Русская духовная музыка. Поет камерный хор Vivat

Этот диск заинтересует любителей русской духовной музыки, в нем представлены очень редкие и необыкновенно красивые песнопения забытых мастеров. Исполнит эту реликтовую музыку камерный хор Vivat, художественным руководителем которого был засл. арт. России Игорь Журавленко, с которым в одной певческой команде трудился хормейстером коллектива Дмитрий Иванович Шмелев.

«Милость мира». Музыка Артемия Веделя, исполнят  камерный хор Vivat.


Это духовное произведение композитора для хора а капелла. Текст сочинения традиционный богослужебный, состоит из нескольких частей, основанных на строках Священного Писания. Стиль барокко подарил миру много прекрасных музыкальных произведений, в это время получил развитие и распространение жанр духовных гимнов – сочинений на псалмы. Лучшие кантаты, библейские оратории, богослужебные песнопения Великого Поста, Пасхи и Рождества Христова были написаны в эту щедрую эпоху. Часть литургических гимнов берет начало из первых веков христианства — в них упоминается о Тайной Вечери, на которой было установлено Таинство Евхаристии, о вхождении Господа Иисуса Христа в Иерусалим, а также ветхозаветное пророчество пророка Исайи. «Милость мира» исполняется в самой важной части богослужения — литургии Верных. Музыка произведения торжественного характера очень яркая и самобытная. Композитор умело использует темп и нюансировку, чтобы верно отобразить каждую часть молитвы. Произведение «Милость мира» написано автором для богослужебного исполнения, но с изменениями в стиле церковного пения стало исполняться, как концертное. Все сочинения Веделя требуют высокого исполнительского профессионализма, для того чтобы верно интерпретировать авторский замысел.
Артемий Лукьянович Ведель родился в православной семье и получил классическое воспитание и образование. С раннего возраста будущий композитор пел в церковном хоре, затем стал писать духовную музыку и произведения для богослужений, а также обучать певчих. По воспоминаниям его любимого ученика Петра Турчанинова, «композитор вел жизнь аскетическую и при всей славе, которая его окружала, он не прельщался богатством и положением, много молился или сочинял музыку».Впоследствии тот же протоиерей Турчанинов, а также некоторые другие знакомые композитора, свидетельствовали о его юродстве ради Христа.

 

Два мужских хора-плача на музыку Николая Дилецкого.

Мусикиа есть, я же своим гласом возбуждает сердца человеческая ово к веселию, ово к печали или смешенне…

Николай Дилецкий

Николай Дилецкий – выдающаяся фигура в славянском музыкальном мире второй половины XVII века. Его деятельность во многом определила развитие музыки на территории, которая охватывала Украину, Белоруссию и Россию, заложила фундамент для формирования композиторской школы нового времени. Ему принадлежит первый в Восточной Европе теоретический трактат «Грамматика музыкальная». Опираясь на тогдашнюю европейскую научную мысль, автор изложил в нем основы музыкальной теории, композиции, эстетики, риторики, заложил теоретический фундамент нового стиля — так называемого партесного, пришедшего на смену долгому господству церковного монодейства. Его имя связано с глубоким обновлением отечественной профессиональной музыки в XVII в., когда на смену углубленно сосредоточенному знаменному распеву открылось эмоциональное звучание хорового многоголосия. Многовековая традиция одноголосного пения уступила место увлечению благозвучными гармониями хоров.
Уроженец Киева, Дилецкий получил образование в Виленской иезуитской академии (в нынешнем Вильнюсе). Там он до 1675 г. окончил гуманитарное отделение, поскольку писал о себе: «Наук свободных учащеся». Впоследствии долгое время работал в Москве, Смоленске, затем снова в Москве, служил регентом у «именитых людей» Строгановых, славившихся хорами «голосистых вспеваков». Человек передовых взглядов, композитор принадлежал к кругу известных деятелей русской культуры XVII в. Среди его единомышленников — композитор Василий Титов — создатель ярких и проникновенных хоровых полотен, о котором речь пойдет немного позже.
Хотя сведений о жизни Дилецкого сохранилось мало, но его музыкальные сочинения и ученые труды воссоздают облик мастера. Его кредо — утверждение идеи высокого профессионализма, сознание ответственности музыканта: «Много таких композиторов, которые сочиняют, не зная правил, пользуясь простым соображением, но это не может быть совершенным, как и тогда, когда поучившийся риторике или этике пишет стихи… Ему же подобен и композитор, который творит, не изучив музыкальных правил. Едущий дорогой, не зная пути, когда встретятся две дороги, сомневается тот ли его путь или другой, то же и с не изучившим правил композитором».

«Уж Тя лишаюся». Музыка Николая Дилецкого, исполняет камерный хор Vivat.
Запись из Большого зала Московской консерватории. Песня «Уже тя лишаюся, сладкое чадо» — перевод пятистрофной песни на инципит Już cię żegnam, najmilszy Synu Jezusie. В сочинении, которое передает содержание польского оригинала, рассказ о страданиях Иисуса Христа идет от лица Божией Матери, которая вспоминает о детстве своего Сына («Како тя лобзала и на руках пестовала в младенстве…»), а сейчас видит Его, обреченного на смерть («Вижу Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на Кресте висяща, и уязвляюся горце сердцем…»), о чем плачет следующее песнопение «Вижу Тя».
Широкую популярность приобрела песня «Уже тя лишаюся, сладкое чадо», благодаря близости своего смыслового и эмоционального наполнения ментальности православного человека: это проявилось через непрямую (и, возможно, неосознанную) связь текста песни с фрагментами канона повечерия Великой Пятницы «Плач Пресвятой Богородицы» авторства Симеона Логофета.

 

«Вижу Тя». Музыка Николая Дилецкого, исполняет камерный хор Vivat.
Когда распинали Иисуса Христа, самые преданные Ему люди стояли вдали, потому что толпы разъяренного народа теснились вокруг креста и не допускали их; но, когда тьма в полдневное время покрыла землю и народ стал расходиться, тогда любившие Господа стали подходить вслед за Его Матерью ко кресту. Все сопровождавшие Его женщины плакали и рыдали, но Матерь Господа не плакала: Она безмолвствовала! Скорбь Ее была выше слез; Она безмолвствовала от бесконечной печали. Источник жизни, утеха Израиля, убит, поруганный, сопричисленный злодеям! Спаситель умер за все падшее человечество, чтобы, искупленное Его Божественною кровью, оно восстало для вечной жизни.
Святая церковь в трогательных песнопениях изображает это страдальческое состояние Богоматери во время стояния Ее при кресте. «Вижу Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на кресте висяща и уязвляюся горце сердцем, – рече Чистая, – но даждь слово, благий, рабе Твоей… Ныне Моего чаяния, радости и веселия Сына Моего и Господа лишена бых: увы Мне, болезную сердцем, – Чистая плачущи глаголаше. – Се, Свет Мой сладкий, надежда вот Мой Благий, Бог Мой угасе на кресте, распалятся утробою, – Дева стенящи глаголаше. – Солнце не заходяй, Боже Превечный и Творче всех тварей, Господи, како терпиши страсть на кресте?» – Чистая плачущи глаголаше.

 

Партесный концерт на музыку Василия Титова.

Титов Василий Поликарпович, соратник Николая Дилецкого, русский хоровой автор. В совершенстве владел композиционной техникой партесного пения, был одним из первых мастеров вокальной музыки этого стиля. Точных данных о датах рождения и смерти Титова нет, жил приблизительно с 1650 по 1710 г. В 1678 году он впервые упоминается как певчий в хоре Государевых певчих дьяков. Вероятно, уже к середине 1680-х автор был достаточно известен, так как «Псалтирь рифмотворная» (сборник трехголосных обработок псалтырей Симеона Полоцкого), над которой Титов работал в 1682-1687 годах был издан уже в 1687 году. Приблизительно в то же время Титов стал певчим в хоре Ивана V и оставался на этой должности вплоть до роспуска хора в 1698 году. В 1709 году появилось одно из вершинных произведений композитора — хоровой концерт «Рцы нам ныне», в честь победы в Полтавской битве.
Сегодня мы предлагаем к прослушиванию небольшой концерт, составленный из мастерских произведений партесного пения. Количество голосов в многоголосной партесной музыке колеблется от 3 до 12, в единичных случаях может достигать 48 (в данных песнопениях их 8, то есть два четырехголосных хора). Для стиля партесного пения характерно использование западноевропейской музыкальной гармонии и чередование полного хора и хоровых групп (солистов), которое называется «переменным многоголосием».

«Вси языцы восплещите руками». Музыка Василия Титова, исполняет камерный хор Vivat.

«Радуйтеся». Музыка Василия Титова, исполняет камерный хор Vivat.

«Суди ми». Музыка Василия Титова, исполняет камерный хор Vivat.

 

Духовная музыка Дмитрия Бортнянского.

Дмитрий Степанович Бортнянский – крупнейший российский автор своего времени. Начав творческую деятельность в период расцвета европейского музыкального классицизма, он охватил широкий круг стилевых и жанровых явлений XVIII века, чрезвычайно своеобразно и плодотворно преломив их на почве музыкальной культуры России. Певчий придворного хора в Санкт-Петербурге, затем ученик знаменитого Бальдассаре Галуппи в Италии, затем капельмейстер Придворной певческой капеллы и учитель музыки великой княгини Марии Федоровны и наконец директор Капеллы на протяжении тридцати лет, до самой своей смерти. Бортнянский оказал огромное воздействие на творческую и общую музыкальную культуру страны. Во время его работы складывается в противовес эффектной итальянской в лице авторов БальдассареГалуппи и Джузеппе Сарти русская профессиональная композиторская школа, отличавшаяся простотою и сдержанностью, а главное строгим соответствием между текстом и музыкою, яркими представителями которой являлись Степан Дегтярев, Артемий Ведель, Александр Варламов. Сам композитор согласился на напечатание своих сочинений лишь незадолго до своей смерти, поручив издание их протоиерею Петру Турчанинову. Рассказывают, что, чувствуя приближение смерти, он потребовал к себе хор певчих и заставил их петь свой концерт, наиболее им любимый, «Вскую прискорбна еси, душе моя» и под эти печальные звуки скончался. Уже при жизни композитор стал классиком хоровой музыки. Его часто сравнивали с Моцартом. Русскую хоровую культуру до 1825 года по праву называют эпохой Дмитрия Степановича Бортнянского.

«Воспойте, людие, боголепно в Сионе». Музыка Дмитрия Бортнянского, исполняет камерный хор Vivat.
Духовное сочинение Дмитрия Бортнянского для двойного хора. Либретто произведения основано на богослужебных текстах праздника Входа Господня в Иерусалим, что прямо указывает на предназначение концерта. В шестое воскресенье Великого поста, именуемое в народе Вербным, завершающее Святую четыредесятницу и вводящее нас в Страстную седмицу, проходят праздничные богослужения: «Воспойте людие благолепно в Сионе, и молитву воздадите Христу во Иерусалиме. Сам грядет во славе со властию, в Нем же утвердися Церковь зовущи: осанна, благословен еси Грядый».

«Да молчит», концерт для двух четырехголосных голосов. Музыка Дмитрия Бортнянского, исполняет камерный хор Vivat.

 

Концерт для хора «И покажет светоносна ангела…» , 2-я часть. Музыка Льва Степановича Гурилева, исполняет камерный хор Vivat.

Лев Степанович Гурилев, русский композитор, пианист и дирижер, вероятно (по некоторым данным), еще один из выдающихся учеников Джузеппе Сарти, отец автора популярных песен и романсов Александра Гурилева, родился в 1770 году в семье крепостного крестьянина, принадлежавшего графу Владимиру Григорьевичу Орлову. Почти всю жизнь провел в подмосковном имении Орлова Семеновское-Отрада, либо в Москве в графском доме и в усадьбе Усолье на Волге. Руководил крепостной капеллой графа. В его обязанности входило сочинение духовной и светской музыки, разучивание произведений с хористами и оркестрантами, обучение музыкантов игре на инструментах, руководство спектаклями усадебного крепостного театра и устройство домашних концертов, которые «граф слушал из соседней гостиной». Также Гурилев регентовал в усадебной церкви святителя Николая Чудотворца, но нельзя исключать проведение им богослужений и в церквях окрестных сел Ивановское, Талеж и Щеглятьево.
Благодаря Гурилеву хоровая капелла графа Орлова считалась одной из лучших, ее сравнивали со знаменитым шереметевским хором. Во время Великого поста для исполнения одной из ораторий Сарти на сцене московского Петровского театра 1 февраля 1791 года устроители объединили несколько хоровых капелл, и в концерте участвовали «певцы, певицы и музыканты их сиятельств графа Владимира Григорьевича Орлова, графа Николая Петровича Шереметева, князя Петра Михайловича Волконского, его превосходительства Гаврилы Ильича Бибикова… число музыкантов более двухсот». Регентами хоров были Лев Гурилев, Степан Дегтярев(крепостной Шереметева), Даниил Кашин (крепостной Бибикова).
До наших дней дошли немногочисленные произведения автора, преимущественно духовные. Вашему внимаю представлен пасхальный концерт для хора «И покажет светоносна ангела…»
Аввакум впал в большую печаль. Почему для наказания народа Своего Бог избрал халдеев? Да, нравы в Иудее действительно царили дикие, но ведь халдеи были много хуже! Но пророк верит, что Господь посылает невзгоды лишь для исправления, и поэтому снова спрашивает: почему вообще в жизни торжествуют нечестивец и притеснитель? Пророк мучительно и неотступно ждет ответа: «На стражу мою стал я и, стоя на башне, наблюдал, чтобы узнать, что скажет Он во мне, и что мне отвечать по жалобе моей». (Воин, стоящий на страже и внимательно вглядывающийся в темноту, не имеющий права ни на мгновение ослабить бдительность, — поразительный поэтический образ, показывающий неутолимую жажду, присущую человеку, встретиться с Богом лицом к лицу, найти выход из трагических противоречий бытия). Об этой «божественной страже» поется в гениальном пасхальном каноне Иоанна Дамаскина, самом важном и прекрасном за весь церковный год: «На божественной страже богоглаголивый Аввакум, да станет с нами и покажет светоносна ангела ясно глаголюща: днесь спасение миру, яко воскресе Христос, яко всесилен».)  

 

«Тебе одеющагося» (болгарского распева). Музыка Петра Турчанинова, исполняет камерный хор Vivat.


Петр Турчанинов родился 20 ноября 1779 года в Санкт-Петербурге в бедной дворянской семье Ивана Павловича Турчанинова. Вскоре семья переехала в Киев, где будущий автор воспитывался в киевском народном училище вместе с сыновьями знаменитого проповедника Иоанна Леванды. В 1790 году стараниями матери был взят за прекрасный голос в хор певчих при стрелковом корпусе генерала Леванидова и записан в службу генеральным писарем. Услышавший пение этого хора князь Потемкин был восхищен голосом молодого певчего и забрал его с собой на запад Молдавии, поручив руководству знаменитого композитора Джузеппе Сарти, находившегося тогда в потемкинском имении. В 1792 году, после смерти князя, Турчанинов вернулся в тот же киевский хор, где пел раньше. С украинским пехотным корпусом прошел в Польском походе. В начале 1794 года музыкальную капеллу генерала Леванидова при штабе пехотного корпуса возглавил Артемий Ведель, который стал много времени уделять музыкальному образованию будущего мастера. В марте 1796 года вместе с хором они переезжают в Харьков, там Турчанинов записывается на обучение в Харьковское казенное училище, где получает аттестат. С 1800 года в канцелярии киевского губернатора обучает его певчих, чуть позже певчих хора орловского архиерея Досифея при Орловской духовной семинарии. В 1803 году вступил в брак с семнадцатилетней «дочерью вдовы из дворян, Зайцевой, урожденной Тимоновой, Олимпиаде» и в том же году 12 марта был рукоположен во священника. В 1809 году был вызван в Петербург и назначен регентом митрополичьего хора в Санкт-Петербургской семинарии и священником Ревельского храма; 8 июля 1814 года возведен в сан протоиерея к Кексгольмскому собору. В 1818 году переведен в Петропавловскую церковь при Мариинской больнице для бедных. С 1827 года — учитель пения в Придворной капелле. В 1835 году назначен священником в церковь Мраморного дворца и вскоре переведен в Стрелинскую придворную церковь, при которой находился до конца 1841 года, когда вышел в отставку по расстроенному здоровью. В это время он часто посещал Приморскую Сергиеву пустынь, где по просьбе ее настоятеля Игнатия усовершенствовал монастырское пение. В чем мы вам даем возможность убедиться.

 

«Вышшую небес», концерт для хора. Музыка Степана Давыдова, исполняет камерный хор Vivat.

Степан Иванович Давыдов — русский композитор, педагог, в духовной музыке –  последователь Дмитрия Бортнянского. Пел в Императорской придворной капелле и обратил на себя внимание Екатерины II, которая направила его учиться к вышеупомянутому Джузеппе Сарти, музицировавшему при ее дворе. С осени 1814 года работал в Москве учителем музыки в Конторе московского императорского театра и воспитал известнейших артистов – Надежду Репину, Павла Булахова, Александра Бантышева. Впоследствии стал директором музыки Императорских театров в Москве.
Особое место в творчестве композитора занял оперный цикл, начатый с феерической комической оперы Фердинанда Кауэра «Дева Дуная», которую он совместно с драматургом Николаем Краснопольским отредактировал на русский лад, введя в нее русские национальные напевы. В результате опера была переименована в «Днепровскую русалку» и под этим названием прошла по сценам городов Российской империи. О популярности оперы свидетельствуют обращения к ней в русской литературе: а именно арию из первой части упоминает Александр Сергеевич Пушкин в «Евгении Онегине».

Ей шепчут: «Дуня, примечай!»
Потом приносят и гитару:
И запищит она (бог мой!):
Приди в чертог ко мне златой!..

На этом диске мы предлагаем вам духовный концерт для хора «Вышшую небес», в котором явно прослушиваются изящные барочные, где-то уже светские мотивы автора. На первый план в пьесах того времени начинает выводиться собственно музыкальная составляющая с элементами театральности, меньшее значение придается тексту.

 

«Владыко дней моих» из цикла «Шесть хоров без сопровождения», соч. 16 №6. Музыка Николая Андреевича Римского-Корсакова, текст  Александра Сергеевича Пушкина, исполняет камерный хор Vivat.

Владыко дней моих! дух праздности унылой,
Любоначалия, змеи сокрытой сей,
И празднословия не дай душе моей.
Но дай мне зреть мои, о боже, прегрешенья,
Да брат мой от меня не примет осужденья,
И дух смирения, терпения, любви
И целомудрия мне в сердце оживи.

Стихотворение Пушкина «Отцы пустынники и жены непорочны…» было написано поэтом в 1836 года, датировано 22 июля. Лирический настрой в творениях последних лет жизни разжигает интерес читателя к осознанию всего жизненного и творческого пути поэта. В стихах этого времени прослеживаются мотивы смерти, что наталкивает на мысль о предчувствии трагедии.

 

Свыше пророцы. Музыка Милия Алексеевича Балакирева, исполняет камерный хор Vivat.

Глава «Могучей кучки» Милий Алексеевич Балакирев появился на свет 21 декабря 1837 года в Нижнем Новгороде в дворянской семье титулярного советника. В детском возрасте первоначальные уроки игры на фортепьяно давала мать. В десятилетнем возрасте на летних каникулах его отвезли в Москву, где за десять уроков у Александра Дюбука он усвоил правильные приемы фортепианной техники. В Нижнем Новгороде музыкальные занятия он продолжал у местного пианиста и дирижера Карла Эйзериха. Большое участие в его судьбе принял Александр Улыбышев, просвещенный дилетант и меценат, автор первой русской монографии о Вольфганге Амадее Моцарте. Также среди его музыкальных произведений, которые в детстве и юности произвели на него особое впечатление, были фортепианный концерт Шопена и трио «Не томи родимый» из «Жизни за царя» Михаила Ивановича Глинки. Своему восхищению этими композиторами он остался верен всю жизнь.
Окончив Нижегородский дворянский институт, менее двух лет состоял вольнослушателем на математическом факультете Казанского университета, живя на средства от уроков музыки. В Казани Балакиревым были написаны первые произведения: фортепианная фантазия на мотивы из «Жизни за Царя», первый романс: «Ты пленительной неги полна» и концертное Allegro.
В 1855 году вместе с Улыбышевым Балакирев уехал в Петербург, где впервые выступил перед петербургской публикой в качестве виртуоза-пианиста и, наконец-то, встретился с Глинкой, который убедил молодого композитора посвятить себя сочинению музыки в национальном духе.
18 марта 1862 года вместе с Гавриилом Ломакиным основал «Бесплатную музыкальную школу», состоявшую под императорским покровительством. Эта школа на первых порах своего существования развернула оживленную деятельность: в концертах, устраиваемых школой, вокальными, хоровыми пьесами дирижировал Ломакин, а оркестровыми – Балакирев. В 1866 году композитор был приглашен в Прагу заведовать постановкой опер Михаила Глинки «Жизнь за царя» и «Руслан и Людмила», которые были даны под его управлением и благодаря настойчивости и неустанной энергии имели огромный успех.
В 1883 году Балакирев был назначен заведовать придворной певческой капеллой, все музыкальное которой сосредоточил в своих руках, им была разработана программа научных классов, а в помощники он пригласил к себе Николая Андреевича Римского-Корсакова, занимавшего должность инспектора музыкальных классов. При Балакиреве здание певческой капеллы перестраивается заново, приобретает изящный внешний вид с роскошными залами и обширными помещениями для учащихся. Особое внимание заведующий уделил развитию оркестрового класса. Это оказало благотворное влияние на певцов капеллы, которые вследствие потери голоса должны были прекратить свои занятия в хоре. Им предоставлялась возможность нового заработка, так как они оставались в привычной для них среде, и отпадала необходимость в поиске себе занятий в какой-либо другой, чуждой для них специальности.
Композиторская деятельность Балакирева, хотя не обширна, но весьма почтенна. Он написал несколько оркестровых, фортепианных и вокальных сочинений, из которых особенно выделяются следующие: оркестровая музыка к «Королю Лиру», увертюра на чешские темы, две увертюры на русские темы, из которых первая сочинена в 1857 году, а вторая, под названием «Русь», написана в 1862 году на открытие памятника «Тысячелетия России» в Новгороде, увертюра на испанскую тему, симфоническая поэма «Тамара». Из фортепианных сочинений композитора известны мазурки, скерцо, фантазия «Исламей» на восточные темы, которая относится к самым технически трудным произведениям фортепианной музыки. Именно она вдохновляла Мориса Равеля при создании цикла «Ночной Гаспар».
Из вокальных сочинений Балакирева большой популярностью пользуются романсы и духовные песнопения. В юности композитор был вольнодумцем и атеистом, некоторое время даже планировал написать оперу по роману Чернышевского «Что делать?». Но в конце 1860-х годов вдруг сделался суеверным и стал часто посещать гадалку. Римский-Корсаков писал об этих посещениях: «Не веровавший в Бога Балакирев уверовал в черта. Черт сделал то, что он уверовал впоследствии и в Бога…». А в зрелые годы, став верующим православным, Балакирев много времени уделял написанию церковной музыки.
Произведение Милия Балакирева «Свыше пророцы» написано в простой трехчастной репризной форме: 1 – 18 такты, 19 – 34 такты, 35 – 52 такты в музыкальном размере 3/4 и в умеренном темпе. На протяжении всего сочинения используется гармоническая фактура с небольшим вкраплением контрастной полифонии. Композитор придает образу Марии одновременно и нежность, и значимость. Для гармонического языка произведения «Свыше пророцы» типично применение терцовых созвучий, последований из многоголосных перемещений, проходящих звуков, гармонических задержаний. Таким образом композитор ярко раскрывает свое видение образа Девы Марии, придав всему произведению почтительное и трепетное отношение к личности Марии. Речь идет о деве Марии, о которой пророки предвозвещали еще задолго до ее появления на свет. Ее сравнивают с чашей, в которой, по преданию, хранилась манна небесная, скрижалью, на которой были написаны заповеди, данные Богом Моисею, лествицей, поднимающейся к престолу в царство Божие. В этом песнопении Мария является своеобразным мостом между Ветхим заветом и Новым: о ней говорили пророки, и Она родила Мессию, с появлением которого и начинается Новый путь.

 

Литургия Иоанна Златоуста Александра Алябьева.

Всего Александром Алябьевым было написано три литургии, предположительно это наиболее раннее из его многочастных духовных сочинений. Скорее всего, литургия писалась в 1831 году, до встречи композитора 2 июня 1832 года на Кавказе с его будущей женой Екатериной Александровной Римской-Корсаковой. Тогда же Алябьев передал ей рукопись, а она, в свою очередь, принесла ее в дар капелле. Здесь мы упомянем об одной ее особенности – ее полифоничности. Отметим и постепенное нарастание полифонических эпизодов в литургии Алябьева: в начальных номерах – небольшие фугированные построения, в «Иже херувимы» – фугато на одну тему, в «Верую» – развернутая фугированная композиция. Одна фуга (композиционная техника и форма полифонической музыки, где общая мелодическая линия многоголосого произведения перебегает из одного его голоса в другой. В классической однотемной фуге несколько голосов, каждый из которых повторяет заданную тему), вторая, несколько номеров с фугированным изложением — такое нечасто встретишь как у самого Алябьева, так и у его русских современников. Вместе с тем эта полифоничность отвечала взглядам композитора на церковный стиль. В письме Алексею Верстовскому Алябьев замечал: «Я о твоей (литургии) уже писал, она мне нравится, но жаль, что начал одно allegro концерта фугой и не кончил оной, церковная музыка оное требует».

«Иже херувимы». Музыка Александра Алябьева, исполняет камерный хор Vivat.

«Верую». Музыка Александра Алябьева, исполняет камерный хор Vivat.

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также: