Часть 1

80 лет назад был совершен самый знаменитый военный подвиг, который в историю Великой Отечественной вошел под именем собственным: «Матросова», в тот час, когда в своем донесении начальник политотдела 91-й Сталинской отдельной стрелковой бригады добровольцев-сибиряков майор Ильяшенко сообщил об исключительном мужестве и геройстве, проявленном красноармейцем-комсомольцем его 2-го батальона.


Бюст Александру Матросову, Харьков.

Саша Матросов появился на свет 5 февраля 1924 года в Днепропетровске. Существует и другая, надо сказать, довольно убедительная версия о том, что его настоящее имя — Шакирьян Мухамедьянов, а место рождения — деревня Кунакбаево Тамьян-Катайского кантона Башкирской АССР (ныне административный центр Учалинского района республики Башкортостан).


Памятник Александру Матросову (Шакирьяну Мухамедьянову), Кунакбаево, Башкортостан.

Мать Саши, оставшись одна с тремя детьми, в 1935 году отдала его в детский дом города Мелекесса (ныне Димитровграда). Оттуда мальчика за некоторые дисциплинарные нарушения перевели в ивановскую режимную колонию Ульяновского района Ульяновской области, где он и воспитывался в 1937–1939 гг.


Памятник Александру Матросову, Ивановка, Ульяновская область.

После окончания школы-интерната (в 1939 г.) Саша был отправлен в Куйбышев на завод № 9 (вагоноремонтный) на должность формовщика, но вскоре оттуда совершил побег в Саратов. 8 октября 1940-го Саратовский народный суд признал юношу виновным в том, что, несмотря на данную им подписку покинуть город в течение суток, он продолжал в нем находиться, и приговорил к двум годам лишения свободы (5 мая 1967 года Судебная коллегия Верховного Суда СССР приговор кассировала), после чего Матросов был выслан в Уфимскую детскую трудовую колонию № 2 при НКВД СССР.

Работал учеником слесаря до марта 1942-го, после чего был назначен помощником воспитателя и избран председателем центральной конфликтной комиссии колонии.
С началом войны активно просился на боевые действия, но «колониальная» фабрика занималась выпуском оборонной продукции (спец-укупорка), в связи с чем семнадцатилетнему Матросову во вступлении в КА было отказано. В Красную армию он был призван лишь в сентябре 1942-го Кировским РВК города Уфы и начал обучение в Краснохолмском пехотном училище курсантом 5-й роты (Чкаловская, ныне Оренбургская область), там же пополнил собой ряды ВЛКСМ.
18 января 1943 года со станции Платовка комсомольцем-добровольцем в составе маршевой роты отправился на Калининский фронт. 12 февраля прибыл в часть, где начал службу в составе 2-го отдельного стрелкового батальона (по некоторым данным 3-го) 91-й отдельной Сибирской добровольческой бригады имени И.В. Сталина (позже 254-й гвардейский стрелковый полк 56-й гв. сд), был избран групкомсоргом и назначен агитатором взвода.
15 февраля в 18.00 91-я бригада выступила от станции Земцы в направлении поселка Локня (ныне Псковская область, в то время Калининская (ныне Тверская))…
25 февраля двумя батальонами вела наступательные бои за локнянские районные населенные пункты Черное и Брутово. 26-го числа частью сил 2-го батальона, обходя деревню Чернушка Северная с востока, вышла в район деревни Плетень (Северные), имея задачей ударом во фланг уничтожить противника, обороняющего деревни Чернушки и Черная.  С фронта на Чернушки проводил наступление 4-й батальон, который при совершении марша был разделен неприятелем на три группы. После упорного боя группы сумели соединиться, при этом потеряв матчасть, командир Афанасьев был ранен. Противник упорно сопротивлялся, ведя огонь из средних и тяжелых минометов по красноармейским боевым порядкам…
27 февраля 1943 года (по официальной идеологической версии 23-го в День КА) 2-й батальон своим левым флангом соединился с правым флангом 4-го и пошел в атаку на деревню Плетень (Северные), имея задачей ударом во фланг противника, овладеть деревнями Чернушка и Черная. На подступах к Плетени немцами была создана мощная опорная точка: подступы к населенному пункту прикрывали три дзота. 2-й батальон, скрытно пробравшись через густой лес, вышел на опушку леса и, развернувшись фронтом на Плетень, попал под сильный пулеметный огонь… 
Штурмовым группам удалось уничтожить фланговые дзоты. Но центральный пулемет продолжал обстреливать лощину перед деревней. Тогда в его сторону поползли красноармейцы Петр Огурцов и Александр Матросов. На подступах к дзоту Огурцов был тяжело ранен, а Матросов принял решение завершить операцию в одиночку и героически погиб, прикрывая неприятельский огонь. При ослаблении огня батальон начал немедленное продвижение вперед. Деревня Плетень была взята фронтальной атакой 4-го и фланговой атакой 2-го батальонов. Путь на Чернушку был открыт, и в 13.00 силами 4-го батальона деревня была взята.


Мемориал Александру Матросову, Чернушки, Псковская область.

Сегодня в социальных сетях продолжается жесткое противостояние двух «кланов» читателей: а был ли подвиг вообще? А можно ли такой подвиг совершить технически, не будучи разметенным прежде силой пулеметного огня? А совершил ли его Саша Матросов или же это сделал сам раненый Огурцов? А не политические ли это происки от большевистской пропаганды – единолично чествовать Матросова, солдата сталинской бригады, хотя подобные героические поступки и прежде были неоднократно совершены?
«Кажется, в этой истории мертвого льва не пнул только ленивый. Искренне опровергают версию закрытия собой амбразуры те, кто дзот не видел, и исследования проводил, не слезая с дивана». Амбразура такого фортификационного сооружения обычно около метра в длину и 30–50 сантиметров в высоту. Тело человека среднего роста перекрывает ее полностью, лежа перед ней на бруствере. Чтобы разблокировать сектор обстрела, нужно выйти из-за дзота и оттащить тело 70–80 кг веса в сторону, что под огнем противника малореально, либо втянуть его внутрь, что требует время и тоже не всегда выполнимо.
Что касается Петра Огурцова, пытавшегося подавить немецкий дзот вместе с Матросовом, то он остался жив после ранения и полностью подтвердил официальную версию подвига своего товарища.
Таким образов «руками различного рода «демократически мыслящих людей», подбрасываются всевозможные «откровения» в развеивании мифа о прошедших событиях.
Не было и нет мифа. Был и есть поступок. Героический. 
Саше удалось под огнем противника прорваться к огню. А дальше во избежание домыслов со стороны нещепетильных пользователей, чтобы узнать, как именно был совершен эпохальный подвиг, мы предлагаем прочитать отрывок из приватного письма старшего военфельдшера 4-го батальона 91-й Сталинской отдельной стрелковой бригады добровольцев-сибиряков Галины Судновой майору Янкевичу:

«Люди гибли очень многие, даже на моих глазах. В том числе, запомнился политрук роты лейтенант Зеленый, который много делал для сан. части. (Он был из-под Новосибирска). Весна была ранняя, везде стояли лужи, и люди лежали в воде и снегу. Вдруг мы видим, кто-то ползет, не прямо, а зигзагами, и одет он был в белый полушубок. Немцы открыли огонь, но человек встал и побежал, из стороны в сторону петляя, и вдруг упал. Все стихло, но все поняли, что вражеский пулемет замолчал, что из дзота уже нет стрельбы. Сразу все поднялись и с криком «Ура» бросились в атаку.
Когда подбежали к дзоту, окружили его, внутри забросали гранатами, а на амбразуре дзота лежал Саша Матросов, сквозь прострелянный без шапки и уже мертвый.
Его завернули в плащ. палатку и на опушке леса похоронили. Когда я вернулась в сан. часть и сказала, что деревню наши взяли… и какой ценой…
Наша часть пошла дальше, и нам нужно было торопиться за ней следовать. Мы собрали на санки все наше имущество и пошли догонять батальон. Когда мы шли деревней уже во весь рост, кругом лежали знакомые, такие близкие наши ребята…».


Памятник Саше Матросову, Коряжма, Архангельская область.

Посмертное звание Героя Матросову Александру Матвеевичу было присвоено 19 июня 1943 года. Тело погребено на месте совершения им подвига. Прах перезахоронен на площади в городе Великие Луки в 1948 году.


Памятник Александру Матросову, где хранится прах героя, Великие Луки.

С 1978 года историками Вооруженных Сил СССР проводились работы по сбору материалов о воинах Советской армии, совершивших подобный поступок. На сегодняшний день их обнаружилось около 460 человек. Более 160 были удостоены звания Героя Советского Союза, остальные награждены орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степеней, большинство посмертно, нескольким (около 15) удалось выжить.
Первым исполнителем стал комсомолец-коммунист Александр Панкратов.
24 августа 1941 года в бою за населенный пункт Спасс-Нередица политрук танковой роты 125-го танкового полка во время штурма монастыря бросился на пулемет и своим телом закрыл губительный огонь противника, дав возможность роте ворваться на атакуемую территорию.
Встречались парные случаи героизма, где пример одного становился дальнейшим поступком другого.
15 июля 1942 года в боях на северной окраине Воронежа комсомолец Геннадий Вавилов, прыгнув во вражеский дзот с двумя гранатами в руках, уничтожил два пулемета с их расчетами. Через два дня аналогичные действия провел командир его взвода комсомолец Михаил Бовкун.
Известен военной истории день, когда героем-матросовцем стала женщина.
24 ноября 1942 года бригада Минского партизанского соединения атаковала гарнизон войск противника, занимавший деревню Ломовичи. Римма Шершнева в нарушение распоряжения командира бригады оставаться на базе пошла вслед за соединением и приняла участие в атаке. В ходе уличного боя партизаны были остановлены круговым пулеметным огнем расположенного на перекрестке дзота. Боец Бондарчук с гранатой в руке попытался приблизиться к опасной точке, но был убит. После чего боец Шершнева подбежала к телу и, подхватив гранату, поползла к амбразуре и бросила ее туда. По воспоминаниям очевидцев, через минуту после броска (по-видимому, не поразившего расчет) Римма, поднявшись в рост, бросилась на амбразуру.
(По некоторым данным, такой же подвиг повторила лейтенант медицинской службы Нина Бобылева, врач партизанского отряда, действовавшего в районе Нарвы).
Список комсомольцев-матросовцев можно долго и долго продолжать. Попытаемся выстроить его простым перечислением в алфавитном порядке, потому что независимо от того, когда и кем был совершен такой подвиг, мы называем этих героев именно так, отчетливо понимая, какой была цена самоотверженности этого прекрасного собирательного образа.


Памятник Саше Матросову и Миннигали Губайдуллину, Уфа.

Старший сержант Абатуров Анфим Иванович, сержант Аврамков Прокопий Иванович, гвардии старший сержант Адаменко Иван Диомидович, красноармеец Акифьев Сергей Иванович, сержант Акмалетдинов Нургали Салахович, младший сержант Аксенов Виктор Иванович, старший сержант Алексеев Николай Александрович, младший сержант Ананченко Даниил Антонович, гвардии сержант Артюхов Петр Дмитриевич, гвардии сержант Асадов Герай Лятиф оглы, старший сержант Афанасьев Николай Афанасьевич, гвардии младший сержант Бабин Иван Васильевич, старший сержант Баймагамбетов Султан Биржанович, красноармеец Банников Борис Федорович, младший сержант Барбашев Петр Парфенович,  младший политрук Барсуков Иван Михайлович, красноармеец Баторов Иннокентий Николаевич, лейтенант Белинский Ефим Семенович, лейтенант Белобородов Валентин Андреевич, подрывник Белуш Миша (Михаил Андреевич), ефрейтор Беляков Василий Герасимович, сержант Блохин Виктор Алексеевич, сержант Бобров Николай Иванович, лейтенант (член КПСС)  Бовкун Михаил Кузьмич, старший лейтенант Богдан Яков Иванович, младший сержант Борисов Иван Васильевич, старший сержант Брагин Петр Дмитриевич, ефрейтор Бульба Василий Прокопьевич, сержант Бурмистров Иван Иванович, красноармеец Вавилов Геннадий Сергеевич, гвардии красноармеец Васильев Александр Николаевич, сержант Васильковский Вячеслав Викторович, красноармеец Ващенко Алексей Егорович, сержант Вершинин Иван Иванович, старшина 1-й статьи Вилков Николай Александрович, гвардии младший сержант Вирко Сергей Васильевич, гвардии сержант Войлоков Иван Гаврилович, младший лейтенант Волков Александр Иванович, красноармеец Газин Василий Петрович, гвардии красноармеец Галаган Николай Васильевич, сержант Головко Степан Владимирович, старшина 1-й статьи Голубков Николай Николаевич, младший сержант Грибанов Николай Васильевич, гвардии сержант Григорьев Георгий Степанович, гвардии лейтенант Губайдуллин Миннигали Хабибуллович, младший лейтенант Гужвин Петр Кузьмич, политрук Гутченко Петр Лаврентьевич, сержант Дальниченко Александр Иванович, красноармеец Деев Владимир Николаевич, сержант Денисов Григорий Панкратович, гвардии красноармеец Дернов Петр Сергеевич, лейтенант Дзигунский Михаил Яковлевич, старший сержант Евсеев Александр Александрович, сержант Ежков Иван Степанович, гвардии красноармеец Емельяненко Константин Викторович, красноармеец Ермак Владимир Иванович, красноармеец Живов Анатолий Павлович, лейтенант Жуйков Николай Петрович, гвардии лейтенант Забуров Иван Сергеевич, сержант Зайцев Иван Степанович, старший сержант Зайцев Павел Михайлович, красноармеец Зверев Анатолий Михайлович, гвардии младший сержант Зотов Петр Николаевич, лейтенант Зюльков Петр Маркович, младший лейтенант Иванов Александр Иванович, гвардии ефрейтор Ивченко Михаил Лаврентьевич, лейтенант Идрисов Нух Идрисович, краснофлотец Ильичев Петр Иванович, красноармеец Искалиев Сундуткали, рядовой Каверин Иван Антонович, рядовой Кавтавадзе Адам Кацилович, старший сержант Калинин Алексей Николаевич, лейтенант Калинин Владимир Павлович, гвардии капитан Калинкин Михаил Герасимович, рядовой Калоев Александр Александрович, гвардии рядовой Каракулов Джурман, лейтенант Карелин Петр Григорьевич, рядовой Карпешин Василий Федорович, рядовой Карханин Иван Михайлович, младший сержант Каширин Алексей Иванович, младший сержант Киров Александр Данилович, матрос Клепач Алексей Иванович, старшина Клюев Иван Васильевич, рядовой Коваленко Сергей Анисимович, ефрейтор Колесник Василий Степанович, партизан Колозян Геворк Агабекович,  младший лейтенант Колюжный Николай Александрович, рядовой Комар Анатолий Григорьевич, рядовой Комаров Виктор Петрович, рядовой Копанцов Алексей Петрович, старший сержант Коробчук Александр Кондратьевич, сержант Коровин Илья Семенович, рядовой Коровин Сергей Артемович, главный старшина Костенко Павел Иванович, рядовой Костючек Петр Васильевич, лейтенант медицинской службы Кравцов Николай Никитович, рядовой Кравченко Леонтий Гаврилович, сержант Крамаренко Алексей Филиппович, рядовой Красилов Александр Семенович, рядовой Кривенков Кузьма Петрович, младший сержант Кузнецов Дмитрий Аркадьевич, гвардии сержант Кузнецов Михаил Михайлович, гвардии сержант Кузуб Павел Степанович, ефрейтор Куликов Алексей Александрович, рядовой Куликов Иван Николаевич, Куликов Степан Устинович, лейтенант Кундер Якоб Мартинович, ефрейтор Куприянов Петр Иванович, гвардии Сержант Кутрухин Константин Прокофьевич, старший сержант Кухаренко Григорий Кузьмич, младший лейтенант Лебедев Алексей Федорович, младший лейтенант Лебедев Борис Алексеевич, младший лейтенант Леваков Владимир Иванович, рядовой Левин Абрам Исаакович, рядовой Николай Дмитриевич, старший сержант Лоскутов Василий Павлович, лейтенант Лукьянов Михаил Павлович, рядовой Майборода Иван Иванович, гвардии сержант Манита Архип Самойлович, рядовой Матросов Александр Матвеевич, младший сержант Меркулов Иван Данилович, гвардии ефрейтор Мирошник Николай Владимирович, лейтенант Мирошниченко Петр Афанасьевич, гвардии лейтенант Молдагалиев Жангас, рядовой Молев Николай Георгиевич, сержант Мусаев Саадул Исаевич, младший сержант Недвижай Иван Макарович, гвардии старший сержант Новицкий Николай Михайлович, сержант Носуля Николай Васильевич, младший сержант Овчинников Петр Иванович, красноармеец Окинский Иосиф Иосифович, сержант Окороков Дмитрий Иванович,  гвардии рядовой Ольшевский Михаил Николаевич, ефрейтор Оразалинов Сабалак, гвардии младший сержант Орешков Сергей Николаевич, гвардии старший сержант Ощепков Андрей Иванович, рядовой Падерин Яков Николаевич, младший лейтенант Панарин Афанасий Леонтьевич, политрук Панкратов Александр Константинович, рядовой Паршин Михаил Артамович, младшйи сержант Патрашков Михаил Яковлевич, рядовой Пачулия Владимир Дигвович, рядовой Пеньков Григорий Иванович,младший сержант Петриашвили Василий Петрович, гвардии старший сержант Перов Иван Ефимович, младший сержант Петухов Николай Евгеньевич, старший сержант Печерских Александр Михайлович, гвардии младший сержант Пешехонов Василий Иванович, сержант Пивоваров Владимир Тихонович, гвардии рядовой Пигарев Николай Григорьевич, гвардии красноармеец Пилипенко Яков Лаврентьевич, младший сержант Покальчук Александр Антонович, гвардии сержант Полин Александр Семенович, сержант Попов Василий Григорьевич, гвардии рядовой Постольников Григорий Николаевич, рядовой Приступа Иван Степанович, сержант Прокатов Василий Николаевич, партизан Прокопчук Алексей Григорьевич, гвардии рядовой Прохоров Иван Иванович, гвардии сержант Райз Товье Хаймович, гвардии рядовой Ригачин Николай Иванович, рядовой Роман Сергей Демьянович, рядовой Савченко Василий Прокофьевич, рядовой Салимов Абдулла, старший лейтенант Самойленко Петр Иванович, сержант Санников Михаил Семенович, гвардии ефрейтор Саркисов Арманс Асатурович, красноармеец Сахнов Андрей Васильевич, младший сержант Сердюков Николай Филиппович, старший сержант Скорятин Федор Николаевич, гвардии старший сержант Смирнов Владимир Ефимович, сержант Снигирев Иван Александрович, краснофлотец Соколов Федор Николаевич, рядовой Соловьев Василий Иванович, рядовой Солтыс Иван Сидорович, младший лейтенант Строков Александр Данилович, гвардии сержант Каримов Рустам, рядовой сурков Василий Иванович, рядовой Сухамбаев Агадил, рядовой Суханов Иван Кузьмич, сержант Суюнов Кудрат, рядовой Сытник Владимир Михайлович, рядовой Талалушкин Николай Степанович, гвардии капитан Тарасов Петр Михайлович,рядовой Татарский Михаил Борисович, рядовой Типанов Александр Федорович, ефрейтор Ткаченко Григорий Тихонович, гвардии рядовой Тулебердиев Чолпонбай, гвардии красноармеец Тюменбаев Акматша, рядовой Удодов Александр Абрамович, рядовой Уличный Николай Иванович, ефрейтор Ушков Дмитрий Константинович, младший сержант Фирсов Александр Яковлевич, рядовой Фонягин Александр Иванович, лейтенант Харченко Семен Андреевич, красноармеец Ходневич Станислав Дмитриевич, рядовой Холод Михаил Мефодьевич, гвардии младший сержант Цуюков Борис Иванович, гвардии рядовой Черемко Петр, лейтенант Чуйков Александр Васильевич, гвардии сержант Шавалиев Борис Ганиевич, рядовой Шапкин Николай Павлович, младший лейтенант Шевляков Николай Степанович, сержант Шевченко Александр Евсеевич, рядовой Шеленосов Алексей, лейтенант Шемигон Алексей Родионович, разведчица Шершнева Римма Ивановна, рядовой Шушин Иван Федорович, рядовой Эрджигитов Туйчи,  гвардии рядовой Южаков Максим Платонович, гвардии рядовой Юркин Сергей Федорович, гвардии рядовой Юшков Михаил Афанасьевич, гвардии рядовой Яковлев Василий Артамонович, сержант Ястребцов Виктор Иванович.


Монумент в честь подвигов воинов Красной Армии, закрывших собой в годы Великой Отечественной войны амбразуры пулеметных огневых точек противника, Воронеж.

19 января 1942 года в воздушном бою погиб 18-летний Тимур Фрунзе – родной сын легендарного полководца времен Гражданской войны и приемный первого маршала СССР Климента Ворошилова. Про таких, как он, иронично говорят – «золотая молодежь». В современном лексиконе выражение имеет негативный смысл, но была другая эпоха, в которую дети элиты нередко выбирали свой путь патриотизма в борьбе за процветание Родины.
В годы Великой Отечественной погибли дети Сталина, Хрущева, Микояна… Ни у кого из них не вставало вопроса: «Идти ли воевать?»
Тимур Фрунзе родился в 1923 году в Харькове. Имя свое получил в честь основателя империи Тимуридов Тамерлана, военное мастерство которого вызывало неподдельное восхищение у отца Михаила Васильевича. А в год, когда мальчику исполнилось два, на операционном столе Фрунзе-старший ушел из жизни.


Бюст Тимуру Фрунзе, Харьков.

После кончины бабушки в 1931-м Тимку и его сестру Таню усыновил друг семьи получивший специальное разрешение от Политбюро ЦК ВКП(б) народный комиссар Климент Ворошилов.
В 1938 году юноша Фрунзе становится членом ВЛКСМ. После окончания средней школы поступает в Качинское Краснознаменное военно-авиационное училище имени Александра Мясникова. Одним из его друзей по учебе был Степан Микоян, сын члена советского Политбюро Анастаса Микояна.
После начала операции «Барбаросса» в июле 1941 года многие дети советских лидеров одними из первых вызвались сражаться фронтовыми добровольцами. В декабре Фрунзе приписывается к 161-му истребительному авиационному полку, оснащенному самолетами ЯК-1.


Бюст Тимуру Фрунзе, пионерлагерь «Артек».

С 7 января 1942-го полк в составе 57-й смешанной авиационной дивизии Северо-Западного фронта участвовал в наступлении в Демянском котле. За это время молодой Тимур совершил девять успешных боевых вылетов для обеспечения воздушного прикрытия аэродрома и наземных войск в районе Старой Руссы. В воздушных столкновениях ему приписывают два одиночных и одно совместное уничтожение вражеских самолетов в воздухе.
19 января, выполняя боевое задание по обеспечению воздушного прикрытия наземных войск, Фрунзе вместе со своим командиром обнаружил 30 немецких бомбардировщиков в сопровождении восьми истребителей. Решив атаковать, звено сбило самолет-корректировщик. В последовавшем бою с четырьмя Bf. 109 и Bf. 110 самолет сбил Bf. 109. Вскоре в воздушный бой вступили еще три Bf. 110, и командир звена был сбит. Прикрывая поврежденный самолет своего ведомого, юноша израсходовал все боеприпасы и также был сбит. Его самолет вошел в штопор и погиб к северо-западу от деревни Отвидино в Старорусском районе
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 марта 1942 года за «образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и героизм» Фрунзе Тимур Михайлович был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.
В своих воспоминаниях Степан Микоян утверждал, что в последний раз разговаривал с Тимкой по телефону в день Нового, 1942 года. В следующий раз он услышал о нем через несколько недель после публикации известия о кончине и рассказывал, что Климент Ворошилов сожалел о том, что благосклонно откликнулся на просьбы страстного юноши отправиться на фронт: «Его родители оставили его на наше попечение, и мы предали эту веру».
Тимур Фрунзе нашел пристанище на Ямском кладбище в деревне Крестцы. По окончании войны, в 1950-х годах, по просьбе сестры Татьяны, был перезахоронен в Москве.


Памятник Тимуру Фрунзе на Новодевичьем кладбище, Москва.

Степан же Микоян, друг Тимура, также летчиком-истребителем добровольно ушел на фронт.
В декабре 1941-го зачислен в 11-й истребительный авиаполк, оборонявший столицу. 16 января 1942 года при совершении своего 11-го боевого вылета был сбит, но ему удалось посадить горящую машину, после чего он попал в медсанбат с ожогами 3-й степени. В августе 1942-го получил назначение в 434-й истребительный авиационный полк, с которым в сентябре прибыл на Сталинградский фронт.
Существует легенда, о том, как после гибели брата Владимира, Степан Микоян был отстранен от полетов, Сталин вызвал сына Василия (на тот момент командир особой авиагруппы 8-й воздушной армии Сталинградского фронта) и сказал ему: «Тимур Фрунзе погиб, Леонид Хрущев погиб, Владимир Микоян погиб, хоть этого побереги…».
Тем не менее до конца войны Гвардии капитан Степан Микоян совершил еще много вылетов, как и сам Василий Сталин…

Погибший брат Степана Владимир Микоян 1924 года рождения, с самого начала войны готовился к отправке на передовую, а его никак не вызывали. Молодой летчик поинтересовался — почему? На что получил однозначный ответ: не включили в список полка, потому что фамилия такая – Микоян. Владимир пришел домой и разразился:
— Я проклинаю свою фамилию!
Отец отрезал:
— Иди, воюй!
Так добровольцем Володя ушел на фронт.
Степан, служивший с ним вместе, в своем интервью  описывал обстоятельства его гибели так. На тот момент оба брата были намного моложе остальных истребителей полка и боевого опыта у них было мало. Этот недостаток усугублялся хроническими неполадками сырой техники. Незадолго до события они получили ЯК-7б, облетали его, отстреляли в воздухе оружие и 9 сентября 1942 года дислоцировались на аэродром «Совхоз Сталинградский», располагавшийся в 70 километрах к северу от города. 17 сентября стало известно, что на следующий день должно начаться наступление советских войск в районе станции Котлубань. Задачей летчиков была организация воздушного прикрытия наступающих. В первом боевом вылете 18 сентября Владимир не смог принять участие по причине технической неисправности машины, а Степан, бывший в нем ведомым командира полка майора Клещева, в ходе воздушного боя столкнулся с отказом обоих пулеметов. За первым вылетом сразу же последовал второй. Самолеты смогли лишь дозаправиться. И хотя операция прошла без потерь, Клещев, оценив обстановку, решил в третий вылет старшего Микояна не брать, а взять вместо него младшего, до сих пор остававшегося на земле, но рьяно рвавшегося в бой, и передать ему машину брата. На этом задании Володя атаковал вражеский бомбардировщик, однако на выходе был сбит истребителем Messerschmitt Bf.109. У пытавшегося прикрыть его другого пилота отказало оружие. После очереди «Мессера» самолет Микояна перевернулся и вошел в пике. В какой-то миг ЯК-7Б начал было из него выходить: по-видимому, лейтенант не был убит и предпринял попытку спасти ситуацию, но не справился, самолет вновь сорвался в отвесное пикирование и вскорости врезался в землю.

Алексей, родившийся в 1926-м, младший в семье летчик-Микоян. Также ушел на фронт добровольцем из девятого класса. На фюзеляже своего самолета он крупно вывел буквы: ВЛТ, что означало: Володя, Леня, Тима. Так он мстил за своего безвременно ушедшего брата Владимира и общих погибших друзей — Леню Хрущева и Тимура Фрунзе.

Нет, мы окопов не копали
И по-пластунски не ползли,
А мы в войну с тобой летали,
Ведь мы – рабочие войны.

Нелегкий путь на долю выпал
Нам на дороге фронтовой
В смертельный бой с врагом вступали
Мы между небом и землей.

И слышны в небе позывные:
«Дружок – двадцатый, я – второй.
Я атакую «Мессершмитта»,
Меня от «Фоккера» прикрой».

Меня прикрыли и я слышу,
Я снова слышу позывной:
«Второй, второй, из боя вышел.
Горю! Прощай, мой дорогой!

Прощай братишка! Отомстите!
И не пишите маме, нет,
Пусть ждет, надеется, что встретит,
Мне завтра было б двадцать лет».
                      Николай Филатов, боевой летчик времен ВОВ


Памятник героям-комсомольцам, Волгоград.

Ханпаша Нурадилович Нурадилов – гвардии старший сержант, командир пулеметного взвода, уничтоживший из своего орудия более 920 немецких захватчиков, семь пулеметных расчетов, взявший в плен 12 солдат противника. Считается самым результативным советским пулеметчиком в годы ВОВ.


Памятник самому результативному пулеметчику Ханпаше Нурадилову.

Рос (родился в 1924 году) третьим ребенком в ауховской крестьянской семье, был представителем тайпа чентий, одной из чеченских общин. В 1926 году умер отец семейства, а в 1927-м скончалась мать. Мальчики остались полными сиротами. В 1936-м братья переселились на нефтеперегонную базу провода Грозный – Махачкала, и Ханпаша стал ухаживать за скотом и лошадьми ее рабочих. В 1938 году трудился масленщиком, затем – помощником машиниста на нефтебазе.


Памятник Ханпаше Нурадилову в селении Гамиях, Дагестан.

Старший брат Мухтарпаша Нурадилов участвовал в советско-финской зимней кампании 1939–1940 гг., где получил тяжелое ранение и был демобилизован. После чего Ханпаша после неоднократных осаждений военкомата был направлен в 34-й кавалерийский полк 3-й Бессарабской кавалерийской дивизии имени Григория Котовского и определен на должность ездового пулеметного расчета.
С первых дней Великой Отечественной полк оказался в зоне боевых действий, где Нурадилов показал себя решительным, смелым и находчивым воином. Крещение порохом получил в сражениях на Украине. Вскоре был награжден медалью «За отвагу»: под огнем противника перевозил раненых с одного берега реки на другой.


Памятник Ханпаше Нурадилову, Старая Сунжа.

С декабря 1941-го Ханпаша становится первым номером пулеметного расчета. Началась Елецкая операция. В ходе битвы у украинского селения Захаровка в одиночку уничтожил 120 фашистов и семерых взял в плен, за что получил высокий орден «Красной Звезды».
В начале января при атаке села Толстого Нурадилов истребил 50 неприятелей, подавил четыре вражеских пулемета. Об этом подвиге пресса писала: «Надо было видеть в бою этого пулеметчика-героя, чтобы понять и оценить все величие могучей души Ханпаши».


Памятник герою, МКОУ СОШ №14.

В феврале 1942-го во время ночного сражения на подступах к селению Щигры расчет Нурадилова вышел из строя. Боец, прикрывая отход товарищей, остался за пулеметом и на их глазах истребил 200 фашистов. Будучи дважды раненым, покинул поле действий только после приказа командира эскадрона.
В марте в бою под селением Байрак уничтожил 300 немецких солдат, захватив при этом пятерых пленных.
За отвагу и бесстрашие Ханпаша Нурадилов был награжден орденом боевого Красного Знамени.

Именная памятная плита на Мамаевом кургане, Волгоград.

В конце августа на подступах к Сталинграду красноармейцы вели тяжелые оборонительные бои против превосходящих сил противника.
Ожесточенные схватки развернулись у станицы Букановская за высоту 220, господствующую над всем фронтом. Дивизии Котовского противостояли крупные силы врага, и сопка несколько раз переходила из рук в руки. 27 августа, выбрав удачную позицию (Чепелев курган), Ханпаша Нурадилов огнем из пулемета метко разил неприятеля. Разорвавшаяся рядом мина стала причиной тяжелого ранения, но и после этого он продолжил борьбу. Подоспевшие товарищи вынесли отважного пулеметчика с поля боя, но по пути в медсанбат он скончался. В последнем сражении герой уничтожил более 250 фашистов. Ханпашу похоронили рядом с братским захоронением в отдельной могиле, в станице Букановская.


Памятник в станице Букановская.

Храброму солдату правительственным указом было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза с награждением ордена Ленина и медали Золотая Звезда.
В наградном листе была указана неверная национальность – азербайджанец, но справедливость восторжествовала и национальность чеченец «вернулась» «на круги своя».


Памятник Ханпаше Нурадилову, Грозный.

Крутится-вертится, бьет пулемет,
Крутится-вертится, песню поет.
Лег Нурадилов с «максимом» своим,
Немцев безжалостно косит «максим».

Сколько отваги и сколько огня
В сердце героя вдохнула Чечня!
Бьемся за Терек на синем Дону,
Мы отстоим дорогую страну!

Крутится-вертится, бьет пулемет,
Немцев проклятых скосил девятьсот.
Мало, товарищ, надо еще!
Пуля за пулей фашистов сечет.

Ранен два раза герой Ханпаша,
Он отбивается, тяжко дыша.
В жилах пылающих кровь еще есть,
Значит, не меркнут отвага и месть.

Так он сражался, бесстрашный джигит,
Сердце его в нашем сердце горит,
Стал он бессмертен, фашистов круша,
Будь же таким, как герой Ханпаша!
                      Евгений Долматовский

Маншук Маметова – пулеметчица 100-й стрелковой бригады 21-й гвардейской стрелковой дивизии 3-й ударной армии Калининского фронта во время Второй мировой войны. Первая казахская женщина, удостоенная звания Героя Советского Союза.
Ее сложно назвать любимицей судьбы. С раннего детства жизнь заставляла девушку бороться, а каждое пройденное испытание сменялось новым. Однако именно это выработало ее несгибаемый характер…
Героиня появилась на свет в середине осени 1922 года в семье сапожника, а малой родиной девочки стал аул Жиеккум, располагающийся на территории современного Казахстана.
К несчастью, познать тепло родительской любви ей не удалось. Отец был репрессирован, мама рано ушла из жизни. На воспитание малышку взяла ее тетя. В ее семье она и получила свое новое, историческое имя Маншук – жемчужинка. Фамилия же осталась прежней, но поскольку отец попал под обвинения, близкие уговаривали ее не упоминать его данных в анкетах. Однако Маншук сохранила родную принадлежность, более того, старалась восстановить доброе имя и писала Сталину с просьбой пересмотреть дело отца. Ответа не последовало.
В обретенной семье девочку поощряли заниматься медициной. По окончании средней школы она изучала сестринское дело, одновременно работая в Совете народных Комиссаров Казахской ССР секретарем. Позже поступила в Алма-Атинский медицинский институт.
Когда началась Великая Отечественная, Маншук определилась сразу – ее место на фронте. Несколько раз пыталась вступить в Красную Армию (в каждой просьбе она непременно писала, что «нет у меня ни братьев, ни сестер и поэтому, кроме меня, некому больше защищать родину от немецкого гада»), но, непременно получая отказ, продолжала медицинскую подготовку, параллельно обучаясь обращаться с оружием.
Через год Маншук все же взяли писарем в штаб 100-й стрелковой бригады, которая была сформирована практически полностью из таких же казахов, испытывающих ненависть к врагу. Но поскольку девушка перед войной окончила курсы медсестер, то через какое-то время была переведена в медсанчасть. Работая медсестрой, она активно обучалась обращению с пулеметом «максим». Однажды в бою, перевязывая раненого пулеметчика, взялась за его орудие, чтобы остановить наступающего врага.
После этого случая юная казашка дала себе слово, что непременно станет стрелять из «максима» – именно в то время по фронтам гремела слава Ханпаши Нурадилова.
После того, как командир проверил ее навыки, он повысил ее до звания старшего сержанта, что позволило ей получить перевод в 100-ю стрелковую бригаду, часто называемую 100-й Казахской бригадой, потому что более 80% ее воинов были казахи.
И если изначально среди сослуживцев Маметовой находились те, что скептически относились к ее умениям (женщин на фронте недооценивали), то уже в первом бою она проявила себя истинным борцом, и все сомнения развеялись. Когда немцы двинулись атаковать, Маншук показала абсолютное хладнокровие, восхитившее и бывалых солдат. Она позволила гитлеровцам подойти максимально близко, и только после этого открыла огонь. Противник вынужден был отступить, неся значительные потери.


Памятник Маншук Маметовой, Астана.

В 1943 году развернулись ожесточенные бои за Невель. Ни одна из сторон не хотела отступать. Во время внезапной атаки немцы накрыли расчет советских солдат. Многие погибли, а рядом со страшим сержантом находилось немало раненых. Сориентировавшись, насколько сложна ситуация, Маншук приказала им покинуть расчет. Она же осталась прикрывать уходящих пулеметным огнем. Солдат ее полка Ахметжанов неоднократно просил ее отступить вместе со всеми, но она отказывалась, утверждая, что, если прекратит стрелять, фашисты будут продвигаться дальше, и тогда будут убиты все.
Неприятель пытался ликвидировать три пулеметных поста, между которыми Маметова пробиралась короткими перебежками, ведя непрерывный огонь сразу из трех точек и оставляя на поле сражения убитых немцев.
Вдруг ее ранило в голову, на короткое время Маншук потеряла сознание, но придя в себя, продолжила стрельбу. Но когда рядом разорвался вражеский снаряд, пулемет замолчал навсегда.


Памятник Маншук в Невеле, Псковская область.

Через некоторое время подоспевшие бойцы нашли бездыханное тело юной женщины. Крепкой хваткой она сжимала гашетку, а неподалеку лежало 72 немецких трупа…
К счастью или же нет, во время войны девушке удалось испытать и романтические чувства, она полюбила своего однополчанина, пулеметчика Нуркена Хусаинова. Оба они погибли в Невеле 15 октября 1943 года. 
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 марта 1944-го гвардии старшему сержанту Маметовой Маншук Жиенгалиевне присоено звание Героя Советского Союза (посмертно).


Памятник Маншук Маметовой и Алие Молдагуловой, Алма-Ата.

Люблю твои черты,
Твой профиль тонкий,
Жизнь отдала ты праведной борьбе.
Как мы сегодня,
Будут чтить потомки
И подвиг твой, и память о тебе.
Забыть ли время испытаний тяжких
Еще не стерты все его следы…
Твоей судьбою, смелая казашка,
Все степняки в краю родном горды.
Им чудится:
Страною, мирной ныне,
Среди своих стареющих подруг,
И ты проходишь, наша героиня,
Проходишь, вечно юная Маншук.

                           Гульсим Сельжанова

В России немало городов, в которых существуют улицы Алии Молдагуловой. Название вроде бы на слуху, однако далеко не все знают, кто же она такая – Алия, память о которой увековечена в разных уголках страны. А между тем эта героическая девушка – снайпер, хрупкая 18-летняя почти девочка, сумевшая в годы Великой Отечественной войны пристрелить 78 фашистов.
В памяти современников – земляков и однополчан – казашка Алия осталась миниатюрной красавицей с модной, требующей отнюдь непоходных условий ухода прической. А еще отчаянным, смелым и в чем-то бесшабашным человеком. Впрочем, именно благодаря таким юным и отчаянным храбрецам выигрывается война.


Памятник Алие Молдагуловой, Актюбинск (Актобе).

Алия родилась 25 октября 1925 года в селе Булак (ныне Хобдинский район Актюбинской области, Казахская АССР).


Бюст Алие Молдагуловой, Актюбинск (Актобе).

Отец девушки принадлежал к знатному казахскому роду и, будучи потомком богатого бея, скрывался от преследования большевиков, лишь изредка навещая семью. О детях заботилась мать. Чтобы их прокормить (шли времена великого голода 1930-х годов в Казахской ССР), она собирала с колхозных полей картофель и зерно. Однажды при такой «преступной» вылазке была застрелена из пистолета местным сторожем. Совсем скоро заболел корью и умер брат девочки. А у «дезертира»-папаши давно имелась другая семья. Все эти переживания крепко сложили девичий характер, приучив рассчитывать лишь на себя, и не отвлекаться на сантименты.
В восемь лет Лия попала на воспитание в семью маминого брата, Аубакира, и вскорости вместе с ним переехала в Москву, а еще через некоторое время в Ленинград. Семья жила в стесненных условиях, денег практически не хватало, поэтому, когда девочке исполнилось четырнадцать, она была отправлена учиться в школу-интернат, где сразу же стала активисткой и отличницей, за что была премирована путевкой в пионерлагерь Артек.


Бюст Але Молдагуловой, Артек.

В июне 1941 года, с началом Великой Отечественной войны, семья дяди Алии была эвакуирована. Однако юная Аля предпочла остаться в Ленинграде. А 8 сентября началась блокада. Из воспоминаний бывшей пионервожатой интерната: «Однажды Лия, отправившись с санками за водой, долгое время не возвращалась. Ее нашли лежащей без сознания посреди улицы. Когда врач осмотрел Лию, оказалось, что она была истощена до предела. Мы едва ушли. Как выяснилось позже, Лия отдавала половину своего скудного пайка хлеба маленькой девочке со слабым здоровьем Кате. Как только она встала на ноги, она забралась на крышу и вместе с другими начала тушить зажигательные бомбы».


Памятник Алие, Санкт-Петербург.

Весной 1942-го интернат отправили в село Вятское Ярославской области, девушка поехала с ним. 1 октября, после окончания 7-го класса средней школы, она поступила в Рыбинское авиационное техническое училище. Однако вместо перспективы стать летчицей ее ждало разочарование: девушку определили на отделение по обработке металла.
Три месяца спустя Алия Молдагулова обратилась в Красную Армию с просьбой отправить ее на фронт. Несколько раз она подавала заявление, но получала отказ: слишком мала. Узнав, что в подмосковных Вешняках открывается женская школа по подготовке снайперов, Молдагулова все же добилась того, чтобы ее включили в первую группу.


Бюст Алие Молдагуловой, Вешняки.

Из воспоминаний Надежды Матвеевой, в то время ученицы этой школы: «17 декабря 1942 года я впервые встретила Алию в Рыбинском горисполкоме. В то время она выглядела как совсем юная девушка-подросток, ей было 17 лет. Но Алия настойчиво стремилась добровольцем на фронт… По прибытии в школу нас с Лией (я ее так называла) зачислили в четвертую роту по росту – самую маленькую. Разместили в теплице с трехъярусными койками. Мы с Лией спали рядом друг с другом. Было холодно, негде было высушить одежду, солдатские портянки, обувь. Затем нашу четвертую роту перевели в капитальную казарму, условия улучшились. После этого началась учеба в снайперской школе. Учились метко стрелять, ползать на животах, быть незаметными для противника. В учебе Алия проявляла упорство, усидчивость в овладении снайперским делом».
В школе Алия тренировалась по 15 часов в сутки и в итоге стала одним из лучших стрелков. Когда дело подошло к выпуску, ей было предложено остаться в ней инструктором, но она отказалась, потому что стремилась на фронт. При выпуске меткая девушка получила именную винтовку «За отличную стрельбу».


Увековечивание имени Лии на здании ее школы в Вешняках.

Окончив обучение, 23 февраля 1943 года ефрейтор Молдагулова приняла присягу, а летом в составе 54-й стрелковой бригады 22-й армии была направлена на Северо-Западный фронт. И уже осенью 18-летняя девушка была в составе действующей армии. Поначалу командир опасался отправлять юного бойца на передовую, но уж больно хорошо стреляла эта хрупкая девочка.
По воспоминаниям одной из ее однополчанок Я.К. Прокопенковой: «В августе 1943 года в нашу бригаду прибыла снайпер Алия Молдагулова. Хрупкая и симпатичная девушка из Казахстана. Ей было всего 18 лет, но к октябрю на счету девушки-снайпера было 32 убитых фашиста».
Боевые подруги вспоминали, что Алия была очень темпераментным человеком, и когда нужно было терпеливо ждать цель, она еле сдерживала себя, чтобы не прокричать: «Фриц, покажись!». Иногда эмоции брали вверх.
Бывало, что девушку отправляли в разведку. Однажды на таком задании она проникла в расположение врагов и взяла в плен фашиста. А когда шли бои, она, снайпер, выносила раненых с полей сражений.
По воспоминаниям товарищей за эти месяцы службы Алия застрелила три десятка фашистов.
Увы, и ее жизнь оборвалась слишком рано. В тот день, 14 января 1944 года, советским войскам пришлось несколько раз отражать атаку врага под городом Новосокольники (Псковская область).
О том, как погибла юная Лия, вспоминал в своих мемуарах политрук 4-го батальона Георгий Варшавский: «В начале января мы совершили марш по фронту в направлении Новосокольников. Прорвав оборону противника, наша бригада устремилась вперед к северу от города Новосокольники. Мы вышли к железнодорожному полотну на станции Насва. Противник встретил нас шквальным огнем. Ночью мы заняли исходные рубежи для атаки. На рассвете началось наступление. Батальон, вместе с которым шли снайперы, должен был перерезать железную дорогу Новосокольники – Дно в районе станции Насва и захватить село Казачиха. Первая линия обороны была успешно прорвана. Но вскоре противник открыл ожесточенный ответный огонь, и наши пехотинцы залегли. Атака захлебнулась. В этот критический момент Алия Молдагулова встала во весь рост и крикнула: «Братья солдаты, за мной!» И по призыву девушки бойцы поднялись… Молдагулова еще трижды в тот день участвовала в отражении контратак противника. Наступление наших войск продолжалось».
Командир, подполковник Андрей Ефимов, написал письмо в школу снайперов, которую Алия окончила с отличием. Этот документ хранится в музее героини в Актобе. Текст был опубликован в газете «Ленинская молодежь» от 9 мая 1969 года: «Лия Молдагулова, дочь казахского народа, пришла в наше отделение после окончания школы. С октября по конец декабря 1943 года наше подразделение находилось в обороне. Лия неустанно работала, чтобы уничтожить немцев. За короткий период она уничтожила 32 нациста. В январе нашему подразделению была поставлена задача прорвать сильную оборону противника. 11 января 1944 года пехотный батальон Лии прорвал оборону противника. Лия была на передовой со своей снайперской винтовкой. В начале атаки враг открыл огонь из артиллерии, минометов и пулеметов и попытался остановить наших солдат. В тот момент, когда героиня казахского народа Лия крикнула: «Вперед! За Родину!» Батальон вошел в траншеи противника. Лия стреляла из винтовки и бросала гранаты, убив 10 вражеских солдат и одного офицера. Не выдержав натиска батальона, враг был разбит, а оставшиеся в живых бежали из крепости. Враг трижды атаковал, чтобы отбить потерянный рубеж. Когда они выстроились в линию и атаковали толпу, Лия взяла пистолет-пулемет и открыла огонь, убив 28 немецких солдат и офицеров. Но им удалось добраться до нашей траншеи. Начался рукопашный бой. Героиня застрелила восемь вражеских солдат. Но Лия не заметила немецкого офицера, который подобрался близко и ранил Лию. Но убежать она не смогла. Собрав последние силы, Лия направила свой автомат на офицера и нажала на спусковой крючок. Это был последний убитый ею немец», – говорится в письме.


Памятник Алие Молдагуловой, Новосокольники, Псковская область.

В июне 1944 года Алие Молдагуловой посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. В местах трагических событий, где погибла девушка-снайпер был возведен мемориальный комплекс.


Плита в деревне Монаково на предполагаемом месте захоронения Лии Молдагуловой.  

Командование части, где служила Алия, написало в Центральный комитет компартии Казахстана: «Вам, дорогие товарищи, от имени командования части спасибо за таких пламенных патриотов, какой была Алия Молдагулова. Ее имя бессмертно и принадлежит великим людям Союза Советов. Мы хотели бы попросить об одолжении: расскажите казахскому народу о ее подвигах и беззаветной преданности нашей Родине».


Монумент «Славные дочери казахского народа». Алия Молдагулова, Маншук Маметова, Хиуаз Доспанова, Уральск, Казахстан.

Каплю Вечного огня возьму в ладонь,
Знаю я, что за меня ты шла в огонь!
Ты стояла до конца среди свинца!
Чтоб всегда была ясна моя весна!

«Алия». Музыка Сейдуллы Байтерекова, текст Бакира Тажибаева, поет Роза Рымбаева.

 

«Десантура в ледяном аду».
Маневренная воздушно-десантная бригада (МВДбр) — соединение Вооруженных Сил СССР в Великой Отечественной войне.
1-я МВДБр сформирована приказом НКО СССР № 0083 от 4 сентября 1941 года в городе Кирове (Уральский военный округ).
Основой командного состава являлись выпускники училищ ВДВ РККА, офицеры 204-й и 201-й ВДБр (воздушно-десантных бригад), а рядовой состав комплектовался из молодых ребят 18-19 лет (1922—1923 и частью 1924 гг. рождения), преимущественно жителей Кировской области, а также, в небольшом количестве, Удмуртии и Перми. Основное количество бойцов представляли собой комсомольцы по мобилизации от ЦК ВЛКСМ.
Занятия проходили в интенсивном режиме с использованием различных видов оружия (в том числе немецкого) с боевыми стрельбами. Солдат обучали парашютному делу, умению ориентироваться на местности, ходить по азимуту, выполнять лыжные маршевые броски. Уделялось внимание любой мелочи, например, постройке шалашей. Хотя тогда еще никто не догадывался, что очень скоро эти новые знания понадобятся, и от того, как курсанты освоят военную науку, будет зависеть их жизнь.
Согласно докладу о боевых действиях 1-й МВДБр характеристика готовности бригады перед операцией выглядела следующим образом: «Боевая подготовка. Подготовка рядового и командного состава бригады проводи­лась по трехмесячной программе обучения воздушно-десантных войск Красной Армии. Программа обучения была выполнена. Весь личный состав имел по одному прыжку с самолета. Огневая подготовка из всех видов оружия отработана хорошо. Части бригады хождению на лыжах по лесистой и сильнопересеченной местности были обучены. Был проделан 175 километровый марш по пересеченной местности в зимних условиях, с ночлегом вне населенных пунктов. Командный состав в основном был подготовлен к боевым действиям в тылу противника. Штаб бригады и штабы батальонов имели вполне удовлетворительную подготовку. В штабах имелись недостатки в вопросах организации разведки и связи с подразде­лениями».
Весной 1942 года командование Северо-Западного фронта (СЗФ) проводило крупную десантную операцию в Демянском районе Новгородской области в тылу окруженной 16-й армии вермахта. Целью ее было нарушить тыловую инфраструктуру немецкой группировки и перерезать коммуникации, по которым происходило снабжение вражеских частей.
Одним из спецподразделений, принимавших участие в мероприятии, была 1-я маневренная воздушно-десантная бригада, насчитывавшая 2600 человек, организованных в четыре батальона по 600-620 бойцов в каждом. На ее вооружении имелся высокий процент автоматов и 12 противотанковых ружей. Минометный дивизион состоял из трех батарей, каждая из которых имела по четыре миномета калибра 52 мм, и два миномета калибра 82 мм. В состав каждого батальона входила минометная рота по 6 минометов калибра 52 мм в каждой.
В ночь с 7 на 8 марта через разрывы в немецкой обороне бригада пересекла линию фронта и взяла направление на заданный район. Чтобы не быть обнаруженными противником, десантники двигались ночами двумя колоннами. Впереди проходили разведчики. Боеприпасы и военное снаряжение тащили по снегу на волокушах. Лишь только в походе обнаружился тот факт, что из-за множества буреломов в Новгородских лесах возможность продвижения ограничивалась 10 км в день. Положение состава осложнялось сильными ночными морозами до -20-250. В дневное время проявляли себя мартовские оттепели — температура поднималась до 00. На момент начала операции бригада была укомплектована трехсуточным запасом продовольствия. Дальнейшее снабжение продуктами должно было осуществляться с воздуха и самолетами, садящимися на специально подготовленные площадки.
Двигаясь в заданный район, лыжники то и дело сталкивались с группами противника. В результате мелких стычек было убито около 30 вражеских солдат. Потери со стороны десантников составили 8 человек.
11 марта бригада достигла нужной позиции и расположилась на окраине болота Невий Мох. К этому времени, не имея продовольствия, люди начали уставать. Количество обмороженных лыжников во много раз превосходило количество раненых. На запросы о помощи в снабжении, Штаб СЗФ радировал, что бригаде ежедневно сбрасывается продовольствие в указанных координатах. При обследовании мест выброски продовольствие не обнаруживалось. Начался голод. Десантники обессилели и были не в состоянии выполнять боевую задачу. Разведкой было установлено, что грузы сбрасывались в неустановленном месте в районе расположения противника в 500-х метрах юго-западнее деревни Большое Опуево. Немцы давали ложные сигналы в момент появления русских самолетов, которые летчики принимали за свои. В этой связи командование бригады с целью обеспечения бойцов продовольствием решило разгромить неприятельские гарнизоны в Большом и Малом Опуево.
В ночь на 15 марта 1-й и 2-й батальоны атаковали Малое Опуево. Подступы к деревне были хорошо укреплены, а местность заранее пристреляна. При подходе к южной окраине 2-й батальон был встречен сильным пулеметным и минометным огнем. Местность предусмотрительно освещалась ракетами. Неся большие потери, десантники продвигались крайне медленно. Личный состав был измотан, что крайне задерживало темп наступления и только с выходом 1-го б на восточные окраины М.О. и ударом его в тыл противника, 2-й б ворвался в деревню, и к 6.30 утра совместно с 1-м очистил населенный пункт от немцев. Большая часть гитлеровцев была уничтожена, оставшиеся бежали. Десантники наконец-то захватили продовольственный склад и другие трофеи. После освобождения М.О. в деревне был оставлен небольшой гарнизон во главе с рядовым Фомичевым, часть раненых распределили на попечении местных жителей. Несмотря на регулярные атаки и артобстрелы, этот гарнизон не могли выбить из поселения целую неделю. Через семь дней, когда деревня была полностью разрушена, оставшиеся в живых отошли в лес и присоединились к другим частям бригады.
Еще 8 марта в распоряжение СЗФ прибыла 204-я воздушно-десантная бригада, которой вменялась задача по овладению деревней Добросли и поселком Демянском, где в то время находится штаб 2-го армейского корпуса окруженной группировки вермахта. Разгром гарнизона Доброслей мог бы парализовать всю Демянскую группировку. Но немцы, допустив просчет с 1-й МВДБр, которая практически без сложностей проникла к ним в тыл, наглухо закрыли все реальные маршруты передвижения. После нескольких неудачных попыток к 1-й МВДБр смог пробиться только один 3-й батальон 204-й ВДБр. Понимая, что одним 204-м взять Добросли не удастся, командование СЗФ дает приказ обессилевшей 1-й МВДБр захватить объект. С другой стороны, руководство 1-й МВДБр прекрасно знает, что взять сильные гарнизоны Доброслей и Демянска силами измотанной 1-й теперь невозможно. Время упущено, и враг подтянул все возможные резервы и укрепил оборону. Но приказы штаба нужно выполнять — 19 марта командир батальона получил задачу от командира бригады и письменный приказ на атаку Добросли.
20-го вечером батальон начал наступление и при подходе к северной окраине Добросли был встречен сильным пулеметным и минометным огнем и залег, неся при этом потери (18 человек убитыми и 30 ранеными). Если судить по воспоминаниям десантников 1-й МВДБр и количеству потерь (которые оцениваются как незначительные), понимая бесперспективность атаки Доброслей и Демянска, командование 1-й МВДБр после относительно короткого боестолкновения предпочло сохранить жизни бойцам и отступить. А именно двигаться на юг, громя гарнизоны противника и совершая при этом различные диверсионные действия.
В ночь с 24 на 25 марта 3-й батальон 204-й ВДБр с примкнувшими к нему бойцами других подразделений 204-й ВДБр, атаковал деревню Игожево. К сожалению, во время предбоевого развертывания десантники были обнаружены и подверглись минометному обстрелу. Сражение шло всю ночь. Известно, что потери как с одной стороны, так и с другой были велики. Десантники отошли на рассвете, когда на помощь противнику подоспело самоходное орудие из дивизии SS «Мертвая голова».
26 марта, перекрыв дороги, по которым противник мог доставить подкрепление, 1-я МВДБр нанесла удар по крупному узлу гитлеровской обороны, населенному пункту Старое Тарасово, а также небольшой деревеньке Меглино, расположенной чуть севернее.  Это было одно из жесточайших сражений, в котором также обе стороны понесли немалые утраты. Часть Старого Тарасово была захвачена, уничтожено несколько складов с техникой и боеприпасами, склад с мотоциклами. К утру немцы подтянули бронетехнику, подключили артиллерию и авиацию, силы стали явно неравными. Десантники, подобрав раненых, прекратили бой и отступили.
После битвы бригада отошла на запад к заранее запланированному месту сбора около холма 80.1, где соединилась с остатками батальона 204-й ВДБр. Войско было обременено большим количеством раненых, прорваться через линию фронта с ними было невозможно. Все пострадавшие, не способные самостоятельно передвигаться, были отправлены на болото Гладкое, где развернулась взлетно-посадочная полоса для постепенной эвакуации. Таким образом, в глухом лесу образовался «лагерь-госпиталь» из раненых и обмороженных числом около двухсот человек. Эвакуирован он так и не был.
Вот как описывает состояние десантных подразделений на тот период неприятель: «…сражения последних недель значительно снизили боевую мощь советских элитных частей. Они отходят в район болот, где наши отряды истребителей дробят их на разрозненные группы и устраивают на них настоящую охоту».
После разгрома гарнизона в Тарасово бригада получила задачу атаковать укрепленные пункты Бель-1 и Бель-2 и соединиться в этом районе с частями южной группы генерала Ксенофонтова, действующей с фронта. К этому времени десантники уже в течение 5 суток не имели продовольствия, личный состав был измотан и устал, среди него имелось большое количество раненых и обмороженных. Обстановка на фронте к этому времени сложилась таковой, что южная группа войск, захватив Молвотицы, была задержана противником. Атака таких УП, как Бель-1 и Бель-2, без взаимодействия с войсками с фронта, была обречена на провал и потерю остатков бригады, поэтому командование решило атаку этих пунктов не проводить, а минуя их, идти на соединение со своими частями в районе Лунево — Корнево.
28 марта командир 1-й МВДБр отдает приказ о выдвижении к месту планируемого прорыва. К этому времени ситуация с питанием становится все хуже, личный состав голодает. Валенки изорвались, маскировочные халаты пришли в негодность, стало трудно скрываться от вражеской авиации.
Бои по прорыву линии обороны десантниками 1-й МВДБр и 204-й ВДБр в районе Лунево-Корнево носили крайне ожесточенный характер. Неоднократно огневые контакты переходили в рукопашную. Иногда удавалось захватить отдельные участки обороны, но добраться до первой линии не удавалось. Было предпринято около десяти попыток преодолеть позиции немцев и соединиться с регулярными частями, но, учитывая сильную укрепленность врага, его численный перевес и отсутствие тяжелого вооружения, все они успехом не увенчались. Над бригадой постоянно висел самолет-корректировщик, направлявший на нее прицельный артиллерийский огонь. В этом бою погибла и была серьезно ранена большая часть офицеров ее штаба.
Понимая, что прорваться через линию фронта на юг невозможно, принимается решение двигаться к своим войскам старым путем на север. Бригада идет под постоянными бомбежками с воздуха и обстрелами патрулями противника.
Через демянскую дорогу «команда» пыталась перейти 1-2 апреля в районе деревни Бобкова. Попытка не увенчалась успехом – немцы наглухо перекрыли проход. После чего, сперва пройдя под артиллерийским огнем между деревнями Анино и Залесье, с тяжелыми сопротивлениями бригада в ночь с 6 на 7 апреля 1942 прорвалась к болоту Дивен Мох и разбила лагерь на его юго-восточной оконечности. Ночью пришли самолеты с продуктами, боеприпасами, они же эвакуировали часть раненых.
Общее число бойцов и командиров на тот момент представляло собой около 1000 истощенных, больных и обмороженных человек.
Ближайший путь для прорыва к своим через линию фронта пролег между деревнями Волбовичи и Никольское (в документах Николаевское). В ночь с 7 на 8 апреля бригада внезапным ударом смяла немецкие подразделения и стала форсировать реку Пола, по которой проходила линия фронта. Гитлеровцы открыли бешеный огонь. Крутой противоположный берег создавал большие трудности для продвижения обессиленных людей, многие погибли, часть десантников, прикрывавших переправу, прорваться к своим так и не смогла. Комбриг Тарасов попал в плен и сдался немецким властям. По имеющимся сведениям, из тысячи человек, участвовавших в прорыве у Волбовичей, по самым оптимистичным подсчетам вырваться сумели 432 человека.
По вражеским источникам, 9 апреля осуществилась попытка прорыва еще четырехсот десантников, большинство из которых погибло, многие были пленены. В расположение русских войск выходили также и отдельные бойцы, и даже мелкие группы. Так двое прорвавшихся сообщили координаты местонахождения большого количества раненых, находящихся в тылу врага. На их поиски командованием 130-й стрелковой дивизии были отправлены разведчики. По указанным ориентирам в топях в районе Игожева их группа обнаружила более 150 трупов русских солдат — некогда полевой лагерь раненых.
Часть бойцов 1-го батальона под командованием капитана Жука, ушедшая после сватки на Демянской дороге на север, взяла под охрану лесной лагерь раненых на болоте Невий Мох. Из него была организована эвакуация. Всего с 16 марта по 6 апреля летчики ГВФ вывезли 539 человек.
Немцы много раз пытались разрушить лагерь, но все их попытки были отбиты. Когда наступившая распутица сделала невозможной посадку самолетов, Жук приказал свернуть «госпиталь» и вывел людей в расположение 202-й стрелковой дивизии. Сделать это было крайне непросто, так как многие не могли самостоятельно передвигаться, их выносили на палатках.
14 апреля комбат 1-й МВДБр вывел к своим остатки бригады в несколько сотен человек. Вплоть до июня к русским частям еще выходили крупные и мелкие группы десантников из немецкого тыла.
За период всей операции 1-я МВДБр была неоднократно контратакована превосходящим силами и техникой противником. Несмотря на это частями бригады были сломлены сильно укрепленные узлы сопротивления, такие, как Малое Опуево, Добросли, Старое Тарасово. Всего за этот период в районе Демянска бригада очистила шесть населенных пунктов, уничтожив и разгромив немецкие гарнизоны, материальную часть, подорвав склады с боеприпасами, продовольствием, мосты и около 40 дотов и дзотов. Действие бригады в тылу врага оценено Военным Советом Северо-Западного Фронта, как удовлетворительное. Несмотря на тяжелые условия, в которых оказались бойцы, они в течение месяца действовали против основных коммуникаций врага, нарушали связь, истребляли обозы, гарнизоны и отдельные немецко-фашистские отряды. Их боевая деятельность окрасилась множеством фактов героизма, отваги и мужества. Сто один человек награжден орденами и медалями Союза ССР.

Потери бригады за период действий в тылу противника с марта по апрель месяцы 1941 года:
Убитых и пропавших без вести — 1 130 человек
Раненых, обмороженных — 773 человек
Участвовало в боевых действиях в тылу противника — 2675 человек

Да, можно сказать, что 1-я МВДБр не решила поставленную перед ней задачу. Но осмелимся утверждать, что, находясь в тех сложнейших условиях пребывания в тылу врага, десантники сделали все, что могли сделать. Страшные испытания выпали на долю этих 18-19 летних мальчишек, многие из которых так и лежат в демянских лесах и болотах, где настигла их вражеская пуля или осколок, где оставили их, присыпав снегом и слезой, их боевые друзья.


Памятник 1-й Маневренной воздушно-десантной бригаде, поселок Демянск, Новгородская область.

Извиняюсь, но здесь не табор
И не кони на водопой —
Самоходки сошлись у штаба
Посреди метели слепой.
А десантники слушают музыку,
А у них за плечами у всех
Сорок пять километров мужества,
Перемноженного на снег.

Старшине бы сказать: «Курсанты,
Скоро утро, и нам спешить.
Парашюты после десанта
Надо тщательно просушить».
А десантники слушают музыку,
А у них за плечами у всех
Сорок пять километров мужества,
Перемноженного на снег.

Не из сказки и не из легенды —
С неба прыгнул курсантский взвод.
Разрывает «Спидолу» Гендель,
С автоматов капает лед.
Так десантники слушают музыку,
И у них за плечами у всех
Сорок пять километров мужества,
Перемноженного на снег.
                                     Юрий Визбор

 «Русская Жанна д’Арк – она стала для советского народа и для России таким же примером патриотизма с готовностью к самопожертвованию, как для французов ее великая предшественница», – журналист Русской службы ВВС Артем Кречетников.
Зоя Космодемьянская — красноармеец диверсионно-разведывательной группы штаба Западного фронта, заброшенная в 1941 году в немецкий тыл. Первая женщина, удостоенная звания Героя Советского Союза (посмертно) во время Великой Отечественной войны.
Родилась 13 сентября (по другим данным — 8-го) 1923 года в селе Осино-Гай (Осиновая роща) ныне Гавриловского района Тамбовской области в семье учителей Анатолия Петровича и Любови Тимофеевны Космодемьянских.
Имела младшего брата. (Александр Космодемьянский — советский танкист, Герой Советского Союза. После гибели сестры, желая отомстить за ее смерть, отправился на фронт в возрасте 17 лет. Поскольку ее подвиг был всесоюзно известен, юноше-мстителю доверили тяжелый танк КВ, на котором он сделал знаменитую надпись «За Зою». Прославился подвигами во время штурма Кенигсберга. 6 апреля 1945 года на САУ ИСУ-152 самостоятельно форсировал канал Ландграбен, уничтожил там батарею противника и удерживал плацдарм до создания переправы советских войск. 8 апреля батарея САУ ИСУ-152 под его командованием захватила ключевой пункт обороны Кенигсберга форт «Королева Луиза». 13 апреля в бою с противотанковой батареей противника на северо-западе города, после того как его САУ была подбита, при поддержке других машин под его командованием, вступил в стрелковый бой с немецкой пехотой и захватил ключевой опорный пункт в городке Фирбруденкруг, но был смертельно ранен, 13 апреля 1945 года он погиб. Награжден орденами Отечественной войны I и II степеней, указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июня 1945 года присвоено звание Героя Советского Союза посмертно).


Памятная стела на месте гибели Александра Космодемьянского, Светловский городской округ, Калининградская область.

В 1929 году семья Космодемьянских оказалась в Сибири. По некоторым утверждениям, они были сосланы за выступление Анатолия Космодемьянского против коллективизации, а по свидетельству Любови Тимофеевны, опубликованному в 1986 году, бежали на Восток, спасаясь от доноса. В течение года проживали в селе Шиткино (Иркутская область) на Бирюсе, однако затем сумели переехать в Москву — возможно, благодаря хлопотам сестры Любови Ольги, служившей в Наркомпросе.
С 1933-го Зоя училась в школе № 201 (ныне имени Героев Советского Союза Зои и Александра Космодемьянских), особенно увлекалась историей и литературой.


Памятник Зое и Саше Космодемьянским возле здания школы их имени, Москва.

В октябре 1938 года Зоя вступила в ряды Ленинского комсомола.
В 1939 году была избрана комсомольским групоргом класса и сразу же предложила, чтобы одноклассники взяли на себя общественную нагрузку — после школы заниматься с неграмотными.
В конце 1940 года Зоя тяжело болела, а затем в марте 1941-го проходила реабилитацию в санатории «Сокольники», где познакомилась с отдыхавшим там же Аркадием Гайдаром, произведшим на нее небывалое впечатление.
В июне 1941-го окончила школу и собиралась поступать в Литературный институт. Помешала война.
31 октября Космодемьянская в числе 2000 комсомольцев-добровольцев явилась к месту сбора в кинотеатре «Колизей» и оттуда была доставлена в диверсионную школу, став бойцом разведывательно-диверсионной части, официально носившей название «партизанской части 9903 штаба Западного фронта». Секретарь МГК комсомола Александр Шелепин предупредил новобранцев, что участники операций по сути являются смертниками, так как ожидаемый уровень потерь разведывательно-диверсионных групп составлял 95 %, причем существенная часть новобранцев скорее всего погибнет от пыток немцев в случае попадания в плен, поэтому те, кто не готовы мучительно умереть, должны покинуть разведшколу. Космодемьянская, как и большинство ее товарищей, осталась.
После короткого обучения продолжительностью три дня Зоя в составе группы была переброшена в район Волоколамска, где занималась заданием по минированию дороги…


Памятник Зое Космодемьянской, Волгоград.

О подвиге Героя Советского Союза, комсомолке Зое Космодемьянской рассказывает статья Василия Гавриленко «История без мифологии. Был ли на самом деле подвиг Зои Космодемьянской?».

Мы живем в эпоху разоблачителей советского прошлого. Кто только не потоптался на людях и понятиях, которые еще относительно недавно были фундаментом нашего общества, незыблемыми твердынями. Например, юная девушка-красноармеец Зоя Космодемьянская. В советское время – безусловная икона, пример для подражания. В наши дни медийные «кроты» старательно делают под пьедестал Зои подкоп, способный в будущем повалить ее памятник.
Вокруг имени Космодемьянской столько информационного шума, что он, как листья осенью, скрыл от наших глаз голые факты, то есть, правду. Лично я убежден, что правда – это лучшее средство в борьбе с «кротами». В этой статье я постараюсь полностью избавить историю Космодемьянской от мифологии – как советской, так и либеральной.

Приказ № 428
Именно с этого все и началось. С приказа Сталина под номером 428.
Ставка Верховного Главнокомандования ПРИКАЗЫВАЕТ:
1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог.
Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.
2. В каждом полку создать команды охотников по 20—30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.
3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

Иными словами, ставка Верховного Главнокомандующего приказала сжигать населенные пункты в тылу немцев с использованием авиации, артиллерии и диверсионных групп.
Большинство историков уже признали, что этот приказ был ошибочным. На практике он настраивал против партизан и подпольщиков простых советских людей, которые оказывались зимой без крыши над головой. Немцам этот приказ дал в руки отличную карту против партизан, Красной Армии и лично против Сталина – «вот, говорили немцы, смотрите: Сталин приказал сжигать ваши дома».

Для реализации приказа 428 было решено подготовить в разведывательно-диверсионных школах специальные группы из комсомольцев-добровольцев. 31 октября 1941 года на сборный пункт у кинотеатра «Колизей» (ныне театр «Современник») явилось больше 2000 человек, среди которых была и 18-летняя Зоя Космодемьянская.


Памятник Зое в Рузе, Московская область.

Зою распределили в диверсионную школу воинской части № 9903. Здесь новобранцев сразу же предупредили, что предполагаемый уровень потерь диверсионных групп – 95%, то есть, все они, по сути дела, являются смертниками. Неготовым к вероятной мучительной смерти предложили покинуть школу. Многие отказались. Зоя осталась.
Обучение длилось всего-навсего три дня. Уже 4 ноября 1941 года группа Зои отправилась на выполнение первого боевого задания – неподалеку от Волоколамска диверсанты успешно подорвали дорогу.
18 ноября две диверсионные группы воинской части № 9903 (в каждой группе по 10 человек) получают задание сжечь за неделю 10 деревень в Верейском и Рузском районах Московской области.
Диверсанты получили на руки «коктейли Молотова» и сухпаек на 5–6 дней. Также Зое и ее товарищам выдали пистолеты и по одной бутылке водки на каждого члена группы. Алкоголь был нужен для того, чтобы согреваться на морозе: костры, по понятной причине, жечь строго-настрого запретили.
20 ноября группы выдвинулись на задание.

План начал рушиться почти сразу же. У деревни Головково, расположенной в 10 км от д. Петрищево – первого намеченного к уничтожению населенного пункта, – диверсанты угодили в засаду. Автоматический огонь немцев почти полностью рассеял группу, а часть диверсантов оказалась в плену.
Среди плененных была и Вера Волошина. 22-летняя девушка прошла через зверские издевательства и пытки: фашисты пытались выяснить, какое задание получили диверсанты. Вера ничего не сказала. Окровавленную, с отбитыми почками и сломанными пальцами, Веру повели на казнь. Собрав последние силы перед смертью, девушка крикнула своим палачам:
«Вы пришли в нашу страну и найдете здесь свою смерть! Москву вам не взять… Прощай, Родина! Смерть фашизму!».


Памятник Вере Волошиной, Крюково, Нарофоминский район, Московская область.

Оставшиеся на свободе диверсанты обеих групп объединились. Командовать группой стал капитан Борис Крайнов. Благодаря самоотверженности Веры и ее товарищей, фашисты не знали, с какой целью диверсанты были заброшены в их тыл.
В ночь на 27 ноября Крайнов, Зоя Космодемьянская и диверсант-комсорг Василий Клубков добираются до Петрищева и поджигают три дома.
До сих пор нет четкой информации о том, как именно использовались немцами сожженные дома, однако известно, что немцы в этих домах точно ночевали, а во дворах этих домов оставляли своих лошадей.
Сразу после поджога диверсанты рассеялись. Крайнов, переночевав в лесу, отходит. Клубкова захватывают немцы. Космодемьянская, потеряв товарищей, решает продолжить поджоги в Петрищево. Однако к этому моменту в деревне проходит организованный немцами сход жителей и создается народное ополчение для поиска поджигателей.
28 ноября примерно в 7 часов вечера Зоя подкралась к сараю старосты Семена Свиридова. Хозяин заметил ее и закричал: «Ты что там делаешь?» В это время в доме Свиридова находилось 7 немцев. Они выскочили и схватили девушку. Свиридов за свой «подвиг» получил от немцев бутылку водки (это подтверждено жителями деревни).

В советское время считалось, что Зою допрашивал лично подполковник Людвиг Рюдерер, один из командиров 197 дивизии. Якобы, после того, как Сталин узнал о казни Зои, он приказал не брать в плен военнослужащих именно этой немецкой дивизии. На самом деле, полковник, равно как и другие старшие офицеры Вермахта, участия в допросе не принимали – это миф.
Допрашивали Зою в доме крестьянина Василия Кулика три офицера и переводчик. Зоя напрочь отказалась говорить что-то немцам. Жена В. Кулика, Прасковья, сообщила следствию, что фашисты раздели девушку и принялись избивать ее ремнями. Чтобы разговорить Зою, ее 4 часа пытали холодом. Через каждые 15 минут Зою выводили на мороз босиком и в одном нижнем белье. В 2 часа ночи Зое позволили лечь на лавку и ждать утренней казни.
Зою избивали не только немцы. Согласно показаниям В. Кулика, в его дом приходили крестьянки А. Смирнова и Ф. Солина – хозяйки сгоревших домов. Женщины остервенело били Зою, рвали ей волосы. Впоследствии обе были расстреляны.

К 10.30 немцы подготовили виселицу с табличкой на немецком и русском языках: «Поджигатель домов». Когда избитую Зою вели к виселице, А. Смирнова сильно ударила ее по ногам палкой с криком:
«Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала…».
Зоя шла к своему эшафоту, спокойно, с достоинством. Она не реагировала на крики и удары со стороны Смирновой и других жителей деревни. Зою поставили под виселицей, стали фотографировать. Показали жителям сумку с коктейлями Молотова.
В это время Зоя крикнула, обратившись к толпе:
«Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! Эта моя смерть — это мое достижение».
Ближайший немец замахнулся на девушку, но Космодемьянская продолжила говорить:
«Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен! Русь, Советский Союз непобедим и не будет побежден».
Немцы закончили фотографировать Зою. Девушка сама взобралась на ящик под петлей. Немецкий солдат подошел, чтобы набросить петлю ей на шею. Зоя крикнула:
«Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня вам наши товарищи отомстят».
Немец выбил ящик из-под ног у девушки, и казнь была завершена.
Согласно каноническому очерку Петра Лидова «Таня», Зоя перед смертью кричала о Сталине и его величии. Но это – миф, развеянный современными историками.
Тело Зои висело в центре деревни три недели, подвергаясь осквернению со стороны немцев. В конце декабря пьяные немецкие солдаты отрезали Зое грудь, после чего командование приказало снять тело и отдать жителям деревни для захоронения.


Памятник Зое Космодемьянской, Петрищево, Московская область.

Теперь, зная немифологизированную историю Зои, попробуем ответить на вопрос: так был ли подвиг? На мой взгляд, абсолютно очевидно, что все описанное мною выше – это беспримерный ПОДВИГ.
Причем не только Зои, но и Веры Волошиной (давайте не будем о ней забывать). Эти две совсем молоденькие девушки (Зоя та вообще, в сущности, ребенок), приняли смерть так, как далеко не каждый мужик, даже самый смелый и хладнокровный, сможет ее принять.
Кто-то скажет: Зоя выполняла крайне сомнительный приказ Сталина. Во-первых, тактику выжженной земли придумал не Сталин, ее кто только не использовал, начиная от американских южан и северян во времена Гражданской войны и заканчивая финнами в ходе Северной войны. Во-вторых, Зоя самоотверженно выполняла приказ Главнокомандующего и верила, что этот приказ поможет ее Родине победить. Наконец, необходимо помнить, какое тогда было время.
Было ли разумное зерно в самой идее сжигать деревни? Как ни жестоко прозвучит, но было. Вермахт испытывал огромные проблемы с расквартированием, если бы немцы были лишены возможности жить в деревенских домах, это сильно помогло бы Красной Армии. Но вот только какой ценой? Крестьяне из сожженных деревень оказывались на улице в мороз.
Власти, посылавшие диверсантов на смерть, прекрасно понимали, во что обойдется дезорганизация тыла немцев. Но тогда они думали только о том, чтобы как можно сильнее навредить противнику. И это казалось единственным путем к спасению.
Говорить о том, что подвиг Зои не является подвигом, потому что она сжигала дома крестьян, в которых жили немцы, можно, лежа на диване в тепле и спокойствии. То же была совершенно иная ситуация, иное время. Враг стоял у ворот и крах страны и народа был вполне вероятным.
Я намеренно обошел в статье бредни про так называемую «шизофрению» у Зои. У тех, кто пишут про это, хочется спросить: а у Веры Волошиной и у тысячи других растерзанных диверсантов тоже была шизофрения? Просто нам, современным людям, трудно понять, каково это – отдать жизнь за свою Родину. Может быть, потому что у нас уже Родины нет?
                                                                                                                           Василий Гавриленко

Отважная история Зои Космодемьянской относится к периоду начала Великой Отечественной войны. В это время наблюдались две разнонаправленные тенденции. С одной стороны, огромный подъем патриотизма, приведший к тому, что лучшие молодые люди уже с 22 июня массово шли в военкоматы записываться добровольцами на фронт, с другой — имела место и сдача в плен ранее призванных, вызванная где-то паникой, а где-то утратой управления частями. Очень важно было воодушевить тех, кто по разным причинам был деморализован. И подвиг Зои очень сильно в этом помог – после того как солдаты узнавали о поведении юной девушки под пытками, мужчинам было стыдно поддаваться страху и отчаянию.

Именно Зоя Космодемьянская стала символов героизма советского народа во Второй мировой войне, потому что была мученицей, не имевшей в момент смерти утешения от воинского успеха. И народное сознание, независимо от официальной пропаганды, выбрало именно ее и включило в пантеон святых. И ее образ, в чем-то отделившись от реальной биографии, стал служить одной из опор самосознания русских людей.


Памятник на могиле Зои Космодемьянской, Новодевичье кладбище, Москва.

«Зоя». Музыка к кинофильму, автор Дмитрий Шостакович.

 

Советский танк на постаменте в России, пожалуй, самый распространенный памятник героям войны. Но в Подмосковье, на 113-м километре Волоколамского шоссе, одно из центральных мест в мемориале «Взрыв», воздвигнутом в память о защитниках столицы, занимает… немецкая самоходно-артиллерийская установка StuG III, у которой «взрывом» разорвало гусеницу и оторвало опорные катки.


Монумент в честь подвига 11 героев-саперов 8-й гвардейской стрелковой дивизиигенерала И.В. Панфилов «Взрыв», Волоколамское шоссе, Московская область.

В ноябре 1941 года полки 316-й стрелковой дивизии генерал-майора Ивана Панфилова вели ожесточенные оборонительные бои на Волоколамском направлении, главном на подступах к столице. 16-го числа произошла знаменитая битва у разъезда Дубосеково, в которой сражались бойцы 1075-го стрелкового полка, в военной историографии известная, как «подвиг 28 панфиловцев». Неподалеку держал оборону 1077-й киргизский стрелковый полк, в котором служил выпускник дорожно-строительного факультета, почти гвардеец комсомолец Петр Фирстов. К 18 ноября положение стало угрожающим, и командование выпустило приказ отойти на следующий рубеж защиты. Отход должны были обеспечить три группы прикрытия. Оборона центрального, наиболее важного участка, была поручена взводу саперов под командованием младшего лейтенанта Фирстова.
Мл. лейтенант Фирстов родился в 1916 году в селе Карабулак Вольского уезда Саратовской области. Как и многие, учился в средней школе, потом в институте. Инженер-выпускник МАДИ дорожно-строительного факультета по воле распределения оказался в городе Фрунзе, а с началом войны пополнил собой ряды Красной Армии – призван Фрунзенским ГВК Киргизской ССР. Окончив трехмесячные курсы младших лейтенантов при Военно-инженерном училище в Болшеве Московской области, Петр Фирстов поступил в распоряжение панфиловской дивизии.
«В боях на Волоколамском направлении в середине ноября войскам армии очень помогали саперы. Они ставили на пути врага мины и фугасы. Это давало хорошие результаты, – писал в своей книге «Солдатский долг» маршал Советского Союза Константин Рокоссовский, – каждую пройденную пядь нашей земли гитлеровцы обильно поливали своей кровью, теряли технику, ослаблялись их ударные силы».
17 ноября 1941 года перед младшим лейтенантом Фирстовым и его политруком Павловым была поставлена задача сформировать отряд из саперов численностью в 11 человек и любой ценой отразить ожесточенные атаки врага, задерживая его продвижение в сторону Волоколамска.
Из воспоминаний Зиновия Шехтмана, командира 1077 полка: «Выбор не был случайным. Фирстов, Павлов и помощник командира взвода Алексей Зубков прославились у нас в полку своим бесстрашием и особой удачливостью. Все трое одногодки — по двадцать пять лет. В группе Фирстова, кроме Павлова и Зубкова, находились восемь саперов: Павел Синеговский, Глеб Ульченко, Василий Семенов, Прокофий Калюжный, Ерофей Довжук, Василий Манюшин, Петр Гениевский и сержант Даниил Матеркин, самый молодой из всех. Всего было одиннадцать человек».
Утром 18 ноября политрук саперной роты Алексей Павлов и командир саперного взвода младший лейтенант Петр Фирстов получили окончательный приказ: перекрыв дорогу, обеспечить отход войск.
Одиннадцать храбрецов заняли оборону на окраине деревни Строково. И хотя воевали они всего лишь месяц, каждый из них успел глотнуть пороху и пыли. На совместном боевом счету старшего сержанта Александра Зубкова, сержанта Дениса Матеркина, красноармейцев Петра Гениевского, Ерофея Довжука, Прокофия Калюжного, Василия Моношина, Василия Семенова, Павла Синеговского, Глеба Ульченко числилось 15 уничтоженных мостов и 300 убитых гитлеровцев. А в селе Ильинском Волоколамского района печально закончили «Дранг нах Остен» при взрыве моста 120 несостоявшихся оккупантов. И еще за ними были сотни установленных мин на танкоопасных направлениях, где подорвались десятки единиц боевой техники и автомашин противника.
Из наградных бумаг, составленных летом 1942 года: «В селе Ильинское Фирстову было поручено заминировать мост длиною 625 метров и взорвать его, когда фашисты пойдут через него. Фирстов взял с собой саперов Юдина, Смоленцева, Калюжного, Синеговского и других, и сам взялся за выполнение этого задания. Заминировав мост, Фирстов с группой залег около моста в засаде. Густой колонной немцы двигались к мосту, во главе шел офицер с железным крестом на груди. Когда немцы зашли на мост, Петр Фирстов метким выстрелом из винтовки убил офицера, затем соединил провод — раздался взрыв и свыше 120 фашистов взлетело на воздух».
Около 10 утра (18 ноября) на позиции саперов двинулись гитлеровцы общей численностью до батальона пехоты при поддержке двух десятков танков.
Из воспоминаний Зиновия Шехтмана: «Фирстов разделил своих людей на две группы. С одной из них находился политрук Павлов, с другой — сам Фирстов. Десять танков в сопровождении пехоты появились совсем не оттуда, откуда их ждали. Они шли с юго-запада, по направлению от Авдотьина, и должны были пройти мимо наших саперов, не заметив их. Но Фирстов решил не пропустить противника. Саперы открыли огонь по пехоте…».
Тяжелого противотанкового вооружения в распоряжении отряда не было. В их пользовании имелась лишь так называемая карманная артиллерия – пулемет, мины, гранаты и бутылки с зажигательной смесью, которые можно было кидать на расстоянии не более 20–30 шагов от машины. Это было страшное сражение – сражение человека с мощной сталью, сражение до последнего вздоха. Каждый из воинов понимал, что эта схватка станет для него последней.
На первом этапе бойцы навязывали неприятелю свою волю. Мощный эффект на гитлеровцев произвела стрельба из крупнокалиберного пулемета ДШК, производимая Фирстовым из замаскированного верхнего окопа. На какое-то время вражеские автоматчики, неся потери, прекратили атаку.
Вот что рассказала о том сражении местная жительница Любовь Недумова: «В день боя мы с соседкой притаились на горе возле школы, а в сотне шагов в окопах стояли наши бойцы, среди них Довжук, крупный, рослый, я его хорошо знала в лицо. Потом на окоп пошел танк. Ерофей кинул в него одну, другую гранату и крикнул что есть силы: «Не сдамся! За Родину!» Танк задымил. Поднялась стрельба. Мы перепугались и убежали».
В бою под Строково саперы действовали как пехотинцы. Огнем из винтовок и автоматов они пытались отсечь немецких «пешеходов» от танков, чтобы потом их всех можно было уничтожать по частям. Одной машине все-таки удалось прорваться к позиции, которую занимал младший политрук Павлов и шесть его бойцов. Политрук тотчас же швырнул в него гранату. Танк вздрогнул и остановился. Зато другой сумел «проутюжить» окоп. Третья бронированная машина подошла с фланга и из пулемета обстреляла героев.
Из воспоминаний Зиновия Шехтмана: «Вражеские солдаты залегли, а три танка развернулись и направились на окоп Павлова. Они шли, стреляя на ходу. Тогда Павлов выскочил из окопа, метнул связку гранат в передний танк и тут же упал. Танк вздрогнул, остановился. Другой танк открыл пулеметный огонь по окопу, а третий зашел сбоку и на полном ходу налетел на окоп, чтобы раздавить тех, кто был в нем. Но окоп строили настоящие саперы. Танк основательно проутюжил его, но цели не достиг. Сержант Алексей Зубков и боец Глеб Ульченко тоже выскочили из окопа и успели забросать танки гранатами и бутылками с горючим. Были подбиты еще два танка, а экипажи уничтожены. Окровавленные саперы дважды бросались в контратаку. Уже шесть танков пылали около окопов. Около ста вражеских трупов устилало землю. Три часа длился бой. Наконец гитлеровцы отступили».
Сержант Матеркин дал приблизиться к своему окопу двум машинам и забросал их бутылками с зажигательной смесью. Обе они повернули назад. Но с фланга двинулись еще три. Сержант вступил с ними в бой и погиб. Красноармеец Моношин, отбивая атаки, уничтожил с десяток гитлеровцев. Красноармеец Синеговский с близким другом Калюжным находились рядом в окопе, когда подошли два танка. Синеговский поднялся из окопа и метким броском гранаты повредил один из них. Экипаж второго, увидев это, тотчас же отступил. В этом сражении Павел Синеговский уничтожил еще немало вражеских солдат.
В течение пяти часов ребята мужественно сдерживали жесткие атаки врага. За это время бойцы под началом младшего лейтенанта убили и ранили несколько десятков немцев, вывели из строя одиннадцать танков. Гитлеровцы были уверены, что против них сражается как минимум батальон. Саперы Фирстова знали, что помощь не придет. Новую волну танков встречали остававшиеся в боевом действии командир Фирстов и красноармейцы Семенов и Гениевский. Остальные к тому времени были либо убиты, либо тяжело ранены. К концу схватки боеспособным был лишь младший лейтенант.
Из воспоминаний Зиновия Шехтмана: «Фирстов выскочил из окопа с криком «За Родину!», метнул связку гранат и подорвал танк. Он был ранен в ногу и упал на дорогу. Семенов и Гениевский сражались до последнего патрона и были убиты гитлеровцами».
Позиция была занята неприятелем, зато время выиграно, и полк сумел отступить без существенных потерь.
Уцелевших воинов-саперов захватили в плен и, по свидетельствам местных жителей, жестоко истязали. Вскорости они были расстреляны. По распоряжению старосты деревни, назначенного немцами, их тела собрали, вывезли за околицу и сбросили в блиндаж в километре от деревни Строково, в котором до отступления размещались артиллеристы. А населению категорически запретили предавать их земле. Во время наступления советских войск в июне 1942-го блиндаж затопило водой, и в нем были обнаружены останки девяти погибших.


«Взрыв», памятная плита, Волоколамское шоссе, Московская область.

Как удалось выяснить позже, двоим из саперов – Глебу Ульченко и Александру Зубкову – все-таки удалось выжить. Их спрятали и выходили местные жители. К сожалению, Ульченко до победы не дошел – в марте 1943 года после очередного тяжелого ранения красноармеец скончался.
Зубков Александр Николаевич, помощник командира взвода, пережил войну и закончил дни почтенным старцем в своей постели в 1996 году. На мраморную плиту в списки его имя занесено ошибочно. 
3 июня погибшие в бою у Строкова саперы-панфиловцы были захоронены в братской могиле на окраине деревни.


Братская могила, деревня Строково, Московская область.

Местные жители рассказали советскому военному командованию подробности этого героического дня. И летом того же года все 11 героев были отмечены орденом Ленина. Девять из них посмертно. Это единственный случай в Великую Отечественную войну, когда целый отряд поименно был награжден такой высокой правительственной наградой.
Позже жена Петра Фирстова узнала страшные подробности о гибели своего мужа. «Нам рассказали, что немцы захватили Петю тяжелораненым. Истекая кровью, Петя приподнялся и плюнул фашистскому офицеру в лицо. Подошел пьяный солдат и задушил его на своем ремне. Тело его офицер запретил убирать с дороги, по нему ходили немецкие звери и машины… Как тяжело мне от этого… Последнее письмо от Петеньки получено от 5 ноября. Очень часто перечитываю его письма и обливаюсь слезами…», – из ее воспоминаний сестре героя Марии…
В наши дни из года в год студенты и сотрудники МАДИ и жители Вольска принимают участие в вахтах памяти, которые проходят у мемориалов в середине ноября, чтобы отдать дань подвигу Петра Фирстова и всех его героев-панфиловцев, павших в битве за столицу в годы Великой Отечественной войны.


Вахта у памятника в Вольске, Саратовская область.

Эти стойкие молодые мужчины проявили удивительную волю и силу духа. А главной наградой за их мужество была возможность для их товарищей продолжать битву за Москву, а значит, за страну во имя Великой Победы!


«Взрыв», 113-й км, Волоколамское шоссе, Московская область.

Всю ночь по ледяному насту,
по черным полыньям реки
шли за сапером коренастым
обозы, танки и полки.
 
Их вел на запад по просекам
простой, спокойный человек.
Прищурившись, смотрел на снег
и мины находил под снегом.
 
Он шел всю ночь. Вставал из лога
рассвет в пороховом дыму.
Настанет мир. На всех дорогах
поставят памятник ему.
                             Семен Гудзенко

Михаил Паникаха появился на свет в 1914 году в селе Могилев  Днепропетровской области в семье крестьянина. Как и отец, в мирное время трудился в колхозе. С 1939-го призван на службу в ряды КА матросом на Тихоокеанский флот.
Во время Великой Отечественной по собственной просьбе был направлен на боевые действия под Сталинград и зачислен в 883-й стрелковый полк 193-й стрелковой дивизии (62-я армия), где выполнял обязанности бронебойщика, при этом продолжая носить форму матроса.
2 октября 1942 года в сражении при защите завода «Красный Октябрь» на окоп, в котором находилась рота Паникахи, надвигались вражеские танки. Схватив две бутылки с горючей смесью, красноармеец пополз в сторону головной машины. Внезапная пуля попала в одну из «гранат» – воспламенившись, жидкость моментально выплеснулась на тело бойца и окутала огневым столбом. Таким горящим «снарядом» Паникаха бросился на решетку моторного люка и взорвал его второй бутылкой. Немецкий танк был остановлен и выведен из строя.
За этот подвиг 9 декабря 1942 года Михаил Паникаха посмертно был награжден орденом Отечественной войны I степени. Похоронен в глубокой воронке около завода «Красный Октябрь».
«К позициям батальона морской пехоты ринулись фашистские танки. На окоп, в котором находился матрос Михаил Паникаха, двигались, ведя огонь из пушек и пулеметов, несколько вражеских машин.
Сквозь грохот выстрелов и разрывы снарядов все явственнее слышался лязг гусениц. К этому времени Паникаха уже израсходовал все свои гранаты. У него оставались лишь две бутылки с горючей смесью. Он высунулся из окопа и размахнулся, целясь бутылкой в ближайший танк. В это мгновение пуля разбила бутылку, поднятую над его головой. Живым факелом вспыхнул воин. Но адская боль не замутила его сознания. Он схватил вторую бутылку. Танк был рядом. И все увидели, как горящий человек выскочил из окопа, подбежал вплотную к фашистскому танку и ударил бутылкой по решетке моторного люка. Мгновение — и огромная вспышка огня и дым поглотили героя вместе с подожженной им фашистской машиной», — маршал Советского Союза Василий Чуйков.
За проявленные героизм и мужество Михаил Паникаха был представлен к званию Героя Советского Союза в ноябре 1942 года, но получил его указом Президента СССР лишь 5 мая 1990-го.


Памятник Михаилу Паникахе, Волгоград.

Но, ставши факелом живым,
Не пал он духом боевым,
С презреньем к боли острой, жгучей
На вражий танк боец-герой
С бутылкой бросился второй.
Ура! Огонь! Клуб дыма черный,
Огнем охвачен люк моторный,
В горящем танке дикий вой,
Команда взвыла и водитель,
Пал, совершивши подвиг свой,
Наш краснофлотец боевой,
Но пал, как гордый победитель!

                            Олег Кучеров

Патриотическая подпольная комсомольско-молодежная группа в оккупированном немцами Людинове была создана в 1941 году по инициативе райкома партии и командования партизанского отряда. По неполным данным, в нее входило около тридцати человек.
Руководил ею 17-летний Алексей Шумавцов (псевдоним Орел). Ее актив составили собой самоотверженные юноши и девушки: 17-летний Александр Лясоцкий (Огонь), 18-летний Анатолий Апатьев (Руслан), 19-летняя Шура Хотеева (Отважная), 20-летняя Антонина Хотеева (Победа).   
В рядах разведывательной группы были в своем большинстве дети рабочих, а некоторые комсомольцы уже сами трудились на Людиновском локомобилестроительном заводе.
Свою деятельность молодые люди вели по трем основным направлениям: сбор ценных данных о военных силах врага, агитационная работа среди населения и непосредственно боевые операции против оккупантов и предателей. Подпольщики сжигали склады с горючими материалами, выводили из строя военную технику противника, минировали дороги, разбирали железнодорожное полотно, уничтожали вражеских солдат и офицеров.
Бесстрашно боролись с оккупантами людиновские комсомольцы, доставляя в партизанский отряд очень важные сведения, которые затем использовались командованием Советской армии для непосредственных боевых операций, способствующих успешной борьбе с фашистской Германией.
Сохранившиеся до настоящего времени отдельные разведывательные донесения Алексея Шумавцова и некоторых других членов комсомольской группы отличаются полнотой, ясностью и смелостью разведки.
Орел: «За улицей Свердлова, в лесу по обе стороны Агеевской дороги, на протяжении одного километра стоит большое количество неприятельских машин. Приблизительно – 100–120. Имеется 5–6 пушек среднего калибра, пулеметы и живая сила противника. Прекрасное место для бомбежки, товарищ командир».
Героическая борьба людиновцев длилась около десяти месяцев, пока не столкнулась с фактом предательства. Роковую ошибку совершил сам Алексей Шумавцов, приняв в группу Прохора Соцкого и дав ему задание составить списки работников завода, активно сотрудничающих с оккупационными властями.
С этого момента гибель подполья была предопределена.
Допросы шли круглые сутки. Арестованных жестоко истязали, держали в сырых и холодных камерах, морили голодом. Но ни допросы, ни пытки не поколебали стойкости юных героев.
Несмотря на все усилия старшего следователя полиции, предателей Соцкого и Иванова (осужденного советским судом и приговоренного к расстрелу), врагам так и не удалось выведать у отважных комсомольцев расположения партизанского отряда и оставшихся на свободе товарищей.
В этой связи немцами была предпринята так называемая «карательная экспедиция», которая должна была выявить и захватить в плен партизанских связников. А в качестве проводников были выставлены Алексей Шумавцов и Александр Лясоцкий. День клонился к вечеру, смеркалось. Отряд вышел на опушку. Это было привычное место явки, на которую прибыли ничего не подозревавшие об провале группы партизаны П. Суровцев и А. Посылкин. Но о том, что связные могут быть в этот день на условленной позиции, знал Алеша. Вот почему, подходя к месту явки, он пронзительно-звонко крикнул: «Уходите, идут каратели!» Петр Суровцев был свидетелем гибели ребят и уже после освобождения Людинова, рассказывал об этом: «Мы пришли на явку к подпольщикам вовремя, как было условлено, очень долго ждали, уже хотели возвращаться на базу. И вдруг увидели движущуюся толпу. Когда она приблизилась, мы поняли, что это каратели, а связанные люди – это Лясоцкий и Шумавцов».
Озверевшие фашисты набросились на отчаянных комсомольцев, били сапогами, прикладами, а потом расстреляли.
На следующий день увели на казнь Тоню и Шуру Хотеевых, Толю Апатьева. Почти все людиновское подполье погибло. Были расстреляны обе семьи Рыбкиных и Лясоцких.
Людиновские орлята уже давно ушли в бессмертие, когда прославленная «Молодая гвардия» в Краснодоне еще только начинала свою борьбу. Так получилось, что они долгие годы оставались в тени прославленных подростков. Страна узнала о молодежном людиновском движении только в 1956 году из публикаций о суде над предателем Дмитрием Ивановым.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 октября 1957 года Алексею Шумавцову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Боевое ядро орлят – Александр Лясоцкий, Анатолий Апатьев, Шура и Антонина Хотеевы посмертно награждены орденами Ленина. Участники подпольной группы отмечены орденом Красного Знамени и орденом Красной Звезды, практически все посмертно.


Памятник людинским орлятам, Людиново, Брянская область.

Вся ночь пролетела, как страшный бред.
Расстрел назначили рано.
А было ему семнадцать лет,
Разведчику-партизану.

В сенях умирал заколотый дед,
Сестренке ломали руки.
А он все твердил упрямое: «Нет!»,
И стоном не выдал муки.

Вдоль сонной деревни его вели
В пустое, мертвое поле.
Морозные комья стылой земли
Босую ступню кололи.

Мать вскрикнула тонко, бела, как мел,
И в поле вдруг стало тесно.
А он подобрался весь и запел
Свою комсомольскую песню.

На залп он качнулся лицом вперед
И рухнул в холодный пепел.
Ты понимаешь? Такой народ
Нельзя заковывать в цепи.
                          Алексей Сурков

Это называется фашизм.
4 июня 1944 года указом Президиума Верховного Совета СССР девятнадцатилетнему красноармейцу-комсомольцу Яценевичу Виктору Антоновичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Так страна отметила беспримерный подвиг самого надежного, самого несгибаемого и верного своего бойца, изуродованные останки которого уже год как были погребены в незнакомой сегодня деревеньке Панская Глазуновского района Орловской области. 


Место перезахоронения Виктора Яценевича в общую могилу советских бойцов в деревне Панская, Орловская область.

От советского Информбюро. Вечернее сообщение от 5.07.1943 г.: «С утра 5 июля наши войска на Орловско-Курском и Белгородском направлениях вели упорные бои с перешедшими в наступление крупными силами пехоты и танков противника, поддержанными большим количеством авиации. Все атаки противника отбиты с большими для него потерями и лишь в отдельных местах небольшим отрядам немцев удалось незначительно вклиниться в нашу оборону».
Одним из участков, где вклинились немцы, была деревня Семидворики. Именно там держала оборону 190-я отдельная штрафрота, приданная для усиления 156-му стрелковому полку 16-й Литовской стрелковой дивизии (48-я армия, Центральный фронт).
По свидетельству разведчика Шалома Скопаса, в этом месте штрафники стояли по обе стороны фронта. Единственный в округе колодец был на нейтральной полосе, ширина которой составляла не более 70 метров. Воду в нем по очереди набирали и русские, и немцы.
«Наши штрафники расслабились, и, когда ранним утром 5 июля началась операция «Цитадель», немцы практически без выстрела преодолели нейтралку и перебили всех прямо в землянках». На боевом посту в блиндаже наблюдательного пункта остался только девятнадцатилетний полковой связист. Он-то и успел сообщить на КП полка о немецком прорыве и сделать несколько выстрелов по врагу, вступив в свой второй в юной жизни бой.
Герой родился 18 мая 1924 года в северной столице в семье рабочего-литовца. Его отец Антанас Яценевичус русифицировал имя и фамилию сына-ленинградца, записав его как Виктора Антоновича Яценевича.
После окончания средней школы юноша поступил в ремесленное училище, где ничем особенным среди сверстников не выделялся, кроме одного увлечения, его первой и единственной в такой короткой жизни страстью стало радио. Ему очень хотелось разобраться в его устройстве.
Когда началась война, Витя сразу же попросился на фронт, но ему ответили, что он еще молод и его силы нужны в тылу. И только в 1942-м пришла долгожданная повестка. Перед тем как попасть на передовую, пришлось проходить ускоренные курсы. Но молоденький радиолюбитель сразу дал понять, что хорошо разбирается в предмете и хочет стать связистом.
Когда дело коснулось распределения, Витю решили направить сообразно национальности в Литовскую дивизию, где его имя и фамилию временами произносили на родной манер. На фронт юноша прибыл 13 мая 1943 года, а через пять дней новому телефонисту связной роты 156-го стрелкового полка исполнилось девятнадцать.
25 июня 1943-го подразделение вело разведку боем у деревни Никитовка (ныне Свердловского района). Красноармеец Яценевич на протяжении всего сражения под обстрелом противника исправлял многочисленные повреждения линии, чем обеспечил непрерывную связь и управление.
В начале июля был назначен начальником направления связи на участке обороны 190-й отдельной штрафной роты. В его задачу входило обслуживать телефон на переднем наблюдательном пункте и передавать сведения о продвижении врага. Тогда на советские позиции в районе Курской дуги обрушились танковые армады Манштейна и Моделя. Гитлеровцы собрали все силы, чтобы переломить ход войны…
Когда ранним утром 5 июля началась операция «Цитадель», немцы без выстрелов преодолели нейтральную полосу и быстро перебили в землянках всех советских штрафников. На боевом посту в блиндаже наблюдательного пункта стался только девятнадцатилетний полковой связист. Ему одному и предстояло принять неравный бой. Сообщив на КП полка о немецком прорыве, он вступил в последнюю схватку, открыв огонь по врагу. После чего оказался в окружении фашистов и был пленен.
Когда через некоторое время деревня Семидворики была освобождена, перед советскими солдатами открылась ужасающая даже для видавших виды картина. В немецком блиндаже находились останки красноармейца Виктора Яценевича…
Вероятнее всего, виновные в трагедии (а они явно были), не понесли никакого наказания. Возможно, сыграл свою роль фактор штрафников, гибель которых не очень-то и хотелось расследовать. А вместе с ними и трагедию одного советского парня, попавшего под жернова нацистской машины. Наградила же страна своего преданного героя высшей наградой.
Из данных наградного листа:
«После того как нашими войсками немецкие войска были выбиты из деревни Семидворики нашими бойцами было найдено изуродованное тело Яценевича, повешенного на телефонном проводе в блиндаже за балку.
Как установлено, немецкие изверги подвергли Яценевича зверским пыткам: кололи ему руки, ноги, тела, оторвали руку (левую) и всю кисть правой руки искололи. Разрезали живот, вырезали половые органы и отрубили ноги. Все эти зверства гитлеровские бандиты проводили на костре.
Т. Яценевич несмотря на пытки, остался верным воинской присяге и выполнил свой долг перед родиной, гитлеровские бандиты не добились никаких сведений, не воспользовались телефоном, который был в исправности, а линия включена и действовала».


Бюст героя, поселок Глазуновка, Орловская область.

Осенний день безветрен был и хмур.
Дрожал от взрывов подмосковный лог.
Связист зажал зубами шнур
И за сугроб, отстреливаясь, лег.
Лишь через час его в снегу нашли.
В больших глазах застыла синева.
Меж мертвых губ по проводу текли
Живой команды твердые слова.
Связист и в смерти не покинул пост,
Венчая подвигом свой бранный труд.
Он был из тех, кто, поднимаясь в рост,
Бессмертие, как города, берут.
                                    Алексей Сурков

За боевые подвиги в ожесточенные месяцы Сталинградской битвы высокого звания Героя Советского Союза удостоились 127 воинов Красной Армии. 126 из них – представители народов, входивших в состав СССР. И лишь один Герой – иностранец.
Рубен Руис Ибаррури — баск по происхождению, офицер КА, командир пулеметной роты, гвардии капитан.
Родился 9 января 1920 года в Испании в семье будущего лидера компартии Испании Долорес Ибаррури Гомес и шахтера-социалиста, одного из основателей КПИ Хулиана Руиса Габинья.
Из шести детей Долорес и Хулиана Рубен был единственным мальчиком и вместе со своей сестрой Амайей дорос до взрослого возраста, остальные девочки умерли в младенчестве из-за болезней и нужды.
В 1931 году в Испании провозглашается Вторая республика, и Долорес с детьми переезжает в Мадрид, где руководит газетой Mundo obrero («Рабочий мир»). Рубен и Амайя активно помогают в ее распространении. В эти годы мать нередко арестовывают из-за критических выступлений и активной политической деятельности.
В ноябре-декабре 1933 года опальная революционерка посещает Советский Союз для участия в VIII пленуме исполкома Коминтерна. А в 1935-м, после того как она вновь попадает в тюрьму по обвинению в агитации и пропаганде забастовки горняков в Астурии, Коминтерном была организована эвакуация Рубена и его сестры в СССР. Под чужими именами поездом дети пересекли нацистскую Германию и прибыли в Москву.
По приезде их разлучили: Амайя была отправлена в интернациональный детский дом в Иваново, а четырнадцатилетний Рубен начал работать на автомобильном заводе имени Сталина и одновременно учиться в средней школе №19 на Софийской набережной.


Мемориальная доска на здании средней школы №19, Москва.

Был премирован поездкой в пионерлагерь «Артек».


Бюст Рубену Ибаррури, пионерлагерь «Артек».

В течение двух лет юношу опекает семья старых большевиков Лепешинских, принимавших на воспитание ребят, оставшихся без родителей.
С началом гражданской войны в Испании Рубен просится на фронт, чтобы вступить в борьбу в составе интернациональных бригад. В 1938 году брат и сестра выезжают на родину. 18-летний юноша вместе с отцом Хулианом принимает участие в сражении на реке Эбро. 15-летняя Амайя работает санитаркой в барселонском детском доме для эвакуированных детей.
В феврале 1939-го, после поражения республиканского правительства, Рубен вместе с остатками республиканской армии переходит Пиренеи на границе с Францией. Но местное правительство интернирует мужчин Ибаррури в концентрационный лагерь Аржелес-сюр-Мер, где под открытым небом находится около ста тысяч гражданских и военных республиканцев.
Через некоторое время обоим удалось бежать и добраться до советского посольства в Париже, откуда юноша вернулся на корабле в СССР и воссоединился с матерью и сестрой в подмосковном Пушкине.
Вернувшись в Москву, осенью 1939 года он вступил в Красную Армию и был принят в военное училище Верховного Совета в Москве, откуда вышел в звании лейтенанта.
На фронтах Великой Отечественной Рубен Ибаррури с 22 июня 1941-го. Первый бой молодой лейтенант принял во главе 175-й пулеметной роты 1-й Московской пролетарской дивизии возле города Борисова. Прикрывая отход полка на направлении главного удара немецких войск, храбрый испанец и его солдаты в течение шести часов удерживали мост через реку Березина. Когда был уничтожен последний пулемет подразделения, Рубен с группой оставшихся в живых пулеметчиков, вооружившись гранатами, бросился в атаку на немецкие танки. Был тяжело ранен. «Всего больше меня удручает то, что мне пришлось покинуть фронт, – написал он матери из орловского госпиталя 8 июля 1941-го, – ибо у меня безумное желание уничтожить этих разбойников. Еще раз говорю тебе, мама, что считаю для себя счастьем и гордостью иметь возможность сражаться в рядах великой и непобедимой Красной Армии против жандарма человечества. Я уверен, что здесь он сломает себе зубы…».
После лечения в Орле Рубена перевели в тыловой госпиталь в Уфу. Указом Президиума Верховного Совета от 22 июля 1941 года за мужество и героизм Рубен Ибаррури был награжден орденом Красного Знамени, который ему лично вручил председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин.
После тяжелого ранения, в результате которого у Рубена была повреждена и обездвижена рука, молодой орденоносец был комиссован от дальнейшей службы, но все же вновь отправился на фронт уже добровольцем.
Летом 1942 года, командуя пулеметной ротой, проявил исключительную храбрость. 23 августа немецкая танковая группировка прорвалась в районе хутора Власовка, южнее станции Котлубань (участок ИловляГумрак Сталинградской железной дороги), и угрожала отрезать Сталинград от основной группировки советских войск. Навстречу противнику была выдвинута 35-я гвардейская дивизия. Поскольку основные части были еще на марше, то в этот район отправились стрелковый батальон и пулеметная рота. Около суток отряд сдерживал наступление врага. На рассвете 24 августа немецкие войска атаковали. Во время сражения погиб командир батальона, и Ибаррури принял командование на себя. Сначала шквальным огнем пулеметной роты и батальона немцы были остановлены, а затем Рубен поднял солдат в контратаку и отбросил врага. Немцы оставили на поле боя около 100 трупов своих солдат и офицеров, пушки, минометы и другое оружие. Пулеметная рота старшего лейтенанта Ибаррури отразила шесть неприятельских атак.


Памятный знак на месте ранения Рубена Ибаррури, Городищенский район, Волгоградская область.

В этом бою Рубен получил тяжелое осколочное ранение, в результате которого развился острый пневмоторакс. Оперировал его начальник хирургического отделения полевого подвижного госпиталя Мартин Степанович Кольцов, ассистировала Мария Зайцева. После оперативного вмешательства Ибаррури пробыл в отделении еще несколько дней, после чего был эвакуирован в госпиталь в Среднюю Ахтубу за Волгу, но, потеряв во время транспортировки много крови, 3 сентября 1942 года молодой человек скончался.
Первоначальное место его захоронения находилось в братской могиле в районном центре Средняя Ахтуба.
2 ноября 1948 года группа в составе десяти допризывников под руководством старшего лейтенанта Михаила Кириллова вскрыла «усыпальницу», останки были переложены в цинковый гроб и на машине, специально выделенной для этих целей, увезены в Сталинград, где Рубен был перезахоронен на площади Павших борцов.


Памятник Рубену Ибаррури на площади Павших борцов, Волгоград.

За мужество и героизм, проявленные при обороне Сталинграда, Рубен Ибаррури был награжден вторым орденом Красного Знамени. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено указом Президиума Верховного Совета СССР 22 августа 1956 года.
В некоторых источниках оспариваются некоторые сведения относительно обстоятельств службы Ибаррури в РККА. Например, в источниках указывалось, что он служил в некоем «отряде» в составе 35-й дивизии, хотя в составе стрелковых дивизий по существовавшим на то время ОШС не предусматривалось наличие отрядов. Поэт-фронтовик Иван Кучин, в годы войны служивший с Рубеном в одном полку и посвятивший ему стихотворение, начинал его строкой: «Я не знал, что Рубен Ибаррури был со мною в одном полку». На этом основании можно сделать заключение, что Ибаррури не служил в 35-й дивизии. Однако в наградных документах Архива советской армии подтверждается информация о том, что старший лейтенант Ибаррури проходил службу именно в 35-й гвардейской стрелковой дивизии.
Журнал «Военно-исторический архив» приводит сведения о том, что Ибаррури «был командиром пулеметного взвода 175 МСП мотострелкового полка». Также нет единого мнения о том, в каком звании защищал русский город самый известный участник Сталинградской битвы – старшего лейтенанта или гвардии капитана. Но в других сведениях единодушны все источники: в датах появления на свет и ухода из жизни, а также месте его кончины.
«На этом месте (госпиталя) находилась купеческая лавка, именно в этом подвале находилось тело Рубена Ибаррури, потом и летчика Каменщикова. Держали здесь, потому что всегда в этом подвале было очень холодно, – рассказывает директор районного историко-краеведческого музея Средней Ахтубы Надежда Абазова.Рубен Ибаррури получил смертельное ранение в Городищенском районе, где осенью 1942-го воинские почести отдать было невозможно, поэтому героя предали земле в парке, недалеко от здания бывшего госпиталя. Здесь же, в парке, похоронили и летчика Владимира Григорьевича Каменщикова, погибшего в воздушном бою уже после Сталинградской победы, 22 мая 1943 года. Но братской могилы за можжевеловым кустом уже не найти: в 1956 году останки двух Героев Советского Союза предали земле в Сталинграде. Долго думали, что делать, и это решение не одного дня, потому что его мать была Генеральным секретарем Коммунистической партии Испании – пока ей сообщили, пока она дала ответ. Легендарная Долорес Ибаррури приняла решение предать сына земле, на которой погиб. Она сама приезжала проводить в последний путь выдающегося сына. Вместе с дочерью она сопровождала тела, которые паромом – моста не было – везли в Сталинград, чтобы похоронить в одной могиле, потому что долго не могли понять, кому принадлежат останки, ведь они в земле пролежали столько времени. Так и решили похоронить Рубена Ибаррури вместе с другим Героем Советского Союза Владимиром Каменщиковым».
Вот так сын испанского народа нашел вечное пристанище в сталинградской земле. Имя Героя Советского Союза увековечено в названиях улиц в городах бывшей большой страны: Липецке, Донецке и Борисове (Минская область). В Волгограде хотели это сделать еще в середине прошлого века, но что-то помешало планам муниципалитета.
Да и не в годонимах дело: пока мы помним о подвигах, совершившие их будут жить.


Памятник Рубену Ибаррури во дворе МКОУ СОШ №7, Михайловка, Волгоградская область.

Я не знал, что Рубен Ибаррури
Был со мною в одном полку.
Волга. Степь. Оглохшая буря.
И затишья обвальный гул …

Нас прижали у Самофаловки,
хутор Власовка – прах и тлен.
Стыли черными катафалками
уцелевшие ребра стен.
 
– Надо выстоять, выстоять, выстоять!
Каждый – камнем, железом стань,
Но не сдай в этой сече неистовой
станцию Котлубань.

Котлубань – это нерв Сталинграда.
Котлубань, стань фашистам преградой!.. —
Так своей говорил пехоте
(в битвах голос его огрубел)
командир пулеметной роты,
искроглазый испанец – Рубен…

Ему руку свинцом пронзило,
жажда мучает – нету сил.
Но ложился опять за «максима»
и косил фашистов, косил!
Как тогда, в родной Каталонии,
как тогда, в декабре, под Москвой…
А врагов… колонны, колонны,
танков грозный и сытый вой.

Шесть атак отбили гвардейцы,
шесть смертей пережил любой,
шесть сердец билось в каждом сердце,
чтобы снова рвануться в бой!..
А его рубанула косая
неба стынущей синевой,
и бойцы, командира спасая,
в медсанбат принесли его.

Что ж ты делаешь, смерть-уродина?!
Отпусти его, пожалей…
Он послужит России – родине
И Испании милой своей.
Но глаза его сводит узко
нестерпимая мука ран.
– Не пройдут… – шепчут губы по-русски.
По-испански: – No pasarán!..

Не прошли! И навек не закроет
это имя безвестная мгла.
Золотая Звезда Героя
на могилу его легла.
И легли еще белые нити
на висках у Долорес…
Годы мои, сохраните
улыбку его и голос!

Строка моя запоздалая,
вернись в тот огненный год,
гвардейское знамя алое,
зови меня снова в поход!
И сердце мое, разрывною пулей
колотись в пробитом боку!..
Я не знал, что Рубен Ибаррури
был со мною в одном полку.
                             Иван Кучин

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также: