ремонту ферм. Так, в 1942 году лидерами образцовой подготовки скота выступили комсомольцы колхоза имени Н.К. Крупской Омской области. Сельские парни и девчонки много заботы уделяли сохранению молодняка.

В начале 1942 года по решению ЦК ВЛКСМ 15 тыс. девушек были направлены в село счетоводами. В деревенское производство привлекались студенты вузов и техникумов, пионеры и школьники. В летнюю полевую страду 1942–1944 гг. трудилось около 6 млн детей. Они выработали 588 млн 600 тыс. трудодней. Силами ребят было собрано 240 784 т грибов, дикорастущих плодов и ягод.

В колхозе «Новый путь» Костромского района Ярославской области председатель регулярно выступал на комсомольских собраниях с отчетами о проделанной работе. А в колхозе имени А.З. Неверова Алтайского края, где не было ни одного члена партии, организация так умело направляла хозяйственную деятельность артели, что из отстающих он сделался передовым.

О преданности делу победы говорит и тот факт, что за годы войны средняя выработка трудодней молодежью выросла в полтора-два раза. Несмотря на исключительно тяжелые условия того времени, сельские труженики при активном участии юношей и девушек обеспечили бесперебойное снабжение КА и населения продовольствием, а промышленности – сырьем. Лучшим организациям переходящие Красные знамена ЦК ВЛКСМ и Наркомата сельского хозяйства СССР были оставлены на вечное хранение – как символ героического труда в борьбе за высокие урожаи военных лет.

С первого дня ВОВ началось движение за создание Фонда обороны страны. Все члены ВЛКСМ Ленинграда не только вносили в него деньги наличными, но и отчисляли свой одно-, двухдневный заработок, передавали облигации государственных займов. 26 июня 1941-го в контору Госбанка поступили первые взносы в Фонд обороны от молодых жителей Москвы. Затем начисления пошли непрерывным потоком: комсомольско-молодежная бригада автозавода отработала в выходной день полторы смены, передав в него деньги, коллектив завода «Красный пролетарий» обратился 31 июля ко всем рабочим, инженерно-техническим работникам, служащим, работникам науки и искусства страны с призывом ежемесячно, вплоть до конца войны, производить отчисление туда однодневного заработка. С 1 августа по 1 ноября 1941 года москвичи, в том числе и молодежь, сдали в этот фонд 36,7 млн рублей. Одной из форм участия членов ЛК в создании «ФО» стали воскресники. 17 августа 1941-го в первом Всесоюзном воскреснике участвовало более 9340 тыс. человек. В этот день только на железных дорогах страны работало 900 тыс. юношей и девушек, отремонтировавших 533 паровоза, 2812 товарных вагона, 727 км полотна, погрузивших и выгрузивших 4658 вагона, собравших 24114 т металлолома.
Во втором комсомольско-молодежном воскреснике, состоявшемся 7 сентября, участвовало уже около 13 млн человек.

В дни, когда гитлеровцы рвались к Москве, молодежь Хабаровского края начала сбор средств на постройку звена бомбардировщиков. Денежные переводы поступали от полярников, рыбаков, золотоискателей, таежных охотников. Денег было собрано столько, что их хватило на четыре таких звена.
К весне 1943-го комсомольские организации страны собрали около 542 млн рублей на строительство танковых колонн и авиационных эскадрилий. А всего за годы ВОВ юноши и девушки внесли около 1 млрд рублей. В победном наступлении КА участвовали сотни самолетов, танков, боевых кораблей и подводных лодок, бронепоездов, артдивизионов и батарей «катюш», построенных на «приношения». По установившейся традиции на оружии было отмечено: от молодежи такого-то завода, города, края. С фронта в тыл шли дружеские письма и боевые рапорты, воины считали своим долгом отчитываться перед «хозяевами» оружия в том, как оно используется в боях.

Народная инициатива выдвинула множество иных форм помощи Красной Армии. Более 5,5 млн граждан были донорами, 90% из них составляли молодые люди. На селе и в городе развернулся сбор теплых вещей для воинов армии и партизан. Были собраны миллионы пар валенок, теплого белья, ватных курток, шерстяных рукавиц, полушубков. На фронт шел массовый поток посылок с подарками для солдат. Только для партизан комсомольцы и молодежь собрали 2 млн даров.

 «Пусть же знают враги, что война, которую затеял Гитлер, не разъединит наш народ, а наоборот сцементирует его. Война сплотила нас, сделала нашу семью еще более дружной. И детям, осиротевшим в эти дни, мы не дадим погибнуть. Мы выручим их, воспитаем», – писал в «КП» офицер-дальневосточник, «комсомольский коммунист» Петр Безносиков.

К сожалению, Ирину Кузьмину и ее дочь Надюшу разыскать не удалось. Тогда Петр удочерил девочку Раю, оставшуюся сироткой. Глядя на командира, рота Безносикова взяла шефство над целым детдомом. А в Песковке односельчане приняли в свои семьи десятерых ребят.
Кроме того, Петра услышала вся страна. Люди стали массово забирать детей из приютов, отдавая им любовь. ЦК ВЛКСМ открыл специальный счет, на который перечислялись средства для ребятни, к маю 1945-го на него поступило 270230000 рублей.
Также обкомы и горкомы подбирали воспитателей-комсомольцев для работы с малышами. В различных районах они помогали открывать здравницы, в которых ослабленные и больные поправляли здоровье.
Сам Петр Безносиков после демобилизации благополучно возвратился домой и ежедневно до самой смерти приходил в местный детдом, чтобы самому помочь и пообщаться с детьми.

Большая работа проводилась членами союза Ленинграда по оказанию помощи населению города, находившегося во вражеской блокаде. С предложением выступили девушки-комсомолки Приморского района, создавшие специальный бытовой отряд из 80 человек. После чего такие отряды стали образовываться повсеместно численностью не менее 500 в каждом. В свою очередь, они делились на бригады. «Бойцам» из бригад поручалось заботиться о повседневных нуждах женщин и стариков – тех, кто наиболее тяжело переносил лишения, связанные с изоляцией.
КБО (комсомольские бытовые отряды) получили широкие полномочия от Ленсовета: они переселяли жильцов, определяли безнадзорных детей в приюты, ходатайствовали об эвакуации населения, создавали специальные магазины, столовые для больных и изможденных. В общей сложности отряды обслужили 78 тыс. ленинградцев, определили в детские дома, сады, ясли более 15 тыс. сирот.
В один из дней блокадной зимы, когда отсутствие воды на хлебозаводах грозило сорвать выпечку, 2 тыс. юношей и девушек в 300 мороз вышли на Неву, черпали из нее ведрами воду, передавали по цепочке, чтобы те самые «сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам» дошли до жителей. Когда весной 1942-го Ленсовет принял постановление «О развитии индивидуального огородничества», молодые ленинградцы в Летнем саду, на Марсовом поле, Исаакиевской площади, там, где раньше красовались цветники и газоны, посадили картофель и овощи. Комсомольцы установили строжайший контроль за расходованием продовольствия, взяв под наблюдение продажи продуктов в магазинах и столовых.
Недостаток питания и главным образом отсутствие овощей привели к массовому заболеванию питерцев цингой. Райкомы срочно направили специальные бригады в пригороды для сбора хвои, которую развешивали в пакетики по 200 гр. и выдавали населению. Такие же бригады создавались и на предприятиях. В короткий срок было собрано 40 вагонов игл.
Весна 1942-го принесла ленинградцам очередные трудности. Возникла опасность вспышки эпидемий. Очистка города от льда, мусора и нечистот стала первостепенной задачей. Ежедневно около 20 тыс. комсомольцев трудилось на уборке, личным примером увлекая за собой несоюзную молодежь.
Радикальную помощь в обеспечении блокированного Ленинграда оказала знаменитая «Дорога жизни», шедшая по Ладожскому озеру. Зимой 1941/1942 гг. по инициативе ленинцев было организовано соревнование водителей автомашин, перевозивших грузы городу и фронту. Лучшие из них осуществляли по нескольку рейсов в день, находясь за рулем по 16–18 часов. Ежесуточно доставлялось 7–8 тыс. т продовольствия и боеприпасов. Обратным путем эвакуировалось население города на Неве.
Огромную заботу комсомол проявлял о воинах, активно участвуя в работе ВК, созданного в октябре 1941-го с целью координации помощи и обслуживания больных и раненых бойцов. По решению ЦК ВЛКСМ сделался шефом госпиталей. К каждому были прикреплены 2–3 комсомольские ячейки, что в значительной мере помогало своевременно развернуть госпитальную сеть и оборудовать ее всем необходимым. Только в Москве во вновь открытых 200 госпиталях работало около 50 тыс. общественниц. Кроме должного ухода, больным показывались концерты силами участников художественной самодеятельности. Особенную заботу о раненых проявляли комсомольцы железнодорожных станций. По решению ЦК от 1 августа 1941 года в пунктах остановки госпитальных эшелонов им были созданы специальные сандружины, которые проводили подвоз продуктов питания к поездам во время их стоянок в пути.

Комсомольцы, пионеры и школьники окружили семьи воинов вниманием и заботой. Комсомольско-молодежные и тимуровские отряды, бригады, посты оказывали им всевозможные услуги в быту: пилили дрова, убирали комнаты, ходили за продуктами, ухаживали за детьми, обрабатывали сады. Важное место в повышении психологического тонуса воина, в укреплении тыловых связей играли письма. Юноши и девушки, работавшие в тылу, рассказывали о своих делах. Фронтовики, в свою очередь, присылали вести с выражением благодарности за заботу, клялись с честью выполнять солдатский долг.

Когда девушки завода «Каучук» обратились к воинам Западного фронта с просьбой начать переписку, в ответ получили только за один месяц свыше 4 тыс. (индивидуальных и групповых) постов. А комсомолки «Трехгорки» за четыре месяца отправили на фронт более 12 тыс. конвертов бойцам Воронежского фронта, не имевшим писем от родных.

Непрерывным потоком в действующую армию шли бандероли подарков. Комсомольцы собирали среди населения художественные книги, журналы. Широкий размах принял обмен делегациями армейских, флотских и тыловых КО. Свыше 20 делегаций с подарками послал на передовые позиции и корабли Балтики Октябрьский РК ВЛКСМ, 37 – Свердловский РК из города на Неве. В октябре 1942 года части КА и корабли Балтики посетили представители МК. Встречи с фронтовиками поднимали моральный дух, заставляли молодежь тыла еще лучше работать для фронтовых нужд. Тыловые организации брали шефство над частями армии, авиации и флота. Трудящиеся Москвы и Подмосковья опекали почти 150 воинских частей и соединений. В свою очередь, воинские части оказывали трудовую помощь сельскому населению прифронтовых зон. Так объединяла война…

Подвиг комсомола в те годы был высоко оценен. За героизм и мужество, проявленные в борьбе с гитлеризмом, 3500 его членов удостоены элитного звания Героя Советского Союза (из них 60 — дважды).

В канун 70-летия Победы как за рубежом, так и в РФ была предпринята массированная попытка Запада принизить роль СССР в уничтожении гитлеризма. К сожалению, немало и в России публичных людей (кого уважают и кому верят), из тех, кто льет воду на мельницу фальсификаторов: «Наполеон, истребивший в кровавых мясорубках половину страны, остается самой почитаемой личностью во Франции… У нас Жуков – национальный герой, а он ведь побеждал в войне за счет «пушечного мяса», – режиссер Александр Митта (АиФ № 35, 2014 г.). Такое безграмотное утверждение непривычно слышать от зрелой образованной личности, так как рассуждать о том, о чем имеешь лишь смутное представление, только из-за того, что это тенденциозно, сомнительное кредо даже для популярного деятеля искусств. Для столь безапелляционных заявлений нужно точно знать: как, с кем и с чем подошел Георгий Константинович к вероломной войне, какими обладал полномочиями, ресурсами и комсоставом, а также учитывать взаимоотношения внутри Ставки. Еще неплохо обладать сравнительными данными обсуждаемого субъекта с другими подобными ему из других мест. Широко известно высказывание о генерале армии, приписываемое фюреру: «Если бы в германской армии был хотя бы один такой генерал, как Жуков, то Германия давно бы завоевала мировое господство». Говорил эти слова Адольф Гитлер или нет, так и останется тайной, но однозначно известно, что в Вермахте истинного маршала-триумфатора действительно оценивали очень высоко.

Сотрудник газеты «Независимое военное обозрение», военный историк к.и.н., Алексей Исаев приводит такие сравнительные данные: «В ходе контрнаступления под Москвой безвозвратные потери Западного фронта, которым командовал Жуков, составили 13,5% от общей численности войск, а Калининского (генерал-полковник Конев) — 14,2%. В Ржево-Вяземской операции у Жукова — 20,9 %, а у Конева — 35,6%. В Висло-Одерской потери 1-го Белорусского фронта Жукова составили 1,7% первоначальной численности, а 1-го Украинского фронта Конева — 2,4%». И, хотя действия Жукова сравниваются здесь с действиями только одного соратника, очевидно, что Георгий Константинович воевал не большей кровью, чем остальные.
На самом деле о маршале нередко встречаются свидетельства взаимно противоположного характера. Но они кажутся таковыми лишь с узкой точки зрения, абсолютизирующей, как это сейчас принято, «право человека на жизнь». Полководец действующей армии вынужден применять к людям и их поступкам несколько иной моральный критерий: достижение победы. В такой войне, каковой была Великая Отечественная, «мы за ценой не постоим» – был общий настрой всего народа, в том числе бившегося непосредственно рядом с ним.
Мало того, именно Жуков, как никто другой понимая, что воюет солдатом, старался всеми возможностями уберечь состав, апеллируя к фактам: «В армиях Западного фронта за последнее время создалось совершенно недопустимое отношение к сбережению личного состава. Командармы, командиры соединений и частей, организуя бой, посылая людей на выполнение боевых задач, недостаточно ответственно подходят к сохранению бойцов и командиров. Ставка за последнее время Западному фронту дает пополнение больше других фронтов в 2–3 раза, но это пополнение при халатном, а иногда преступном отношении командиров частей к сбережению жизни и здоровья людей недопустимо быстро теряется, и части вновь остаются в большом некомплекте».
После чего он же дает наставление: «Выжечь каленым железом безответственное отношение к сбережению людей, от кого бы оно ни исходило … Напрасно Вы думаете, что успехи достигаются человеческим мясом. Успехи достигаются искусством ведения боя. Воюют умением, а не жизнями людей».


Фраза, произнесенная маршалом Жуковым Рокоссовскому сразу после взятия Берлина: «Мы их освободили, и они нам этого никогда не простят». 

Сегодня в дни парадов на Красной площади принимающие поздравляют участников с великим событием, вспоминая «народ-победитель», но из «стыдливости» не характеризуют его главным определением – советский (не в идеологическом, но в определении принадлежности). Это обижает и даже ранит миллионы граждан стран Балтии и СНГ, сыны и дочери которых вместе с россиянами разгромили врага.
Писатель Даниил Гранин, между прочим, политрук во время ВОВ, член партийных рядов, прежде писавший о героях, вдруг изменил свое кредо (АиФ № 5, 2015 г.): «История Великой Отечественной войны вроде бы полна подвигов, но многие из них оказались мифом. Мифом были 28 панфиловцев, которые защищали Москву, во многом мифической была история с Александром Матросовым – потому что прекратить огонь пулеметов, закрыв собой амбразуру… Тот, кто воевал, понимает, что это невозможно». Да, панфиловцев погибло много больше (более 100), а различные варианты поступка Александра Матросова против физических законов (на самом деле, господин Гранин путает дзот и дот), как это ни странно, совершило боле 400 человек.
Возможно, когда Даниил Александрович об этом говорил, сам был обижен на чужое недоверие: часть его официальной биографии, казалось бы небезосновательно, подверг сомнению другой литератор – Михаил Золотоносов.
Прозаик Валентин Распутин и К0 с кричащим призывом в послании писателей России: «…под знаменами объявленной «демократизации», строительства «правового государства», под лозунгами борьбы с «фашизмом и расизмом» в нашей стране разнуздались силы общественной дестабилизации, на передний край идеологической перестройки выдвинулись преемники откровенного расизма. Их прибежище – многомиллионные по тиражам периодические издания, теле- и радиоканалы, вещающие на всю страну. Происходит беспримерная во всей истории человечества массированная травля, шельмование и преследование представителей коренного населения страны, по существу объявляемого «вне закона» с точки зрения того мифического «правового государства», в котором, похоже, не будет места ни русскому, ни другим коренным народам России».
Конечно же подвиг Саши не перестал быть им только потому, что у кого-то появилось сомнение в технической стороне вопроса: не верить видевшим это своими глазами однополчанам – не верить реально существовавшим фронтовикам. А разве те двадцать восемь перестали быть героями от того, что рядом с ними было таких же героев еще 70 человек?

Когда началась та самая война… Организовалась Тимирязевская районная комсомольская организация – ее первая конференция состоялась 22 июня. В тот же день 30 членов РК и с ними 5 тыс. юношей и девушек ушли волонтерами в Красную Армию. 22-го же июня собрались комсомольцы МГУ и объявили себя мобилизованными. Свыше тысячи добровольцев отправились на фронт, среди них студентки II курса Женя Руднева, Катя Рябцова, Руфа Гашева и Дуся Пасько, ставшие Героями Советского Союза. Юные «верноподданные» столицы и Подмосковья писали: «Мы выросли, получили образование и специальность на советской земле… Что может быть почетнее для нас, как защищать любимую Родину от нашествия гитлеровских банд. Мы обязаны, а потому с полным правом требуем послать нас на фронт».

Георгий Константинович о всех них: «Я считаю, что молодежь принесла главную жертву в войне… С командного пункта я много раз видел, как молодые солдаты поднимались в атаку. Это страшная минута: подняться в рост, когда смертельным металлом пронизан воздух. И они поднимались. Многие из них только-только узнали вкус жизни. Девятнадцать – двадцать лет – лучший возраст в обычной человеческой жизни. Все впереди… А для них очень часто впереди был только немецкий блиндаж, извергающий пулеметный огонь… Мы, люди старшего поколения, этого не забудем».

Комсомольцами начали Великую Отечественную маршалы Советского Союза Николай Огарков, Михаил Зайцев, Василий Петров, Сергей Ахромеев, Дмитрий Язов, главные маршалы авиации Павел Кутахов, Борис Бугаев, Александр Колдунов, маршал артиллерии Владимир Михалкин, адмиралы Флота Николай Смирнов, Алексей Сорокин, знаменитый конструктор стрелкового оружия Михаил Калашников, летчики-космонавты СССР Георгий Береговой, Павел Беляев, Константин Феоктистов, академики Николай Басов, Анатолий Егоров, Николай Иноземцев, Александр Прохоров, выдающиеся писатели Юрий Бондарев, Мустай Карим, Владимир Карпов, Алим Кешоков, Сергей Орлов, народные артисты СССР Сергей Бондарчук, Юрий Никулин, Петр Тодоровский, Григорий Чухрай, Владимир Этуш, олимпийские чемпионы Аркадий Воробьев, Николай Сологубов, Виктор Чукарин…

За выдающиеся заслуги перед Родиной в годы ВОВ 14 июня 1945 года ВЛКСМ
награжден орденом Ленина. Государственными регалиями отмечены организации Москвы, Украины, Белоруссии, Ленинграда, Севастополя, Одессы, Краснодона, Шепетовки… Популярный философ, социолог, писатель Александр Зиновьев, убежденный антисталинист, но комсорг-комсомолец, прошедший дорогами войны, справедливо отмечал: фашистскую Германию «победил советский десятиклассник».

Послевоенное поколение студентов училось вместе с тысячами вчерашних фронтовиков. На них оно равнялось, у них училось жить с честью. ЛК заботился о том, чтобы юношество знало историю Великой Отечественной, им были созданы тысячи музеев, памятники и мемориалы. Дальнейшее развитие получило тимуровское движение. Десятки миллионов участвовали в «Походе молодежи по местам боевой и трудовой славы», которым руководили Маршалы Иван Конев и Иван Баграмян.
12 марта 1974 года маршалы Иван Баграмян, Александр Василевский, Георгий Жуков, Василий Чуйков, президент АН СССР Анатолий Александров, дважды Герой Соцтруда Александр Гиталов, летчик-космонавт Георгий Береговой, трижды Герои Советского Союза Александр Покрышкин и Иван Кожедуб, Герои Советского Союза Михаил Егоров, Мелитон Кантария, Алексей Маресьев, Надежда Троян, Марина Чечнева, Герой Соцтруда Дарья Гармаш, писатели Борис Полевой, Константин Симонов, Николай Тихонов и Михаил Шолохов, композитор Дмитрий Шостакович энергично поддержали решение X пленума и призвали молодежь развернуть соревнование за почетное право быть сфотографированными у Знамени Победы.

Сегодня США, Запад и Прибалтика пытаются переписать историю Второй мировой, принизить решающий вклад СССР в разгром фашизма и японского милитаризма, по сути, включена в действие целая программа по обесцениванию русского прошлого.
Данную технологию профессор Вардан Багдасарян характеризует как операцию дезавуирования культурных героев: «Каждая общность имеет свою определенную сакральную матрицу, имеет свой набор сакральных героев, через эту героику происходит трансляция ценностей, через эти ценности выстраивается соответствующее идентичное общество. Что надо сделать наиболее простым способом, чтобы подорвать это общество? Ударить по этим героям. Подрываются, дезавуируются эти герои, дескать, не герои они вовсе. И все сыпется. Транслируемые ценности – они уже не ценности, идентичное общество, соответственно, рассыпается».
Для народов, которые жили в составе Страны Советов, главным элементом исторической матрицы является история ВОВ. И в этом нет ничего пропагандистского – потеряно 27 млн жизней, трагедия коснулась каждой семьи. Великое горе и великая Победа стали цементом, скрепляющим народы в целое. Поэтому не удивительно то, что прежде всего фокус этой информационно-психологической агрессии направлен именно на этот исторический период.

Роль ЛК в победе в Великой Отечественной, заслуга в ней героев-комсомольцев предмет подобных исторических фальсификаций в рамках этой кампании. Здесь можно выделить несколько опровергающих механизмов, они разные, но бьют в одну точку.
При мягком доминирует идея: герои не они, а другие неизвестные (история Калюжного, 28 панфиловцев), разрыв сложившейся героической летописи, и как следствие изменение отношения к сложившимся образам. Происходит обезличивание подвига, а подвиг без имени и фамилии легко объявить несуществующим.
Логическим продолжением становится идея того, что подвига вообще не было, это вымысел, не было такого прецедента (Саша Матросов). Далее можно убедить современника, что герои не герои, а маргинальные фигуры (тот же Матросов – уголовник (был осужден в 16 лет за нарушение паспортного режима). Смягченный вариант такого словоблудия продемонстрировал губернатор Самарской области Меркушкин, назвавший Александра Матросова «не героем, а самоубийцей».

Можно еще грубее – имел место не подвиг, а преступление. Так, Зоя Космодемьянская в некоторых «опусах» предстает как психопатка, сжигающая жилища мирных людей. В этом контексте даже приводятся бездоказательные «медицинские заключения» Бильжо, составленные по неким никому, кроме него, неизвестным медицинским картам.
И, наконец, финальный аккорд – замещение образов. Для любого молодежного движения нужны образы, и если герои теперь не герои, то на смену им рекрутируются иные персонажи, несущие совершенно иную сумму ценностей и моральных качеств (например, бандеровцы и другие соответствующие фигуры).
Фрагмент из школьного сочинения: «Никакого Олега Кошевого не было, точнее, он был, но был никем. Считаю, что, когда под Рождество 1942 года в Краснодон поехала большая немецкая машина, которая повезла подарки для солдат-фронтовиков. Когда ее шофер отлучился, жулье вскочило на нее и разграбило то, что там находилось: шоколад и сигареты. Военная разведка пришла на базар и арестовала там 15 хлопцев и девчат, которые торговали краденным. Олег Кошевой, когда узнал, что его товарищей арестовали, оделся в женское белье и прятался под кроватью две недели, пока его не поймали и не застрелили».
Солдаты СС и сотрудники гестапо здесь позиционируются ослабленным пропагандой интеллектом обиженными невинными «фронтовиками», которых обворовало трусливое комсомольское жулье.
Как это было на самом деле? Война застала юного Олега в возрасте 15 лет, а в оборону Краснодона он влился уже с самого момента оккупации в 1942-м. Арестовали его неподалеку от городка Ровеньки. При нем была обнаружена печать «Молодой гвардии», чистые бланки комсомольских удостоверений и оружие. Отпираться от участия в подполье не было смысла. Установить хронологию событий смерти Кошевого помогают акты допросов собственно немцев, попавших в плен. По показаниям переводчика жандармерии фашистской Германии Гейста: «Диверсант был схвачен со всем подпольным реквизитом в конце января 1943 года вблизи станции Картушино». (7 километров от Ровенек). Из здания местной полиции его доставили в жандармерию, продолжительно и изуверски пытали, а затем расстреляли. Выдержка из показаний карателя Отто Древитца: «Я выполнял приказ командира Фроме по подготовке к казни арестованных. Их было 9, среди которых находился Кошевой. Совместно с другими жандармами мы повели заключенных в городской парк в Ровеньках для исполнения наказания». Их поставили на краю огромной наспех вырытой ямы. Прозвучали выстрелы. Древитц обнаружил, что, ставший за дни пыток седым Кошевой (приметил по седине) был «только ранен, и, «жалеючи», добил паренька контрольным выстрелом в голову.

Вот такие интернет-дискурсы назвать иначе как информационной войной нельзя. Каковы же ее цели? Их очень хорошо демонстрирует некая заказная статья, выложенная под названием: «Идолы для детей», где автор «искренне» раскрывает позиции и цели всей этой атаки: «…Становится модным проводить линейку возле портрета Толи Шумова (пионер-герой, партизан ВОВ, в задачу которого входило добывание сведений о численности врага в конкретных местах, о продвижении немецких войск по проселочным дорогам, а также распространение среди местных жителей информационных листовок. На очередном задании в результате облавы был схвачен. Очевидцы подтверждают, что на допросах держался мужественно, несмотря на кровавые пытки, никого не выдал. После был расстрелян в лесу), отмечая свое присутствие дробью по расстроенным барабанам и бешеным салютом при криках фанатичной вожатой. После таких линеек… у ребенка появляется дикое чувство радости, пробуждавшее привязанность к юным мертвецам в красных галстуках. …рассказы настолько восхищают детвору, что в «Артеке» – рассаднике интернациональной инфекции, когда настает заветный день – 22 июня, морально изнасилованные юнцы вспоминают храбрейших ровесников, повторяя мантру: «Всегда готов!» (под хриплые звуки алюминиевого горна)».


Витя Маценевич, Герой Советского Союза (которого «не было»).

Помимо постановки иной организации образовательного процесса (с учетом исправления тех ошибок, что были допущены в 1990-е), стоит вопрос возвращения государству воспитательных функций, иначе уже как Российская Федерация страна проиграет эту борьбу за молодежь, а, значит, борьбу за будущее государства и его людей.
Но вот в чем беда, сегодня и сейчас процветает парадокс подмены. Память о войне становится для российского начальства одним из главных аргументов в пользу своего величия и своей легитимности. А в последние годы культ Победы и майских торжеств приобрел поистине «голливудские» масштабы.
Но фальшь в том, что чем громче звучат державные фанфары, чем пышнее и затратнее проходят очередные памятные торжества, чем щедрее финансируется бесконечный победоносный видео-промоушн, тем дальше уходит достоверная память о войне, тем сильнее искажается ее облик, все более превращаясь в пафосно-гламурный пропагандистский фантом.

Сакраментальное заклинание «Никто не забыт и ничто не забыто!», что с нередким апломбом произносят высокие государственные чины, по большей части используется как просто словесный ритуал. Буквальный смысл слов перестал восприниматься большинством ораторов как категорический императив, обязывающий и власть, и общество честно и скрупулезно подсчитать все военные потери, выпустить достойные литературные издания, пересмотреть учебники и, безусловно, сферу законодательства, хотя этому есть прецеденты. Так, в международном праве, во многих европейских государствах запрещено подвергать сомнению факт холокоста. Для народов, которые проживали в СССР, для российских людей ВОВ является таким же краеугольным обстоятельством, той самой сакральной матрицей, вот почему принципиально важно поставить вопрос о запрете на дезавуирование подвига людей в Великой Отечественной войне. У каждого народа есть свой идеал ценностных и нравственных качеств, если разлучить его с этим идеалом, все остальное однажды рухнет. Поэтому дегероизация (ресакрализация) того подвига, в том числе комсомольского, сегодня факт национальной безопасности, об этом надо помнить и таким образом на это смотреть.

Мы знаем, что ныне лежит на весах
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки.
                                        Анна Ахматова

 

Навеки мы попробуем запомнить и постараемся ничего не забыть…

«…Они познакомились на дороге, в колонне пленных, среди женщин, стариков и детей, которых на рассвете должны расстрелять — молодой солдатик, загорелый паренек и тоненькая кареглазая девушка. Волею мечты они перенеслись в другой мир, где нет войны и лагеря смерти, где есть все, что делает жизнь человека прекрасной. Они сочинили свое будущее, которому никогда не суждено сбыться…».
Варя, Илья и Глеб – ими они стали в сочиненной, нафантазированной другой судьбе, которую они страстно желали для себя за час до расстрела, до рассвета дожили не все.
Замысел пьесы был вдохновлен статьей Василия Гроссмана «Треблинкский ад», написанной им после посещения в составе группы военкоров бывших немецких лагерей смерти и изданной в год Победы отдельным тиражом. Об этом в 1957-м Александр Галич поведал на встрече с коллективом московского рабочего самодеятельного театра Дворца культуры имени С.П. Горбунова, собравшимся делать этот спектакль (постановка попала к зрителю впервые в 1956 году силами театра имени Маяковского и его худрука Николая Охлопкова): «Статья очень горячая, темпераментная, произведшая на меня очень сильное впечатление. И мне пришла мысль показать это в театре. Но как показать это в театре, как показать в театре уничтожение таким путем людей? И тогда мне пришла в голову мысль — написать пьесу о том, как могли бы жить эти люди, то количество человеческих жертв, людей, биография которых загублена в этих лагерях в самых страшных муках. Если представить необъятное количество этих людей, то среди них были, хотя, может быть, и не все Пушкины, но могли быть люди — вершители больших дел и судеб, больших дел, которые не были сделаны».
Работая над текстом, Галич придумал использовать одновременно и поэтическую, и прозаическую форму диалогов: смерть людей, которых вели на уничтожение, он описывал прозой, а остальные эпизоды, когда главные герои вспоминали светлые мгновения прошлого, мечтали о будущем, — стихами.
Пьеса, не смотря на сложности, все же увидела свет рампы под несколькими «именами»: «Походный марш», «Начало пути», «Дорога», «За час до рассвета». После отъезда автора из Страны Советов была изъята из библиотек общего пользования и фондов и снята с подмостков.
Сегодня есть возможность эту несправедливость рассеять.

«За час до рассвета». Радиопостановка по пьесе Александра Галича.

Режиссер (радио) — Алексей Серов
Композитор — Яна Лобахина
Продюсер — Ольга Золотцева
Саунд-продюсер – Яна Лобахина

Автор проекта – Марина Багдасарян

В ролях:
От автора — Владислав Ветров
Девушка, она же Варя — Анна Тараторкина
Солдат, он же Илья — Денис Баландин
Паренек, он же Глеб — Прохор Чеховской
а также — Катерина ВасильеваЯна ОсиповаДарья БелоусоваАндрей БажинФилипп БажинСергей ПеченкинВладимир БеляйкинОлег Харитонов

По окончании спектакля звучит запись песни в исполнении Ивана Шмелева
Эфир «Радио Культура» 13–14 февраля 2016 г.

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также: