Река-богатырь

В его сочинениях пленяет ясная напевная мелодия, широкий диапазон мыслей и чувств. Эти качества проявились особенно ярко в одном из лучших произведений В. Макарова — в сюите «Река-богатырь…»

Дмитрий Шостакович

Сюита «Река-богатырь» — центральное произведение композитора-волгаря, написанное им в 1950 году для смешанного хора и оркестра в сотрудничестве с поэтом и близким другом Яковом Белинским. Исполняет ансамбль песни Всесоюзного радио под управлением Василия Целиковского. В 1951 году Валентин Макаров получил за сюиту свою вторую Сталинскую премию. Имеет семичастную форму, каждая часть представлена в различных вариантах.

По воспоминаниям композитора Юрия Шапорина в беседе с ним Максим Горький высказал идею написания необычной симфонии на тему труда. Для наибольшей колоритности эту симфонию он предложил построить на теме волжских напевов. Нарисовав при этом общий сюжет картины: рассвет на Волге — начало тяжелого трудового дня (на пашне, в упряге) — красота реки — радость праздника. Идея композитору понравилась, но осуществить это замысел ему не случилось. При встрече с другом, в то время ставшим очень исполняемым и популярным композитором Валентином Макаровым, он поделился этой темой, буквально настояв на ее развитии удачливым мастером-песенником, только что получившим за волжскую сюиту «Солнечная дорога» свою первую Сталинскую премию.
Макаров с удовольствием отреагировал на предложение коллеги, так как предпочитал работать именно в этом, свойственном ему в качестве кредо жанре, готовя себя к написанию в дальнейшем большой формы на заданную тему. К сожалению, из-за раннего ухода свою мечту автор осуществить не успел.

Для дальнейших трудов над многочастной формой, объединенной одним сюжетом, он пригласил своих соратников, с кем уже трудился над песнями и раньше. Прежде всего это поэт-фронтовик Яков Белинский, близкий друг и любимый исполнитель певец Иван Шмелев, лучшая солистка прежних его произведений Александра Яковенко. Чуть позже к ним присоединился солист Всесоюзного радио Алексей Королев. Закрывшись на даче в сентябре 1950 года, творческая компания погрузилась в пучину творчества. И только певцы, временами отъезжавшие в город на концерты, осуществляли связь друзей с внешним миром, настолько глубоко авторы въелись в работу. Произведение было готово за две недели. Чуть позже был написан текст для чтеца, и уже в конце года (27 ноября по радио и 17 декабря на концерте) страна услышала свое самое известное песенное произведение, написанное в жанре сюиты. Исполнителями ее стали:

Действие происходит на Волге между Жигулевском и Тольятти в дни начала строительства Жигулевской ГЭС, бывшей Куйбышевской, с 1958-го Волжской имени Ленина.

Итак, сюита «Река-богатырь»:

1-я часть. «Дума над Волгой», 1 часть сюиты «Река-богатырь». Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, исполняет Ансамбль песни Всесоюзного радио под управлением Василия Целиковского, солист Алексей Королев. Первая часть сюиты не случайно так озаглавлена, названием композитор пытается выявить эмоциональное настроение произведения – размышление на берегу великой кормилицы вернувшегося домой русского человека. Сама пьеса имеет также частное строение. Небольшое оркестровое вступление в первой части постепенно открывает волжскую панораму, эпический стиль его погружает и слушателя, и готовящегося к вступлению солиста в глубь истории, хранимой древними берегами. С развитием второй части задумчиво и привольно в темпе и образе самой реки вступает соло баритона, старающееся сродниться с близкой ему по духу стихией. После с певцом сливается мужской хор, дающий понимание того, что в образе одного героя произведения раскрываются многие мужи Отечества с едиными чувствами и переживаниями. Вступление женского хора, олицетворяющего собой начало великой реки, знаменует собой ответ Волги на мысли героя. Третья часть — кода словно вырывается из былинного стиля, показывает мощь и безудержность реки и времени, которое предстоит пройти участникам этой истории вместе с ней.
Раннее утро… Река еще не проснулась, лишь отдельные звуки нарушают утреннюю тишину. Но это не традиционный пейзаж, не жанровые сцены и не музыкальная иллюстрация; это поэтический образ, рожденный личным наблюдением сына великой русской реки, человека с открытым сердцем разговаривающего с Родиной.

Здравствуй, Волга, родная река,
Ты, как море, вольна, широка…
Ты встречай родного сына,
Волга, мать -река.

Стану снова над ширью седой,
Снова, Волга, мы вместе с тобой.
Песню, что певала в детстве,
Ты мне, Волга, спой…

Спой про синие разливы
И сады над водой,
Про родные наши нивы,
Про заветные думы спой…

Грозно тучи неслись над страной,
Грудью край защищал я родной,
И повсюду нес я в сердце,
Волга, голос твой.

Силой новой ты, Волга, сильна,
Славой новой ты, Волга, полна,
Ты, как страна наша, вольна,
Волга — мать моя…
Слава бессмертна твоя!

2-я часть. «Солнечные плесы», для женского хора с альтом соло. Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, исполняет Ансамбль песни Всесоюзного радио под управлением Василия Целиковского, солистка Людмила Легостаева.
В отличие от первой былинной части, где структура выходит за рамки куплетной, во второй части Макаров использует обычную куплетную форму с сольным запевом и хоровым припевом. Поэтический образ песни — естественное лирическое любование рекой, красивыми местами, колыбельная, которую мать поет любимому ребенку. По содержанию это глубокая женская песня, окрашенная теплотой и простотой мелодики с нежными баянными проигрышами на заднем плане, создающими эффект именно солнечных бликов на волжских плесах. В припеве автор углубляет лиризм интонациями известных на Волге народных припевок. В непривычной задушевности раскрытия патриотической темы Валентин Макаров старается совершенно искренне, ненадуманно, без бравурности, с огромной чуткостью сблизить общее и личное. 

чтец

Нынче новые песни
Наша Волга поет,
О труде величавом
Запевает народ.
И недаром, товарищ,
В наших гордых делах
Богатырская сила,
Исполинский размах.

Будучи музыкально очень разнообразной, сюита имела огромный успех у слушателей по всему миру и была переведена на разные языки: английский, китайский, сербский, болгарский, немецкий, польский. Представляем слушателю вариант исполнения на польском языке. Музыка Валентина Макарова. текст Якова Белинского, исполняют Краковский оркестр и хор Польского радио, дирижер Ежи Герт, солистка Барбара Мушиньская.

3-я часть. «Былина о бурлаках». Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, солист Алексей Мельников, партия фортепьяно Юрий Гончаров
Последние вступительные строки , написанные для чтеца, дают ее точное описание. Автор погружает слушателя в глубину лет, далеких событий, почти былинных, задумчивых, непосильных и пронзительных: «Эх, ухнем!» Песня состоит из двух, в дальнейшем повторенных частей, мелодическое зерно песни скупое, состоит всего из пяти звуков, исполненных в медленном темпе, отображающее скудость обстановки и угнетающее однообразие переживаний ее героев (бур-ла-ки вес-ной и точно также: на  Ка-мы-шин шли). Автор создает емкий образ безмерно уставших людей, придавленных безнадежной тоской в первой части, сквозь которую прорывается взволнованная речь, едва сдерживаемая мощь, мятежность во второй. И оглашающий кульминацию стон, как бы объединяет части, одним слогом подытоживая рассказ о жесткой правде минувшего.
В Волжском понизовье многие занимались бурлачеством. А таскали суда вплоть до середины XIX века. Для найма собирался люд в крупных населенных пунктах, расположенных обычно в правобережье Волги. Народу много, а спрос небольшой. Да и плата была неустойчивой. Идет по пристани человек, засунув ложку за тесьму шляпы, значит, свободен, хочет работать по найму. Объединялись в артели. Вербовщики не спешили, «приглядывали» народ. Наконец, поладив, отбирали у бурлаков паспорта, вербовщик ставил в известность местное начальство, показывая договор. После его подписания выдавался задаток и ставилось угощение. Начинался раздольный бурлацкий праздник. На гулянье собиралась посмотреть уйма народа. Бурлаки боролись, устраивали шуточные игры, состязания, плясали, пели. Прошел праздник, на следующий день работа. Работа до ломоты в теле и куриной слепоты в глазах. Бурлак оказывался в полном подчинении у хозяина, который мог уволить за надуманное непослушание и смутьянство, оштрафовать за леность. Если судно простаивало из-за непогоды, бурлаки «стояли безденежно», то есть без оплаты этих дней. Если бурлак сбегал, задаток удерживался из артельных денег. Табак на судне курить запрещалось. Существовало множество и других запретов. Косный, их было два, всегда шел сзади артели и следил, чтобы бечева не цеплялась за кусты и пни. Шишка – самый опытный, сильный и ловкий бурлак. Шишкой был, как это сейчас говорят, лидер. Он знал много шуток, прибауток, песен, пользовался большим уважением среди товарищей. За шишкой шли «подшишельные», еще дальше – «ленивые», за ними – «временные», «добросовестные», и замыкал шеренгу косный. Бурлаки должны были идти ритмично, при тяге выступать именно с правой ноги, иначе плохо дело. Шишка затягивал, артель подхватывала, притоптывая: «Сено – солома. Сено – солома…». От руководства шишки зависело многое. Если он замечал неладное, раздавался призывный голос: «Шире бери, ребята!» Это значило, что шаг надо держать шире, а поступь реже. А бывало и так, нанимался человек в бурлаки денег заработать, а из-за неудачной путины еще и должен хозяину оставался. Вот и получалось: шел крестьянин деньги зарабатывать, чтобы хозяйство свое подправить, а попадал в еще большую кабалу. Сегодняшним днем принято переписывать историю и рассуждать о том, что все, что было до нас, было правильным и выверенным, в том числе и бурлацкий труд. Это не так. Это был тяжелый, каторжный труд, безвыходный труд далеко не всегда оплачиваемый честно, что нашло задолго до отрицаемой сегодня советской власти отражение в лучших памятниках культуры.

чтец

Там, где ширь раскинулась свободная,
Раздавалась песня бурлака…
Много слез и горюшка народного
Видели крутые берега.
Те года прошли, как воды вешние,
Как над волжской синью облака,
Ты сегодня — вольная, безбрежная,
Счастья всенародного река!
Лишь живет в былинах по-над кручами
Песня старая, бурлацкая, могучая…

Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, исполняет Ансамбль песни Всесоюзного радио под управлением Василия Целиковского, хормейстер Серафим Попов.

Бурлаки весной на Камышин шли,
Три больших баржи за собой вели.
Только степь кругом, ковыли в пыли…
Бурлаки весной на Камышин шли.

Шли по бережку, шли откосами,
Шапки рваные, ноги босые…
Только слышен стон над рекой –
Ой-ей! Ой-ей!.. Ой-ей!..

Как бы плечи нам распрямить, размять,
Как бы лямки нам порубить, порвать!
Налегай сильней, запевай дружней…
Как бы жизнь добыть нам светлей, вольней!

А у берега волны пенятся,
Да над Волгою тучи стелются,
Только слышен стон над рекой –
Ой-ей! Ой-ей!.. Ой-кй!..

Бурлаки весной на Камышин шли,
Три больших баржи за собой вели.
Только степь кругом, ковыли в пыли…
Бурлаки весной на Камышин шли…
Э-эх!

«Былина о бурлаках», инструментально-хоровая обработка.

4-я часть. «Как у Волги у реки». Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, исполняет Ансамбль песни Всесоюзного радио под управлением Василия Целиковского, солист Иван Шмелев. Пьеса, представляющая художественный контраст с предыдущей частью,  еще больше углубляется от этого противопоставления. Сделана  в ярких солнечных красках, танцевальном ритме, исполнена жизнеутверждения и силы. В общей драматургии сюиты часть является центральной, кульминационной вершиной замысла, невольно покоряет слушателя настроением, вызывая неизменную улыбку. Внешне это куплетная песня с припевом, напоминающая хоры в эпических русских операх. В мотиве органично сочетаются элементы маршевости и веселого русского пляса. История ее написания интересна тем, что именно эта легкая, искристо-танцевальная часть далась автору труднее всего. Он писал ее последней, никак не находя идеи подачи. Как-то на творческие засидки будущий исполнитель сюиты привез своего семилетнего сынишку. На что Макаров, посадив малого на колени за инструмент, начал с ним баловаться, барабаня по клавишам танцевальную музыку и заставляя мальчика ему отвечать, так решился мотив «Как у Волги у реки…» А для усиления динамики пьесы автор нашел интересный прием переклички солиста и хора, этой же цели служит и равномерное сопровождение аккомпанирующих аккордов, что создает особенный пульс песни, пульс не внешнего, но внутреннего, эмоционального состояния ее героев. И в этом смысле песня является единственным образцом среди опусов великой песенной эпохи советского времени. По написании она была тут же опробована родителем и спета им на премьере.
В те дни планировалось начать грандиозное строительство Куйбышевской ГЭС, к этому вопросу после долгих откладываний вернулись сразу же по окончании войны. 30 июня 1949 года Совет Министров принял постановление «О строительстве Куйбышевской гидроэлектростанции на р. Волге». Выполнение проектно-изыскательских и исследовательских работ возлагалось на институт «Гидропроект», которому предстояло к 1 октября 1950 года представить проектное задание, а к 1 января 1952 года технический проект ГЭС мощностью 1,7—2,0 млн кВт с выработкой электроэнергии в размере 8,6—9,6 млрд кВт·ч со сроком ввода в 1955 году. Также следовало предусмотреть создание магистрального и железнодорожного перехода через Волгу, создание судоходных глубин от Чебоксар до Астрахани не менее 3,2 метра. Это было ожидание великой стройки, великих дел возрожденной из пепла страны. Радость людей была бесконечна, как и надежды. В воображении авторов и слушателей возникали прекрасные образы молодых и охочих до больших свершений людей. Как много было тогда скрыто неприглядного от человеческих глаз в связи с задачами скорого строительства, но часть нашей истории остается ею быть. ГЭС была построена и введена в эксплуатацию как самая мощная гидроэлектростанция в мире. И до сих пор является второй по мощности в Европе, обогревая и вскармливая миллионы людей.

чтец

Нынче новые песни
Наша Волга поет,
О труде величавом
Запевает народ.
И недаром, товарищ,
В наших гордых делах
Богатырская сила,
Исполинский размах.

Как у Волги, у реки, у реки
На заре поют гудки, эх, гудки.
Нету в свете чуда краше,
Это чудо — стройка наша,
Широка,
Широка,
Высока!
Где бетонный перепад, перепад,
Там турбины зашумят, зашумят,
И в столицах, и в станицах
Наше солнце загорится,
И в лесах,
И в лесах,
И в степях!
Ты клади бетон, поспевай, не зевай,
Ты клади, клади бетон, да не задерживай!
Запевай, народ, дело дружно идет!
На стахановской работе вся душа моя поет!
Волны пенятся, бегут, эх, бегут,
Разговор друзья ведут, эх, ведут,
Жигулям от Сталинграда
Все ударные бригады
Вызов шлют,
Вызов шлют,
Вызов шлют!
Голос слышится вдали, эх, вдали,
Отвечают Жигули, Жигули:
Мы в труде не уступаем,
Смело вызов принимаем,
Не сдадим,
Не сдадим,
Не сдадим!
Ты клади бетон, поспевай, не зевай,
Ты клади, клади бетон, да не задерживай!
Запевай, народ, дело дружно идет!
На стахановской работе вся душа моя поет!
Золотой у нас народ, эх, народ,
По три нормы выдает, выдает,
Берег левый, берег правый
Соревнуются на славу
Все дружней,
Все дружней,
Веселей!
Труд ударный, огневой, огневой
Подымается волной, эх, волной,
Чтоб горели над Отчизной
Ярче зори коммунизма
С каждым днем,
С каждым днем,
С каждым днем!
Ты клади бетон, поспевай, не зевай,
Ты клади, клади бетон, да не задерживай!
Запевай, народ, дело дружно идет!
На стахановской работе вся душа моя поет!
Дело спорится, идет,
Дело движется вперед.
Гордо встали две плотины на реке!

«Как у Волги у реки» на польском языке. Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, исполняют Краковский оркестр и хор Польского радио, дирижер Ежи Герт, солист Адам Шибовский.

5-я часть. «Хорошо весной на Волге». Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, исполняет Ансамбль песни Всесоюзного радио под управлением Василия Целиковского, солистка Александра Яковенко. Проявляя жанровое разнообразие, автор выполнил песню в стиле частушечного напева, с одной стороны наполнив мотив безыскусной теплотой, с другой — придавая очарованию молодой влюбленной девушки оттенки юного лукавства и легкой, завлекающей насмешки. Наличие структурных связей с народной сатирической песней прослеживается в пьесе в типичной ладовой переменчивости и размеренности мелодического движения, выразительных наигрышах, характерных для баянной фактуры.
После активной динамики волевой кипучей песни строителей непосредственный лиризм девичьей песни раскрывает слушателю новую жизненную грань: закончен рабочий день на строительстве плотины, где любимый работает бригадиром, и двоих призвали к себе весна и молодость на ночную реку свиданий.

чтец

Блещут звезды над волною,
Золотой ведут рассказ.
Волга-матушка весною,
Будто море, разлилась.

Над водой склонились рощи,
Соловьи встречают май.
Посмотри вокруг, хороший,
Весь в цвету наш милый край!

Наше счастье с нами рядом,
Хорошо в родном краю…
Запевай, моя отрада,
Я тихонько подпою..

Ой, хорошо да весной на Волге
Майской ночкой голубой,
Ой, да хорошо весной по Волге
Плыть на лодочке с тобой.
То не звезды в небе синем
Над просторами реки,
То на нашей на плотине
Светят счастья огоньки.

Ой, посмотри да, родной, на наши
Рощи, реки и поля, —
Ой, с каждым днем да цветет все краше
Вся Советская земля!
Мы с тобой на волжском плесе
С песней строим новый мир.
Я — стахановка в колхозе,
Ты — на стройке бригадир.

Ой, хорошо житье да на Волге,
На раздольной, дорогой,
Ой, а еще милей да на Волге,
Если рядом дорогой.
Ой ты, Волга, Волга, Волга,
Никому не говори,
Как мы с милым долго-долго
Целовались до зари!..
 
«Хорошо весной на Волге». Исполняет Ленинградский оркестр студии грамзаписи, дирижер Анатолий Бадхен, солистка Тамара Кравцова.

«Хорошо весной на Волге». Исполняет Краковский симфонический оркестр, дирижер Ежи Герт, солистка Поля Букетыньска.

6-я и 7-я части. «Город немеркнущей славы» и «Прилетели птицы перелетные». Эти две части, как правило, шли вместе, а из-за нехватки эфирного времени, 6 часть озвучивалась только стихами, потому на сегодняшний день ее записи не сохранились, возможно, кто-то когда-нибудь и заполнит этот пробел? Песня о Сталинграде резко контрастирует с предыдущей беззаботной женской лирической песней в строгой собранности мелодики, особенный аккордовый склад можно услышать в конце последней части сюиты, в которую 6 часть естественно переходит. Через последнюю заключительную часть сюиты композитор сближает все ее разделы, в первых куплетах идет перекличка хоров в стиле 4 части и частушечных мотивов 5-й. После третьего восторженного куплета, повествующего о больших ожиданиях, автор возвращается к истокам, к теме 1 части, используя материал последней строфы «Думы над Волгой». Появление в финале первой темы создает равновесие всех частей и законченность обрамления всей сюиты. Эпичность музыки, красочность гармонического языка, мощное звучание хора, все это соответствует патетическому замыслу финала. В этом произведении умело сочетаются национально-почвенные истоки песенности и живое ощущение нового, эмоционально богатого чувства.
Углубляя содержание цикла, Валентин Макаров не забывал его адресованность обычному слушателю, поэтому стремился к доступности форме и относительной простоте. Сюита была задумана для сопровождения оркестром народных инструментов, так как предполагалось ее самодеятельное  исполнение народными коллективами, что, собственно говоря, и случилось. Но востребованность опуса была настолько высока, что были сделаны ее переложения для ансамблей и симфонических оркестров, что дало в дальнейшем богатый опыт автору для перехода к выстраданной им большой форме, которая так и не успела состояться по причине ухода его из жизни. Об этой истории будет рассказано в рубриках «Вернисаж» и «ЧИТАЛЬНЯ» в рассказе «Ледниковый период»

чтец

Этот вольный простор полноводный,
Эту ширь в белопенных садах
Мы для мира, для жизни свободной
Отстояли навеки в боях.
В грозный год, встав железной стеною,
Весь народ грудью Волгу прикрыл,
Шли за Родину в битву герои —
И советский народ победил!

Есть на Волге утес величавый,
Как могучий прибой, о нем песни звучат!
Это город немеркнущей славы,
Город-труженик, город-солдат.
Здесь с коварным врагом нам сойтись довелось
На полях опаленной земли
Вражьи орды разбились о город-утес
И в степях свою гибель нашли.
Честь и счастье Отчизны в победных боях
Отстоял здесь советский народ,
И сегодня на волжских родных берегах
Реет знамя великих работ!

«Прилетели птицы перелетные». Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, исполняет Ансамбль песни Всесоюзного радио под управлением Василия Целиковского.

Прилетели птицы перелетные
На родимые места,
Поглядели птицы перелетные —
Видят, местность не та:
Где клубилась пыль
Там трава-краса,
Где шумел ковыль
Там стоят леса,
Шелестят леса,
Говорят леса,
Расцветает там краса да небывалая!

Пролетали стаи лебединые
Над родною стороной.
Над большими волжскими плотинами,
Над кипучей волной.
Догорел закат,
А кругом взгляни:
По степи горят,
Где ни глянь,огни.
Огоньки, огни,
Где ни глянь, они
Светом залиты просторы необъятные!..

Мы заставим Волгу течь по-новому,
Сила дружная крепка!
С каждым годом с новою обновою
Будет Волга-река!
Беспредельная
И свободная,
Как привольная
Жизнь народная,
Ты течешь вольна,
И идет страна
Золотым путем, дорогой нашей солнечной…

Цветут сады!.. Цветут… Шумят леса!.. Шумят…
Цветет родной земли краса!
Цветет страна!

Славься, Родина — мира оплот!
Славься, Родина, славься, народ!
Светлым путем, к счастью вперед
Вся страна идет!
Родину славит народ!

Славит народ
Отчизну свою!
Славит народ
Отчизну свою!
Славит народ…

«Прилетели птицы перелетные» на польском языке. Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского, исполняют Краковский симфонический оркестр и хор Польского радио, дирижер Ежи Герт.

 

Полная версия сюиты «Река-богатырь». Музыка Валентина Макарова, текст Якова Белинского.
Исполнители:
Ансамбль песни Всесоюзного радио под управлением Василия Целиковского
— Алексей Королев (бас-баритон, «Дума над Волгой»)
— Людмила Легостаева (меццо-сопрано, «Солнечные плесы»)
— Иван Шмелев (баритон, «Как у Волги у реки»)
— Александра Яковенко (сопрано, «Хорошо весной на Волге»)
— Иван Матвеев (текст от автора)

По возможности мы представили вам все части сюиты «Реки-богатырь». Написана она была авторами в течение сентября 1950-го и представлена слушателю к концу года. Музыка в свойственном именно этому композитору очень трудном жанре, пытающемся рассказать эпоху в нескольких пьесах, была настолько разнообразной и сочной, что мгновенно захватила эфир и эстрадные площадки. Она была пронзительно любима и желаема публикой в аудиториях. Иван Шмелев с удовольствием вспоминал, что ему нередко приходилось по ходу концерта перекраивать репертуарный план, так хотел зритель слышать от него «Думы», «Волгу-реку», «Бурлаков» и «Плесы». Бывало, что на выездных выступлениях сюита исполнялась силами одного артиста, так Иван Дмитриевич спел ее целиком не менее 30 раз. Горько сейчас думать, что по причине идеологических неприятий прекрасная, необычная музыка, с непредсказуемыми мелодическими ходами и нетрадиционным сложением куплетных форм исчезла из радиопространства страны. Но у такой музыки не может быть конца, нужно только подождать, когда она станет не вчерашним днем, а историей, и начнет признаваться частью истории Отечества, для которого была написана с большой искренностью и любовью.

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также: