Настя

Ночь холодная, льдинки-трещины,
Сердца стук, мысль в горячей крови
Кто же в дружбу мужчины с женщиной
Запечатал ростки любви,
Не загадана, не разгадана
Твоих глаз роковая власть,
Глубоко и надежно спрятаны,
Нет, не дружба, огонь и страсть…

И секретом делясь застенчиво,
3Улыбаясь, ты мне шепнешь:
Не грусти, не твоя я женщина,
Ты однажды свою найдешь…

Я поверил тебе доверчиво,
И другим я дарил цветы,
Только в каждой встреченной женщине,
Улыбалась одна лишь ты
И бежали пути изменчиво,
Жизнь бросала то в снег, то в дождь,
Но я верил – моя ты женщина
И однажды меня найдешь…
                          Максим Осенний

 В зале пойдет рассказ о младшей единокровной сестренке великого русского художника Михаила Александровича Врубеля Настеньке. Узнать о ней подробнее можно из рубрики ЧИТАЛЬНЯ в рассказах «Два капитана» и «Уж совсем светло» Валентин Макаров: немного личного» и в рубрике АРТ-СТУДИЯ, зал 13, часть 3.

1917 год принес адмиралу Немитцу не только тяжелые испытания, но и не менее чем тяжелые – счастливые. Если отстраниться от потрясений, вызванных революционными событиями, то тот год мог быть занесен в жизненный архив как крайне удачный. В личной истории Александра Васильевича произошло долгожданное, необыкновенно радостное событие. Анастасия Александровна Врубель, удивительная женщина, в которую моряк был давно влюблен, приняла решение стать его супругой.

Настенька-старшая родилась младшей девочкой в доме полковника, военного юриста Александра Михайловича Врубеля. Будучи человеком либеральных взглядов, он пришелся не ко двору в военном ведомстве и вынужден был уйти в отставку и поселиться со своей семьей сперва в Одессе, а после перебрался в Севастополь.

Сыном его от первого брака был знаменитый русский живописец Михаил Александрович Врубель, которому на сайте полностью посвящена рубрика АРТ-СТУДИЯ с представлением подробной биографии автора, полной коллекции снимков репродукций его картин с их описанием и историей создания.

Рано потеряв супругу, Александр Михайлович женился вторично на Елизавете Христиановне Вессель, талантливой пианистке из остзейских немцев. От этого брака у него родилось три дочери, младшая из которых Анастасия появилась на свет в апреле 1877 года в городе Вильно.

Воспитываясь в образованном и творческом доме Врубелей-Весселей, как и положено всем участникам рода, девочка была отлично обучена различным наукам и искусствам. Как и ее гениальный брат, она очень рано начала демонстрировать свой художественный талант. В возрасте четырех лет с увлечением и весьма искусно лепила сперва из хлеба фантастические фигурки, навеянные сказками, которые ей читали взрослые. В 13 лет, когда семья жила в Одессе, девушка поступила в художественную школу, которую успешно окончила уже через два года. Директор школы, итальянский ваятель, считал ее в высшей степени одаренным начинающим скульптором. Надо отметить, что в дальнейшем юная Настя нередко помогала в лепке своему прославенному родственнику – до нашего времени сохранился бюст Христа, совместно слепленный братом и сестрой Врубель.

Выступала единственной родственной моделью для художника. История написания портрета подробно изложена в рассказе «Два капитана» и рубрике АРТ-СТУДИЯ, зал 13, часть 3.

Дом семьи Врубель, который часто посещал блестящий морской курсант, воспринимался им как культурный оазис в Севастополе, считавшимся городом военных. Все дочери полковника были девушками привлекательными, но особенно прелестна была младшая, покорившая своего будущего мужа с первой их встречи еще в Одессе.

Анастасия, привезенная отцом в семнадцать лет на бал в Морское собрание, произвела на окружающих такое впечатление, что, когда он в двенадцатом часу призвал ее ехать домой, вокруг нее тотчас же собралась молодежь и принялась упрашивать остаться «на подольше».

Отец Врубель со свойственным ему воспитанием, но и твердостью «духа» дал красавице потанцевать еще полчаса, но в полночь, не смотря ни на какие уговоры, вышел с нею под руку из зала в вестибюль. Зал опустел на треть: большая часть мужской молодежи бросилась за ними, не в силах расстаться с чудесным созданием, вызвавшем в тот вечер всеобщий восторг.

Анастасия была среднего роста, но очень стройная, элегантная и живая. Лицо ее поистине замечательно: нежная белая кожа, фарфоровый румянец на щеках, лучистые васильковые глаза, прикрытые огромной волной светлокудрых волос, которые были настолько густыми, что их приходилось подвязывать фамильной бирюзовой лентой, потому что обыкновенные заколки не могли их удержать. Выражение глаз непрерывно менялось: оно было то прохладным и властным, то мягким и мечтательным, то веселым и озорным, озарявшимся радостным смехом, низким и певучим, звучавшим юностью, безмятежностью и чистотой.

Многие называли Настю неутомимой. Эта черта проявлялась и на балах в турах вальса и мазурки в сверкающем здании Морского собрания, и на прогулках, которые она обожала совершать одна. Можно было ежедневно встретить ее на Приморском бульваре с породистой густопсовой борзой по имени Хорст: «Только здесь и видно в Севастополе море», – проговаривала она свою истину. Но еще больше девушка любила прогулки вокруг Севастопольской бухты до Херсонеса и Балаклавы. Верст 30, без дорог, по прибрежным скалам, словно уже тогда знала, как будет непросто идти по выбранному ею пути.

В персиковой английской кофточке с подколотым у плеча букетиком первоцвета, в спускающейся до середины голени юбке из шотландского сукна и соломенной шляпке, она, словно пугливая серна, взлетала по склону или спускалась к воде, а потом внезапно бросала игры и шла в Георгиевский монастырь. И не вдруг там встречала юного Александра, чтобы на тенистой скамейке обсудить новинки поэзии и кумиров того поколения: Мережковского, Метерлинка, Уайльда. «Мужества в них нет», – сомнительно покачивала головкой молодая прелестница. И невольно в ответ у Александра возникал новый вопрос: «Где же то мужество, которое встанет в ряд с такой женственностью?» Мог ли тогда предположить этот влюбленный пылкий человек, что ему придется проявлять его в их общем будущем ни один раз. Но в те молодые дни потерявший голову юнец не мог и мечтать о взаимности ответного чувства.

26 сентября 1897 года двадцати лет от роду прекрасная барышня связала свою судьбу с отважным и достойным будущим героем обороны Порт-Артура командиром миноносца «Сильный», участником сражения в Желтом море 28 июля 1904 года на крейсере «Паллада», офицером российского императорского флота, впоследствии капитаном I ранга, Евгением Юлиановичем Ходоровичем. Незаурядная во всех отношениях жена сопровождала мужа повсюду, где ему доводилось служить. Когда началась война с Японией, она добровольно записалась сестрой милосердия и была включена в состав персонала госпитального судна «Ангара», где прямо на борту сурового корабля случилось появиться на свет одному из их сыновей – в течение всей осады мужественная женщина находилась на передовой, усердно заботясь о больных и раненых.

Когда Порт-Артур и гора Высокая были повержены, хрупкая дама с врубелевского холста, мать троих детей моряка, вместе с ними бескомпромиссно манкировав предложением безопасного возвращения в Россию, вслед за мужем-солдатом отправилась делить с ним участь пленника в чужой Нагасаки.

По возвращении на родину Евгению Юлиановичу и Анастасии Александровне были всемилостивейше пожалованы медали за храбрость на Георгиевской ленте с правом ношения на груди.

Ласкаемые светом, друзьями и морским воинским братством, с большими добрыми надеждами они вернулись к мирной жизни на охрану границ Отечества. Но в 1913 году Настя Ходорович, сутью своей та же нежная Настенька Врубель, с великой скорбью похоронила Евгения Юлиановича, отца своих пятерых детей.

Такой глубоко уставшей, но упрямой и сильной, и все еще восхитительной: стройной, ясноглазой, с собольими бровями и «воздушными врубелевскими завитками» вновь встретил ее Александр Васильевич Немитц, блестящий морской аристократ, встретил, любя непреходящей, неутрачиваемой, огромной любовью.

Солнечным сентябрем 1917 года Анастасия Ходорович обвенчалась с адмиралом Александром Немитцем в адмиралтейском соборе южного черноморского города Севастополь, приняв на себя обязанность матери его трехлетней дочери от первого супружества.

А в 1917 и 1919 годах жена подарила мужу двух крошечных ангелов, последний из которых, самый оберегаемый и любимый, Настенька-младшая, и является женой главного героя нашего сайта.

Робкая ласковая девочка, над которой нависли грозы революционных потрясений и сталинских расправ. Все эти силы адмиральской семье пришлось ощутить на себе и выстоять. Выстоять чудом больших чувств хозяев этого богатого на любовь обиталища, которое своим страстным сердцем стерегла девушка с братова портрета на домашней стене.

Присутствие детей создавало в доме живую дышащую атмосферу. Вечером перед сном вслух вместе читались сказки и стихи. Младшие нередко засыпали прямо в гостиной на плече у мамы, уютно устроившейся на большом красном диване, такими сонными и теплыми их переносили в кроватки. Под Новый год все семейство занималось украшательством квартиры. Потолки в ней были высокие, и потому в гостиной выставлялась огромная елка. Для ее нарядов Настя-старшая собственноручно мастерила разные фигурки, большей частью представлявшие собой героев из русских былин и повествований. А маленькие дочки клеили гирлянды и собирали бусы.

И каждый день под ее беглыми пальцами в доме звучала музыка.

 

Старшие ее дочери окончили Смольный институт, а для младших она сама была и воспитателем, и педагогом. Занималась с маленькими барышнями шитьем и фортепиано, младшенькую любимицу тезку водила на уроки живописи и балета.

 А главное, она учила их любить людей, всех людей вокруг.

Когда в 1933 году от осложнения после неудачной операции Анастасии Александровны не стало, девочки потеряли главного своего наставника, а адмирал окончательно потерял слух. Горе для всех членов их дружного родственного сообщества было необъятное и невосполнимое, заставившее еще больше и теснее сплотиться их и так крепкую и сильную духом семью и начать новый путь по далекой творческой жизни.

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также: