Без рубрики

Детская пресса. Часть 3

Для организации досуга школьников и пионеров и для каждого, кто не хочет скучать в свободное время, при поддержке газеты «Пионерская правда» и станции детских развлечений ЦБ ЮП, ЦК ВЛКСМ и Наркомпроса в 1929 году был организован ежемесячный журнал «Затейник» – журнал пьес, игр, песен, загадок, веселых затей.
Так в «Пионерке» в конце 1928 года появляется анонс и реклама нового издания:

«ПП» оказывала информационную поддержку журналу с первого номера, анонсировала выпуски, рекламировала подписку, публиковала обзоры. Ежемесячник выходил с 1934 по 1951 год с перерывом на 1942–1945 гг.

Редактором «Затейника» основное время был Василий Георгиевич Компаниец, который стал впоследствии главным редактором «Детгиза» (в 1947 году). Не все знали судьбу человека, через чьи руки прошли тысячи и тысячи детских книг.
Во время Великой Отечественной из издательских работников он создает ополченческую группу и с ней уходит в 4-ю Куйбышевскую дивизию народного ополчения при 33-й армии. Заканчивает войну в Берлине в звании майора.
Был ранен, контужен, награжден двумя орденами Красного Знамени, Отечественной войны I и II степеней, орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».


Генерал Уильям Симпсон вручает медаль «Легион заслуг» советскому майору Василию Компанийцу.

Год за годом Василий Компаниец рассказывал читателям «Затейника» о военизированных играх, давал практические советы, которые так необходимы в боевой обстановке. Солдат КА, он отлично знал, как действовать разведке в лесу и в открытом поле, распознавать следы, разводить костер на сильном ветру или идти по глубоким снегам.
После боевой службы мастер возвратился к работе в журнале.
За заслуги в области издания материалов для детей и юношества В.Г. Компанийцу присвоено звание «Заслуженный работник культуры РСФСР».

Василий Георгиевич сумел привлечь к «Затейнику» многих писателей, композиторов, игровиков, режиссеров, художников, балетмейстеров, спортсменов-инструкторов – затейников в самом качественном значении этого слова. Людей, которые были готовы и могли увлечь и занять ребят, помочь им проявить себя и осуществить желания.

В послевоенные годы журнал открыл много имен и произведений. Такие жемчужины детской литературы, как «Кошкин дом» Самуила Маршака, «Сын полка» и «Белеет парус одинокий» Валентина Катаева, «Голубая модель» и «Умелые руки» Николая Носова, «Особое задание» и «Красный галстук» Сергея Михалкова, «Серебряное копытце» (пьеса) Павла Бажова и Евгения Пермяка впервые «прозвучали» для читателей именно здесь.
Молодой, только вернувшийся с войны и назначенный редактором «Мурзилки» Олег Бедарев принес именно в «Затейник» одно из своих первых стихотворений – «Сапоги»:

Мой брат из части приезжал, –
Он конник боевой.
Он шашку мне носить давал.
Фуражку со звездой.
Он подарил мне сапоги,
Но я носить не мог,
Влезали две мои ноги
В один его сапог.

Все публиковавшиеся в нем материалы были адаптированы для школьников и сопровождались пояснительными комментариями крупнейших режиссеров, писателей, поэтов и композиторов профессионалов своего дела. Самодеятельность немыслима без музыки, поэтому в редакции стояло пианино. Около этого инструмента появлялись удивительно интересные люди: Рейнгольд Глиэр, Валентин Макаров, Исаак Дунаевский, Дмитрий Кабалевский, Константин Листов, Анатолий Новиков, Михаил Блантер, Анатолий Лепин, братья Покрассы, Кирилл Молчанов и, наконец, Михаил Иорданский, который именно отсюда вынес своего бессмертного «Чибиса» (историю появления песни можно прочитать в рубрике ЧИТАЛЬНЯ, рассказ «Азбука от пигалицы»).

Пламя разгорается
На весь земной простор,
Быть первыми время нас учит.
Ты гори, гори мой костер –
Мой товарищ, мой друг, мой попутчик!
                                    Булат Окуджава

А сейчас речь пойдет об особенной прессе для детей, судьба которой была и глубоко трогательна, и величественно мужественна одновременно. А имя этого настоящего героя своего времени – журнал «Костер».

В 1936 году после закрытия «ЕЖа» Самуил Маршак с друзьями-писателями задумал сделать новый детский журнал. В его рождении принял участие и Алексей Горький, всю жизнь мечтавший о толстом детском издании для пионерии. Став главным редактором, Маршак позвал за собой лучших поэтов и прозаиков, многих из тех, кто работал с ним в «Новом Робинзоне», «ЕЖе» и «ЧИЖе»: М. Ильина, Виталия Бианки, Евгения Чарушина, Константина Золотовского, Нисона Ходзу, Корнея Чуковского, Евгения Шварца, Л. Пантелеева, Алексея Пахомова, Николая Тырсу.


Обложка первого номера журнала, художник Алексей Пахомов.

Начиная с первого номера, редакция уделяла немалое внимание художественной стороне альманаха. Уже в 1936 году в «Костре» появилась должность художника-редактора. В разное время ими были Юрий Мезерницкий, Николай Муратов, Борис Семенов и Григорий Шевяков (с 1936-го по начало 1970-х ); в 1970—1980-е — Михаил Беломлинский и Александр Аземша.
В редколлегию входили художники Владимир Конашевич, Николай Лапшин, Николай Тырса, Алексей Пахомов.


Рисунок Владимира Конашевича к рассказу Константина Диксона «Одиссей».

С журналом сотрудничали многие ленинградские графики и рисовальщики, среди которых – Эдуард Будогоский, Георгий Верейский, Орест Верейский, Владимир Ветрогонский, Борис Власов, Владимир Гальба, Василий Звонцов, Олег Зуев, Татьяна Капустина, Гага Ковенчук, Николай Костров, Валентин Курдов, Вера Матюх, Сергей Мочалов, Светозар Остров, Николай Радлов, Константин Рудаков, Александр Сколозубов, Владимир Тамби, Михаил Таранов, Андрей Ушин, Иван Харкевич, Андрей Харшак, Олег Яхнин.
Через год после открытия печатного органа Самуил Яковлевич подобрал себе преемника, им стал молодой сотрудник журнала «Смена» Юлий Эшман (до 1942 г.).
«Костер» – ежемесячное литературно-художественное издание для учащихся начальной и средней школы. В нем публикуются литературные произведения, познавательные статьи, очерки по искусству, юмористические материалы, письма читателей, проводятся викторины и конкурсы. Основан при издательстве «Детиздат» в 1936 году. В разное время – орган ЦК ВЛКСМ, ВЛКСМ и Союза писателей СССР. Выходил с июля 1936 по 1947 г. (в 1942–1944 гг. 15 номеров), после девятилетнего перерыва выпуск был возобновлен в июле 1956 года и удачно осуществляется до сегодняшнего дня.

Довоенный период в жизни «Костра» – период поисков своего пути. В журнал пришли также новые авторы: Константин Паустовский, Лев Успенский, Юрий Герман, Владимир Беляев, Игорь Всеволожский, Виктор Голявкин, Ольга Берггольц, Дина Бродская с повестью «Дневник Лиды Карасевой».

Вениамин Каверин здесь публиковал отрывки из «Двух капитанов».

В февральском номере за 1937 год появились три первые главы повести Яна Ларри «Приключения Карика и Вали», написанные по заказу Самуила Маршака для распространения среди подрастающего поколения знаний по энтомологии. В этой фантастической повести, имевшей огромный успех у читателей, брат и сестра, глотнув изобретенной профессором-биологом Иваном Енотовым «уменьшительной жидкости», становятся крошечными. Попав в травяные джунгли, они вместе с догнавшим их ученым путешествуют в мире насекомых и открывают поразительные тайны этого мира.


«Держись!» – закричала Валя Карику. «Необыкновенные приключения Карика и Вали», иллюстрация С. Петровича.


«Профессор остановился и, вскинув копье, приготовился к бою», «Необыкновенные приключения Карика и Вали», иллюстрация С. Петровича.

Большое участие в развитие нового журнала вложил Лев Васильевич Успенский, который был негласным (не состоял в штате) редактором научно-технического и политического отделов. В них он привнес большую занимательность и раскованность. Его талант рассказчика, юмор, легкость пера создавали читабельность. При этом он отлично понимал, кого надо привлекать, о чем писать. Работал он под пятью псевдонимами: Я. Полиглот, В. Васильев, В. Льдов, С. Креницын, В. Ханзыреев. Читая материалы на журнальных страницах, подписанные разными фамилиями, невозможно догадаться, что сделаны они одним автором, настолько они разнообразны по подходу, содержанию и стилистике.

Журнал с самого начала публиковал народные и авторские сказки, рассказывал о знаменитых писателях, отмечал литературные даты, знакомил детей со страной…

… и с произведениями зарубежных коллег: Генри Лонгфелло, Шарля де Костера, Джерома К. Джерома, Ярослава Гашека, Джанни Родари, Астрид Линдгрен.

Наряду с процветанием и успешностью журнал столкнулся с большими трудностями. Трагические страницы открылись арестами многих его авторов: так, в 1937 году выход номеров был приостановлен, в последующих нескольких выпусках пара страниц была посвящена выведению «на чистую воду» порочности троцкистско-зиновьевского блока. Для детской литературы пришло трагическое ленинградское время… Но как бы там ни было, журнал креп.
Среди публицистики в «Костре» было много современного и разнообразного материала, хотя некоторые статьи выглядели чрезмерно серьезными, суховатыми и несколько перенасыщенными фактами, цифрами и большими объемами: 8–9 журнальных страниц.
Здесь регулярно печатались лучшие стихи и рассказы самих детей, анализировались просчеты начинающих авторов. Новой и очень удачной формой связи с читателем стал клуб «У костра». На вопросы и письма ребят отвечали «бывалые люди»: полковник Караев, инженер-конструктор Домрачев, рыболов Ян Ларри и другие.

К началу 1940 годов «Костер» – это толстый, многоплановый, боевой пионерский журнал, в беллетристике близкий к традициям «ЕЖа», а в публицистическом отношении и особенно в работе с читателем тяготеющий к «Пионеру».
После начала Великой Отечественной войны журнал около года, с октября 1941-го, не выходил в бумажном издании, а затем в течение года печатались только сдвоенные номера, датированные 1942-м. В это время в редакции осталось всего три человека: заместитель редактора, технический редактор и курьер. Надо отдать должное этим людям — «Костер» стал единственным детским журналом, выпускающимся во время войны, да к тому же в условиях блокады Ленинграда. Он был в числе других газет и журналов, выходивших в условиях тяжелейших времен блокады: «Ленинградская правда»; «Смена», «На страже Родины», «Звезда» и «Ленинград». Кроме того, в несколько самых тяжелых месяцев он шел в радиоэфир: около двух лет с весны 1942-го дважды в месяц по четвергам в 15.00 из громкоговорителей звучали стихи, рассказы, повести, сказки и военные сообщения, материалы о подвигах и героизме солдат на фронтах, впечатления от участников событий, рассказы об учебе школьников во время блокады, о помощи семьям защитников родины и поддержке друг друга в тяжелые времена.
Составителем и редактором радиовыпусков журнала была Наталья Владимировна Теребинская, проработавшая в «Костре» со дня его основания по 1974 год. Предоставим слово ей: «К этому времени из всей редакции в Ленинграде остались только трое — технический редактор, курьер и я, заместитель редактора. Стоят типографии. Может, читать журнал по радио? Такое решение и принял горком ВЛКСМ в феврале 1942 года. И вот я в редакции детского вещания Радиокомитета, одного из немногих учреждений, где в войну ни на день не останавливалась кипучая деятельность. Полгода назад в этой огромной комнате на шестом этаже было всегда людно и шумно. Теперь же множество столов пустует — хозяева их сражаются или эвакуировались в другие города — на Большую землю».
Наталья Владимировна Теребинская для журнала человек особенный, уникальный, единственный. Есть такие люди, которые в самый сложный и трудный миг становятся осью Земли, на чьих плечах, кажется, держится весь мир. На плечах Натальи Теребинской в блокаду держалось все ленинградское детство. В Российской национальной библиотеке есть ее фонд, в котором хранятся письма и воспоминания. Ее труд и сама жизнь были подвигом. Благодаря этой героической, светлой и озаренной женщине «Костер» продолжал выходить в самые страшные годы для города и его детей, оставаясь рядом со своими юными читателями, давая им веру и надежду.
1942 год. Зима. В редкой семье нет человека, погибшего на фронте или при бомбежке, артиллерийском обстреле. И что ни день — то пожары. Истощенные люди тащат воду в ведрах и чайниках из проруби на Неве. Водопровод и канализация не работают. Электричества в домах нет. Жизнь, кажется, вот-вот замрет – это осажденный Ленинград. У стен северной столицы враги. Страшно и голодно. Но по пустынным улицам разносится бодрый «голос» передачи — уличные репродукторы включены:
 — Говорит Ленинград! Слушайте радиожурнал «Костер» для пионеров и школьников!
День сотрудников радио начинался расчисткой снега во дворе или разбором разбомбленного дома. В этой работе участвовали все: хористы, оркестранты, чтецы, редакторы, режиссеры. И только после полудня принимались за собственные дела. Но каждый четверг, в 15 часов 00 минут, диктор Мария Григорьевна Петрова объявляла передачу «Костра».
И будто бы и не было войны. Становилось светло и тепло…
«Радиоаппаратура не мирилась с холодом. Шумы войны — разрывы снарядов, лай зениток, вой сирены — мы так ненавидели этот надрывный зловещий сигнал! — не проникали сюда. Часто мы, будучи на работе, и не подозревали, что в городе уже объявлена тревога, что там, на улицах, уже не звучит голос диктора или актера, а мерно постукивает метроном. В студии все идет как будто своим чередом, но передают наш журнал только в эфир. Как и всякому журналу, радио-«Костру» нужны были повести с продолжением, стихи, сказки и обязательно рассказы о том, как борются советские люди с фашистами. Поэтому к микрофону приглашали людей самых разных профессий и специальностей. Сегодня это участник боев с гитлеровцами или тимуровец, а завтра юный рабочий завода или девушка из МПВО, или оператор кинохроники, ведущий съемку на улицах осажденного города. Очень сложно приходилось с авторами. Сегодня писатель или журналист беседует с нами в редакции. Но кто поручится, что он представит свою рукопись в назначенный им же срок? А если вдруг тревога? Тогда трамваи — единственный транспорт осажденного города — останавливаются, а пассажирам и пешеходам категорически предлагают укрыться в убежищах. И ведь тревога может длиться час, два, три, а то и больше. Радио-«Костер» передавался около двух лет, но уже с осени 1942 года было возобновлено издание печатного «Костра».

…Однажды зимою 1943 года в редакцию детского вещания кто-то принес один из номеров «Пионерской правды». Это было событием. Не так уж часто эта газета попадала к нам через вражеское кольцо, окружавшее город. К нашему удивлению и радости «Пионерка» перепечатала из «Костра» 7–8 1942 года рассказ Г. Алехина «Немец поневоле», сообщала, что в Ленинграде издается, несмотря ни на что, детский журнал.

Вот эта-то заметка о «Костре» и развеселила нас больше, чем приключения солдата в рассказе Алехина. Развеселила потому, что, оказалось, на Большой земле плохо представляли себе, как живут и работают ленинградцы. Говорилось, например, что сотрудники, прежде чем начать писать, отогревают на спиртовке замерзшие чернила, а заодно и коченеющие пальцы. Но никаких спиртовок ни у кого и в помине не было и быть не могло, потому что не было спирта. Да и надобности в этом тоже не было. Небольшая железная печь-времянка, худо ли, хорошо ли, обогревала нашу редакцию. Было другое, чего, видимо, не представляли себе на Большой земле. Постоянная угроза обстрела или бомбежки, постоянное беспокойство за близких и друзей. Мы могли выйти из Радиокомитета втроем, а вернуться только вдвоем. Так однажды шальным осколком был смертельно ранен наш спутник — художник В. Николаев. Вот почему, когда кто-либо из нас задерживался в пути, остальные волновались. Мы оставались начеку даже тогда, когда метроном молчал — подсознательно ждали сигнала воздушной тревоги… Но радиопередачи продолжались, «Костер» выходил».
В тяжкие военные годы не всегда удавалось отпечатать подготовленные выпуски, да и те, что выходили из-под пресса, были значительно стройнее довоенных. Со страниц блокадных номеров смотрели мужественные защитники отечества. Их образы создавали Борис Семенов, Михаил Таранов, Юрий Мезерницкий, Неля Петрова, Владимир Куприянов. Все время окружения рисовали для окольцованного города Владимир Конашевич и Алексей Пахомов, отражая в иллюстрациях журнала историю борьбы. Художники Юрий Петров, В. Николаев, Теодор Певзнер погибли на своем боевом посту, оставив читателям замечательные обложки военных «Костров».

Для того чтобы майский выпуск 1945 года они отметили всплеском цвета, на первом же развороте заалело знамя долгожданной Победы!

В послевоенном 1946 году в июльском номере редакция разместила портрет своего постоянного автора Михаила Зощенко с пожеланием творческих успехов, а 14 августа вышло печально известное постановление ЦК ВКП (б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград»,  которые якобы публиковали аполитичные, буржуазные, индивидуалистические произведения сатирика Зощенко и поэтессы Ахматовой.

После чего начались гонения на писателя. Спустя пять дней на имя секретаря обкома В.С. Попкова поступило донесение, в котором редколлегия ленинградского юношеского журнала «Костер» обвинялась в «отсутствии элементарной политической бдительности». Автор послания, сотрудник Отдела пропаганды и агитации Обкома Хохоренко, с гордостью доносил, что ему удалось задержать на складе «Союзпечати» 12,5 тыс. экземпляров (из общего тиража 17 тыс.) и предать их уничтожению. Уничтожению подверглись также библиотечные и нераскупленные выпуски седьмого номера, вместо него был выпущен сдвоенный №7–8.
Так, в 1947 году обогревавший всю войну своих дорогих читателей журнал погас. Но «из искры возгорится пламя» – имевший богатое стойкое прошлое, он выжил и начал свою вторую жизнь в июле 1956-го.
1960–1970-е детский писатель лауреат премии Грина автор журнала Валерий Воскобойников называет временем его расцвета. В «Костре» появилась новая компания энтузиастов. Напечатали детские повести Василия Аксенова. Придумали Всероссийские семинары по юношеской литературе – вся нынешняя активная московская литература прошла через них. На продолжительное время в редакцию затащили поработать Сергея Довлатова. «Костер» даже умудрился напечатать несколько стихотворений Иосифа Бродского (первая публикация «Баллады о маленьком буксире» с рисунками Василия Звонцова, №11, 1962).
В 1960—1970 годах издание давало возможность заработка многим ленинградским литераторам: Сергей Вольф, Глеб Горбовский, Олег Григорьев, Валерий Попов, Евгений Рейн, Владимир Уфлянд с удовольствием сотрудничали с ним.
С конца 1969 года журнал начал полностью выходить в цветном исполнении (до этого цветными были только обложка и вкладки).

В 1987 году журнал был награжден орденом «Знак Почета» за заслуги в коммунистическом воспитании подрастающего поколения.
Валерий Воскобойников также уверен, что он и сегодня держит марку, жаль только, что культура живого чтения в России исчезает… «Самое сложное время пришлось на начало 90-х годов. Выжить удалось чудом. Мы благодарны за понимание и поддержку нашим читателям – без них бы этого не удалось».
В 1992 году из-за финансовых трудностей начали выходить сдвоенные и строенные выпуски. В 1993-м издание реорганизовано в ТОО «Журнал «Костер», а в 1999-м преобразован в ООО «Журнал «Костер». Выпуск издания вновь стал ежемесячным, но объем значительно сократился — до 32 страниц. Видоизменился он и внутренне. По замыслу редакции нижняя половина каждого номера — книжка, которую можно впоследствии отрезать и постепенно собрать библиотечку «Костра». С 2001 года выходит электронная версия журнала в сети интернет. В 2011-м он получил почетный диплом Законодательного собрания Санкт-Петербурга.

Его авторский коллектив:
Главный редактор – Николай Борисович Харлампиев (с 2000 года),
Заместитель главного редактора – Николай Голь,
Главный художник – Ксения Почтенная,
Редактор рубрик детского творчества – Надежда Каменева,
Литературный сотрудник – Екатерина Матюшкина.

Издание включено в фонд Президентской библиотеки.

Произведения, впервые опубликованные в журнале: «Два капитана», «Необыкновенные приключения Карика и Вали», «Мишкина каша», «Сказка о потерянном времени», «Недопесок», «Шел по городу волшебник», «Мой дедушка — памятник».

Основная аудитория – дети от 9 до 12 лет.  Но почта редакции показывает, что «Костер» читают и пятилетние, и те, кому уже исполнилось 17. Каждый находит что-то свое, тем более что рубрик в журнале предостаточно.

Рубрики (в разное время): «Аптека для души», «Арчебек» («Армия Разведчиков Черно-Белых Клеток»), «Барабан» («Боевая Армия Ребят Активистов Борется, Агитирует, Находит!») — материалы о школьной жизни, «Беседка», «Будущее уже здесь», «Веселая Вселенная» — материалы о науке, «Веселый звонок» — юмористическая страница (редактировалась поэтом, художником и театральным деятелем Леонидом Каминским), постоянные разделы на ней: юмористический конкурс «И все засмеялись!» (каждая история должна заканчиваться этой фразой), «Из неполного собрания школьных сочинений», «Смишные ашипки», «Ответы у доски». Ныне журнал проводит читательские соревнования «Ваш веселый звонок» имени Леонида Каминского в номинациях «Самое смешное стихотворение», «Самый смешной рассказ», «Самый смешной рисунок» и «Самая смешная фотография».
Другие рубрики: «Вот в чем вопрос», «Всесоюзный спортивный клуб «Кузнечик», «Голоса исчезнувших миров», «За семью печатями» — головоломки, кроссворды, чайнворды, ребусы, «Зеленые страницы» — материалы о природе, «ИИИ» («История Исторических Изречений»), «История вещей», «И эхо таинства за шелестом кулис…» — материалы о театре, «Клуб Шерлока Холмса» (задачи юных детективов), «Ковчег», «Конкурс соавторов» и «Бумажный кораблик» — литературные состязания, «Копилка заблуждений», «Кто вперед?», «Кто первый?», «Магический кристалл», «Морская газета» (вел Святослав Сахарнов), «Необычные музеи», «Остров поэзии», «Премьера книги», «Пресс-клуб», «Советы Маши-искусницы» и «Советы Мэри Поппинс», «Уголек» — журнал для малышей, «У костра», «Школа будущих командиров» — материалы на военно-патриотическую тему.
И вот уже скоро 90 лет, как «Костер» горит для своих читателей, вместе с ними растет, взрослеет, встречает новое поколение…

Тот, кто вырос в СССР, помнит молоденькое личико девушки, обрамленное волосами из тонких гибких ивовых лоз. Это линогравюра прибалтийского художника Стасиса Красаускаса (автор серий патриотических работ на тему Великой Отечественной войны, станковых работ и иллюстраций к печатным произведениям) «Юность» знаменита как эмблема одноименного литературно-художественного журнала, одного из самых читаемых изданий советского культурного пространства.

«Если нельзя, но очень хочется, то можно» (журнал публиковал произведения, отличающиеся стилем и содержанием от сложившихся литературных стереотипов «социалистического реализма», и часто подвергался критике со стороны консервативных органов). 18 июня 1955-го вышел первый номер «Юности», созданной по инициативе Валентина Катаева (русский советский писатель, поэт, киносценарист, драматург, военкор), который и стал его первым редактором…
Молодым читателям тех времен журнал казался ярким и необычным, приоткрывающим форточку в зарубежный мир, а его тираж быстро поднялся со 150 тыс. до миллиона. 
Разоблачение культа личности инициировало в отечественной журналистике особый период, который назывался оттепелью шестидесятых, и его героев-шестидесятников. СМИ этого времени сделались более терпимыми, человечными, тематика публикаций приближалась к реальности. Стало возможным высказывать ранее не поощрявшиеся идеи. Печатать произведения, показывающие не упрощенную идеологизированную схему жизни, а рисующие сложности и противоречия бытия, поднимающие проблемы выбора и нравственности.
Большую роль в этом процессе сыграли «толстые» журналы. К таковым относились как некоторые реорганизованные «тома», так и абсолютно новые, среди них, безусловно, — «Юность».


Решение о создании журнала было принято на втором съезде писателей СССР в конце 1954-го. 18 июня 1955 года вышел первый номер.

Катаев создавал периодику для молодежи, творческую мастерскую для молодых авторов и их аудитории. Редколлегия вменяла себе в задачи поиск новых литературных имен, благодаря чему на страницах появлялись фамилии «юных» послесталинских писателей.
Например, «Хроника времен Виктора Подгурского», опубликованная в 1956 году, явилась дебютом Анатолия Гладилина и произвела большой резонанс. Автору было всего 20, и уже это выглядело непривычным. Повесть написана в жанре «исповедальной прозы» и рассматривает тему беспокойства, внутреннего одиночества живого и искреннего человека в мире регламентированных ценностей.

Однако Катаев умел идти на компромисс, и это помогало в продвижении журнала. В 1955–1956 гг. в нем было опубликовано 25 материалов, отвечающих официальному заказу по воспитанию молодежи. В рубрике «Рассказывают редакторы газет и журналов «Литературной газеты» Валентин Петрович неоднократно выступал со «Словом о «Юности».
Редакция нередко проводила читательские конференции, вела переписку, внимательно изучала то, что писалось о ее детище коллегами. Сотрудники особенно ответственно подходили к верстке номеров и работе с авторами, привлекали для работы с ними внешних рецензентов.
Еще одна особенность «Юности» заключалась в большом интересе к общественной жизни и окружающему миру. В ней постоянно звучали разделы: «Наука и техника», «Спорт», «Факты и поиски». Одним из первых журнал осветил явление бардовской песни, а в 1980-е — «митьков».
В «Юности» присутствовали отведенные для живописи цветные вкладки, где среди прочих выступали такие художники, как Алексей Леонов, Илья Глазунов, Михаил Шемякин, Вагрич Бахчанян.


Алексей Леонов. «Над Черным морем».

Одним из самых привлекательных считался юмористический раздел, который в 1956—1972 гг. назывался «Пылесос», позже — «Зеленый портфель». Помимо рассказов, иронической поэзии, литературных пародий в нем имелась рубрика «Каков вопрос — таков ответ», в которой вымышленная ведущая Галка Галкина в веселой и ироничной форме отвечала на письма.

Исповедальная интонация, молодежный слэнг, искренний приподнятый настрой привлекал внимание к изданию, создавая вокруг него эмоциональный фон, столь недостающий читателю тех лет.
Однако, несмотря на популярность журнала, существует мнение, что почти семилетний срок Катаева на редакторском посту закончился увольнением в 1961 году за публикацию «Звездного билета» Аксенова (сам автор такое утверждение отрицал).
Целых 20 лет, с 1961 по 1981 г., редакцию возглавлял Борис Полевой.
В 1966 году «Юность» напечатала документальный роман Анатолия Кузнецова «Бабий Яр» о гитлеровской оккупации Киева, основанный на воспоминаниях детства. По произведению свирепо прошлась цензура, обнародованные факты были шокирующими и не вписывались в официальную историю Великой Отечественной войны.  «Невозвращенчество» сбежавшего в Европу Кузнецова стало для властей удобным способом «приструнить» редколлегию. До конца 1970-х издание несколько «притихло, хотя в «Юности» по-прежнему публиковались произведения многих интереснейших авторов.
Двадцать один год своей жизни отдал журналу Андрей Дементьев. С 1972 по 1981 г. он был первым заместителем главного редактора, а в течение последующих 12 лет — главным. Тираж издания при нем достиг небывалого размера — 3 млн 300 тыс. экземпляров.


Главный редактор журнала «Юность» Андрей Дементьев и поэт Андрей Вознесенский.

В 1987 году был открыт постоянный публицистический молодежный дискуссионный раздел «20-я комната», приобретший большой читательский успех. Также немалую популярность имел «Испытательный стенд» студии Кирилла Ковальджи, где впервые издавались поэты «новой волны»: Иван Жданов, Нина Искренко, Алексей Парщиков, Евгений Бунимович, Юрий Арабов, Марк Шатуновский.
При участии Дементьева были опубликованы романы, повести, стихи Василия Аксенова, Аркадия Арканова, Андрея Вознесенского, Владимира Войновича, Евгения Евтушенко, Владимира Максимова, Виктора Некрасова, Булата Окуджавы, Леонида Филатова, Юрия Полякова. В доперестроечное время Дементьевым «пробивались» произведения, печатать которые считалось «нецелесообразным» из-за содержания или политического авторского реноме.
В перестройку на «юных» страницах по решению Андрея Дмитриевича был издан ряд неподцензурных вещей, в частности, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» Войновича, «Остров Крым» Аксенова, «ЧП районного масштаба» Полякова. Именно «Юность» вывела в свет сказку Леонида Филатова «Про Федота-стрельца, удалого мальца» — этот номер мгновенно стал библиографическим «деликатесом».
До 1991 года журнал являлся органом Союза писателей СССР, в дальнейшем стал независимым изданием.
В 1992-м в редакции произошел раскол: ее, возмутившись «консерватизмом» тогдашнего главного редактора, покинули многие сотрудники, которые следом основали «Новую Юность».
В период перехода к рыночной экономике «старая» «Юность» испытывала жесткие времена. Тиражи упали до рекордно низких — 6 тыс. экземпляров. Тем не менее журнал пережил и эти сложности, выходит он и сегодня под руководством Валерия Дударева.

Преодолев взлеты и падения, связанные с изменениями внутренней обстановки в стране (как всегда и везде), «Юность» всегда оставалась любимой аудиторией за свою искренность. Это самобытное издание с индивидуальным стилем, сыгравшее роль мощного трамплина в отечественной журналистике и литературе.

Здесь печатались Анна Ахматова, Белла Ахмадулина, Владимир Амлинский, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский, Николай Рубцов, Олжас Сулейменов, Андрей Молчанов, Борис Васильев, Римма Казакова, Павел Багряк, Булат Окуджава, Михаил Задорнов, Фазиль Искандер, Василий Аксенов, Валерий Золотухин, Елена Сазанович, Анатолий Гладилин, Анатолий Кузнецов, Аркадий Арканов, Александр Карпенко, Иван Гобзев, Григорий Горин, Ольга Ильницкая, Кирилл Ковальджи, Юнна Мориц, Кир Булычев, Хелью Ребане, Николай Леонов, Анатолий Тоболяк, Александр Иванов, Алексей Борычев, Юрий Рыбчинский, Елена Съянова, Геннадий Машкин, Дина Рубина.

Наиболее известные опубликованные произведения:
Валентин Катаев — «Хуторок в степи» (1956)
Николай Носов — «Незнайка в Солнечном городе» (1958)
Евгений Евтушенко — «Братская ГЭС» (1965)
Геннадий Машкин — «Синее море, белый пароход» (1965)
Анатолий Кузнецов — «Бабий Яр» (1966)
Василий Аксенов — «Затоваренная бочкотара» (1968)
Борис Васильев — «А зори здесь тихие…» (1969)
Аркадий и Борис Стругацкие — «Отель «У Погибшего Альпиниста» (1970)
Борис Васильев — «Не стреляйте в белых лебедей» (1973)
Борис Васильев — «В списках не значился» (1974)
Геннадий Михасенко — «Милый Эп» (1974)
Николай Леонов — «Агония» (1981)
Карен Шахназаров — «Курьер» (1982)
Андрей Молчанов — «Новый год в октябре» (1983)
Юрий Поляков — «ЧП районного масштаба» (1985)
Аркадий Арканов — «Рукописи не возвращаются» (1986)
Андрей Вознесенский — «Ров» (1986)
Юрий Поляков — «Сто дней до приказа» (1987)
Леонид Филатов — «Про Федота-стрельца, удалого молодца» (1987)
Фазиль Искандер — «Кролики и удавы» (1987)
Аркадий и Борис Стругацкие — «Отягощенные злом, или Сорок лет спустя» (1988)
Владимир Войнович — «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» (1988—1990)
Василий Аксенов — «Остров Крым» (1990)
Елена Сазанович — «Прекрасная мельничиха» (1990)
Энтони Берджесс — «Заводной апельсин» (1962; опубликован в 1991)

Вот уже 66 лет длится это чудесное путешествие в удивительную и бесконечно разнообразную страну фантазий.
Рожденные в СССР, они были настолько любимы, что существуют и по сей день. «Веселые картинки», цветные, забавные, пахнущие свежей типографской краской, таили под своей обложкой целый мир! Чтение журнала начиналось прямо у почтового ящика.

Неудивительно, что в свое время он считался одним из самых прибыльных периодических изданий страны (при грошовой цене 15 копеек собирал больше денег, чем вся пресса гигантского «синдиката» «Молодая гвардия»). И при этом он – единственный в Союзене подвергался литованию и выходил в печать росчерком главного редактора.
В частности, на его страницах не публиковались обязательные для прессы извещения о смене руководителей советского государства, например, когда умер Леонид Брежнев и появилась директива напечатать его портрет в траурной рамке, редакции «ВК» удалось доказать, что на фоне названия журнала это будет выглядеть крайне неуместно.

Концепция его родилась и случайно, и неслучайно. Будущий первый редактор «Картинок» Иван Семенов, работавший в то время карикатуристом в «Крокодиле», приехал летом за город повидать сына и увидел его рисующим что-то в своем альбоме. Тогда-то у них и состоялся исторический диалог приблизительно следующего содержания:
— Что ты там рисуешь, Володя?
— Картинки про то, как мы здесь живем!
— А какие картинки?
— Веселые!..
Так общение с сынишкой и воспоминания о канувшем в лета «Сверчке» соединились в одну гениальную мысль о создании номеров, выстраивающихся как череда иллюстраций-комиксов, которые будет познавательно и интересно разглядывать малышам.
Позже, встретившись со своим приятелем, детским писателем Юрием Дружковым (Постниковым) он придумал и отрисовал главный маскот (персонаж-талисман) будущего «бестселлера» — первую веселую картинку Карандаш.

Обаятельный художник-интеллигент задумывался как автор всех иллюстраций, представленных в издании. Концепт состоял в том, что все, нарисованное героем, мгновенно оживало. Карандаш – талантливая творческая личность, об этом говорит весь его внешний вид: свободная блуза, берет, бант на шее и красный грифель-нос. Он вдохновитель всей группы веселых человечков.
Его ближайший друг Самоделкин – железный трудяга с телом в форме батарейки и знаком «+» на месте сердца. Заслуженный художник РСФСР Анатолий Сазонов создал персонаж, который способен починить любую, даже самую сложную, вещь. Сегодняшний образец 2023 года еще и специалист по компьютерным вирусам.

Образ деревянного мальчишки в полосатом колпачке и красной курточке воссоздал Леонид Владимирский. Буратино, главный герой бренда Алексея Толстого «Золотой ключик», стал одним из членов актива Клуба.
Кокетка Дюймовочка появилась на страницах «Веселых картинок» в 1960-х годах. Девочки обожали замечательно танцующую нарядную героиню. Автор образа олимпийского медвежонка Миши Виктор Чижиков вспоминал: «Дюймовочку долго в Клуб принимать не хотели. Потому что никто ее за веселого человечка не держал: то на ней чуть жаба не женился, то крот. Но проблем с мужским коллективом в клубе у нее вроде не было, а если и были, то это надо у Карандаша спрашивать».


Рисунок Татьяны Вышенской.

Озорной и непоседливый Незнайка вечно попадал в какие-то неприятности. Героем книг Николая Носова он стал лишь в 1952-м. До этого Незнайка с 1889 года являлся персонажем канадского юмориста Палмера Кокса. В привычном нам виде его изобразили художники-иллюстраторы Алексей Лаптев и Генрих Вальк.
Среди других членов клуба веселых человечков – Петрушка, Чиполлино и герой антифашистского чешского подполья Гурвинек.
О них первый советский комикс. С ними же были связаны постоянные рубрики издания. В «Школе Карандаша» детей учили рисовать, в «Школе Самоделкина» — делать игрушки своими руками, в «Веселой азбуке» знакомили с буквами.
В состав редакции, возглавляемой Иваном Семеновым, входили иллюстраторы Константин Ротов, придумавший образ старика Хоттабыча и капитана Врунгеля; Владимир Сутеев, Анатолий Елисеев. Позже добавились Евгений Мигунов и Виктор Чижиков. Также с самого основания здесь трудился ставший впоследствии известным кинорежиссером карикатурист Александр Митта.


Рисунок Евгения Мигунова.

Позже (в 1964 году) про двух главных дружковско-семеновских персонажей вышла повесть-сказка «Приключения Карандаша и Самоделкина». Ее роскошно проиллюстрировал «папа» Семенов.

В 1983-м выпущено продолжение – «Волшебная школа Карандаша и Самоделкина» (позже цикл книг про двух друзей продолжил сочинять уже сын писателя Валентин Постников).
Вокруг издания постепенно складывалось сообщество детских прозаиков, поэтов и художников. С «Веселыми картинками» охотно сотрудничали Корней Чуковский, Агния Барто, Сергей Михалков, Владимир Сутеев, публиковался Самуил Маршак и другие.
В «ВК» печатались стихи, рассказы, сказки, приключенческие истории, ребусы, загадки и комиксы. Проводились конкурсы на лучшие рисунки. Журнал всячески стремился быть полезным юным пользователям. Он организовывал досуг всей семьи, поскольку маленьким детям нередко читают родители, а дети постарше нуждаются в одобрении взрослых, хорошо ли выполнено задание из номера, правильно ли отгадана загадка.
В 1977 году в «Веселых картинках» заканчивается одна эпоха и начинается новая. На смену Чуковскому, Барто, Михалкову, Сутееву приходят «молодые и наглые»: главный редактор Рубен Варшамов, а с ним нонкомформисты Виктор Пивоваров, Сергей Тюнин, Олег Теслер, Илья Кабаков, Эдуард Гроховский и «новые детские» – Эдуард Успенский, Андрей Усачев, Евгений Милутка.
В 1979-м художник Виктор Пивоваров создал существующий и по сей день узнаваемый всеми логотип журнала, состоящий из букв-фигурок.

(Такой прием скрюченных человечков в названии он заимствовал с этикетки шоколада «Сережа» (серия «Дети шалуны»), изготовлявшегося в 1900–1905 гг. в городе Рамони Воронежской губернии).

Выпуск из альбомного стал теперешним вертикальным.
Так, завоевывая аудиторию десятилетие за десятилетием, «Веселые картинки» в 1980-х уже штурмовали отметку в 10 млн экземпляров тиража.
Юбилейный, 60-летний номер 2016 года вышел в свет в горизонтальном формате (как самые первые номера), а в сентябре 2023-го «Веселым картинкам» стукнет уже 67!

Журнал был и остается узнаваемым, несмотря на упавшие тиражи и сильно возросшую конкуренцию со стороны цифровых медиа. Кстати, иллюстрации в нем до сих пор создаются и готовятся к печати по-старинке — аналоговым методом. Увлекательное детское путешествие в удивительную и бесконечно разнообразную страну фантазий успешно продолжается…

Простое сочетание двух этих понятий – «Юный техник» и 67 лет – вызывает невольную улыбку. Между тем так уж случилось, что журналу, названием и сутью своими обращенному к молодежи, пришла пора если и не солидной умудренности, то зрелого возмужания.

Его читали еще все мальчишки Советского Союза. Стоил он всего 20 копеек, то есть был финансово доступен, но лучше было подписаться, чтобы не пропустить ни одного выпуска. На его страницах обучали мастерить различные полезные приспособления, вещи, необычные игры или игрушки, и даже такие средства передвижения, как снегокат.
Достаточно было понять, что такой механизм – это вовсе не изобретение современных производителей, идею его создания можно было всем прочесть в одном из номеров, а для изготовления требовались самые простые инструменты и материалы: доска, старые беговые лыжи, стальные трубы.
На таком устройстве ребята катались зимой с горок. Теперь у их внуков есть современные модели из магазинов, и, возможно, они удобнее, но того удовольствия, которое испытывали советские пацаны, мастеря что-то своими руками, уже нет.


«ЮТ для умелых рук» приложение к журналу «Юный техник», №1, 1987 год.

«Когда мой внук сломал колесо на своем скейтборде, он принес его мне со словами: «Дедушка, отремонтируй. Ты же все умеешь». Пока я возился, он спросил меня, как я этому научился. Я ответил, что в свое время я не просто мог починить, но и сделать что-то самостоятельно, и помогал мне журнал «Юный техник», и приложение «ЮТ для умелых рук», – делился воспоминаниям один из его прежних фанатов-пионеров.

Сколько полезных вещей творили его подписчики для дачи. Благодаря изданию можно было самостоятельно изготовить парник и даже теплицу, сколотить ящики для рассады и хранения урожая, превратить старый мопед в мотоплуг. В одном из номеров, когда не каждый-то понимал значение этого слова, подробно рассказывалось, как сымпровизировать лазер. А в другом – прекрасный профессиональный кукольный театр.

Встречались и непривычные задумки. Так, ребятам предлагалось сделать интроцикл для поездок по Луне (интроциклы производят и сегодня, но использовать их для передвижения по лунной поверхности еще пока не смогли) или же счетчик Гейгера для поисков радиоактивной руды.

«Юный техник» был основан в Москве в 1956 году как иллюстрированный научно-технический печатный орган ЦК ВЛКСМ и Центрального совета Всесоюзной пионерской организации им. В.И. Ленина для пионеров и школьников по инициативе Виктора Болоховитинова, ставшего его первым главным редактором.
В популярном виде он доносил до читателя (в первую очередь школьника) достижения отечественной и зарубежной науки, техники, производства, стараясь побудить его к научно-техническому творчеству, содействуя его профессиональной ориентации.
Регулярно публиковал произведения известных писателей-фантастов — Кира Булычева, Роберта Силверберга, Ильи Варшавского, Артура Кларка, Филипа К. Дика, Леонида Кудрявцева.
Имел постоянные разделы: «Информация», «У сороки на хвосте», «Вести с пяти материков», «Патентное бюро», «Наш дом», «Коллекция «ЮТ», «Научные забавы», «Заочная школа радиоэлектроники», «Читательский клуб».
Рубрику «По ту сторону фокуса» вел в 1976—1992 годах сам Эмиль Эмильевич Кио.
Вскоре после появления «Юного техника» (1956 год) редакция «ЮТ» стала выпускать серию тематических брошюр (под названием «Для умелых рук») «в помощь политехническому обучению и техническому творчеству пионеров и школьников», посвященных созданию моделей, игрушек и других самоделок, некоторые из которых могли быть полезны в быту (например, действующие радиоприемники, станки). Брошюра выходила 24 раза в год.
В 1972 года приложение к «ЮТу» стало официальным и стало выходить раз в месяц под названием «ЮТ для умелых рук».

В 1991 году «Юный техник» сменил свой заголовок и стал называться «Левша» в честь одноименного героя одноименного сказа Николая Лескова, умелого кузнеца, подковавшего блоху.

«Колобок» — звуковой журнал, адресованный публике дошкольного и младшего школьного возраста. В каждом номере его прятались две гибкие пластинки: именно эта особенность выделяла издание из многочисленной детской периодики. 250 тыс. экземпляров расходились молниеносно: юным читателям полюбился журнал-рассказчик, журнал-музыкант, журнал-театр.
Выпускался с 1968 по 1992 г. в качестве приложения к журналу «Кругозор» издательством «Правда» и Всесоюзной студией грамзаписи в Москве. Учредитель — Государственный комитет Совета Министров СССР по телевидению и радиовещанию.
Его просто невозможно было спутать с другими изданиями. Некоторые обложки были самыми настоящими произведениями искусства.

«Колобок» знакомил детей с историей, культурой, природой СССР, музыкальными произведениями, детской художественной литературой, фольклором. Состоял из 20 страниц, включая обложки (на которых также размещался текст) и двусторонних голубых пластинок со скоростью вращения 33⅓ оборота в минуту, каждая не более семи минут. Страницы журнала, к которым прилагались звуковые дорожки, помечались маленьким значком: аудиодиск с указанием номера.
Музыкальные сказки, интермедии соотносились с текстом: «Смотри картинку, слушай пластинку!»
В последний год часть тиража выходила уже не с пластинками, а с аудиокассетами.
Его герой — Колобок, веселый персонаж из популярной русской притчи, рассказывающий детям занимательные истории. А помогают ему известные детские писатели, поэты, художники, композиторы, музыканты и актеры.
Своей основной задачей журнал видел гражданское воспитание слушателей. «Колобок» делился с маленькими людьми тем, как жили в детстве его дедушка и бабушка, инсценировал рассказы Аркадия Гайдара, Юрия Яковлева, Валентина Катаева, Михаила Шолохова, на его дорожках с чтением стихов из своей книги «Переводы с детского» выступила Агния Барто.
Рассказы в картинках вели ребят по главным стройкам десятой пятилетки — БАМу, КамАЗу, Зейской ГЭС…
Репортажи из кабин локомотива и самолета, с капитанского мостика рыболовного сейнера и со станции метро, с птицефермы и элеватора объясняли, чем интересен труд машиниста, летчика, рыбака, проходчика метро, птичницы, механизатора.
Еще одним плюсом в «Колобке» были комиксы. Вот как они выглядели:

Популярны были рубрики «Твоя страна», «В славном граде Урожайске», «Сказки со всего света», «Выучи наизусть», «Откровенный разговор».
Журнал стремится формировать литературный вкус маленьких читателей на лучших образцах русской, советской и зарубежной классики. Свои страницы «Колобок» отдавал Александру Пушкину, Льву Толстому, Максиму Горькому, Александру Блоку, Владимиру Маяковскому, печатал произведения Корнея Чуковского, Самуила Маршака, Сергея Михалкова, Бориса Заходера, Валентина Берестова, все лучшее, что написано для детей литераторами союзных республик.
И всегда был верен жанру сказки. Русское народное творчество дает их богатейший выбор. Журнал в доступном переложении публиковал наряду с русскими былинами сказы и предания народов стран мира. Ни один читатель издания не рос без Андерсена, братьев Гримм, Перро, Киплинга.
Музыкальный вкус издание стало формировать на произведениях, написанных для детей Моцартом, Шубертом, Мусоргским, Лядовым, Чайковским, Шостаковичем, Прокофьевым, Шуманом, Сен-Сансом, Стравинским.
Современные тенденции в литературе, музыке и театральном творчестве также влияли на его содержание. На пластинках всегда представлялись фрагменты из мюзиклов, песен, современной оперы.

На любимых страницах ребята находили «Рассказы в картинках». Их главный герой — сам Колобок. Он путешествовал по всему свету и даже улетал в космос, для чего изобрел свой «секретный» язык, на котором мог говорить с детьми-инопланетянами.
Читатели относились к любимцу с большой симпатией и очень доверительно писали послания, рассказывали о своих делах, задавали вопросы. Общительность этого героя привлекла читателей почти 70 стран мира – он помогал тем, кто изучал русский язык. Как говорят, «изучающий иностранный язык снова проходит через детство». И «Колобок» с его чистым говором и ясным словом в этом случае неоценим.
Так получилось, что этот детский журнал ушел в историю вслед за страной, в которой был рожден. И удивительно – в последних номерах, которые вышли в мрачном 1992-м, были самые затейные и красивые обложки.

Вот мнение генерального секретаря Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы, профессора МГУ Виталия Костомарова: «Ценность «Колобка» для тех, кто изучает русский язык, в том, что он помогает проникнуть в мелодику, ритмику языка, в его образность, в те самые сокровенные тайны, с которыми русский человек знакомится в раннем детстве».

Поэт Михаил Пляцковский – детям на страничках «Колобка».

 

Если вы что-то сделали быстро, но плохо, то все сразу забудут то, что вы сделали быстро, а в памяти останется, что плохо, а вот если вы что-то делали долго, но сделали хорошо, то все скоро забудут, что долго, но будут помнить, что хорошо…
                                                                                                                                Исаак Кикоин

Название «Квант» в сознании многих людей в России, да и в мире связано с очень хорошими событиями. Это прежде всего радость от открытия и узнавания нового, это удовольствие от самостоятельного решения задачи по собственному желанию, а не требованию педагога, нередко это выбор профессии, жизненной стези, в котором решающая помощь в подготовке к вступительным экзаменам или победе в технической олимпиаде отводится журналу с именем неделимой части физической сущности, принимающей непосредственное участие во взаимодействии.
Такая роль журнала исходно определилась его главными редакторами — выдающимися нашими академиками: физиком-экспериментатором Исааком Кикоином и основоположником современной теории вероятностей Андреем Колмогоровым. Инициатором и идейным вдохновителем издания стал нобелевский лауреат Петр Леонидович Капица.
«Квант» – советский и российский научно-популярный физикоматематический журнал для школьников и студентов, рассчитанный на массового читателя. В 1970—1992 годах выпускался издательством «Наука», в 1993—2010 годах — издательством «Бюро Квантум», с 2010 года — Математическим институтом имени Владимира Стеклова РАН.
Идею его рождения первым высказал академик Петр Капица в 1964 году. Идея же названия отражена в статье «Рассказ о кванте», где говорится о том, сколь глубокие изменения в физической науке произошли в результате появления учения об этой физической сущности. Создатели мечтали о том, что выпуск периодики с таким именем вызовет продвижение и даже заметный скачок вперед в деле приобщения школьников к современной науке.
В январе 1970-го вышел в свет стартовый экземпляр.

В нем к юным и молодым пользователям обратился президент Академии наук СССР академик Мстислав Келдыш: «Сердечно поздравляю юных читателей, интересующихся современной физикой и математикой, желающих расширить и углубить свои знания в этих увлекательных областях науки, с выходом нового журнала «Квант».
Горизонты науки в нашу эпоху стали поистине необозримыми, значение науки в жизни человечества никогда не было так велико.
Математика и физика с другими естественными науками являются основой технического прогресса. У нас они достигли высокого уровня: по важнейшим направлениям наша страна вышла на передовые позиции в мире.
Чтобы успешно разбираться в сложнейших проблемах сегодняшней науки и техники, необходимо с юных лет неустанно овладевать знаниями, и новый журнал окажет в этом большую помощь нашей молодежи.
Расширение контактов ученых с преподавателями средней школы и школьниками, несомненно, будет способствовать выявлению и воспитанию молодых талантов, общему повышению уровня физико-математических знаний в стране.
Приветствуя выход журнала, мне хотелось бы пожелать юным математикам и физикам, всем читателям «Кванта» больших успехов в учебе, в работе, в приобретении и совершенствовании своих знаний».
В стране издавалось немало научных журналов, нужных математикам и физикам, биологам и врачам, географам и геологам, инженерам разных специальностей. Но своего и именно научного журнала у детей пока не было. Настала пора заполнить этот пробел. Ученые хотели, чтобы для ребят, интересующихся математикой и физикой, «Квант» сделался бы таковым.
Была потребность страны в молодежи, с увлечением занимающейся наукой сверх обязательных школьных требований. Вот почему государство заинтересовалось тем, чтобы учащиеся, чувствующие в себе способности справляться с точными задачами, своевременно задумались о выборе такого жизненного пути, на котором их интересы не пропали бы даром. Поэтому и создавались все возможности для усиленных занятий точными предметами. Организовывались специальные физико-математические школы, со старшими учениками велись факультативные занятия, устраивались физические и математические олимпиады. Этой же цели должен был послужить и «Квант». В журнале должно было выпускаться много материала, подходящего для работы в кружках. Но и такого, по которому можно будет работать самостоятельно.
Главным и определяющим было слово «работа». В издании (для умственной разгрузки) предполагались и веселые странички, и статьи для сравнительно легкого чтения. Но основные тексты и задачи рассчитывались на школьников, которые будут над ними работать. Задачи надо было решать, тексты читать с бумагой и карандашом в руках, описываемые опыты стараться воспроизвести самим. Большая часть материалов предполагалась для старшеклассников, но и «средние» ученики находили здесь что-то интересное и увлекательное.
Огромную роль в становлении такого журнала сыграл его вице-главный редактор выдающийся математик XX столетия академик Андрей Колмогоров.
«…Работа в «Кванте» не была для А.Н. Колмогорова случайным увлечением. Создание журнала для юношества являлось составной частью обширной программы совершенствования математического образования, которую Андрей Николаевич реализовывал в течение всей своей творческой жизни.
Одним из его сокровенных желаний было привлечение к научному творчеству детей, живущих вдалеке от ведущих научных центров. Для этого им был основан 18-й физико-математический интернат (ныне школа им. А.Н. Колмогорова), эту же цель, по мысли Андрея Николаевича, должен был преследовать и журнал «Квант». Он должен был дать возможность школьнику, где бы он ни жил, познакомиться с увлекательными физико-математическими материалами, побудить его к занятиям наукой.
При организации журнала Андрей Николаевич и Исаак Константинович сумели подобрать активную и высокопрофессиональную редколлегию и найти квалифицированных редакторов. При этом сами они выступили в роли камертона, написав в первый год несколько статей, послуживших образцами для подражания и задавших общий тон для всего журнала.
Две первые статьи А. Н. Колмогорова в «Кванте» не относились к каким-то изысканным областям высшей математики, а просто комментировали то, что школьники изучали на уроках. Первая статья (опубликованная в самом первом номере журнала) называлась «Что такое функция», вторая, вышедшая во втором номере, была озаглавлена «Что такое график функции».

Но уже для третьего номера Андрей Николаевич написал небольшую, но яркую заметку «Паркеты из правильных многоугольников», ставшую прообразом статей одного из разделов журнала «Математического кружка».

Всего он опубликовал 13 статей в журнале и выпустил две книжки в «Библиотечке «Квант». Одна из его статей (написанная совместно с Федором Варпаховским) была посвящена крупному научному событию – решению проблемы Гильберта Юрием Матиясевичем.

В последние годы своей жизни Андрей Николаевич, несмотря на тяжелую болезнь, продолжал следить за работой журнала. Он ежемесячно собирал у себя дома актив редколлегии, участвовал в отборе статей для очередного номера, критиковал излишнюю трудность задач, вычурность некоторых математических статей, художественное оформление. Чувствовалось, какое большое значение придавал Андрей Николаевич своему любимому детищу…», – рассказывал о маэстро Алексей Сосинский, математик, популяризатор наук.
Под флагом первого в мире научного издания для детей, рассчитанного на массового читателя, сразу же собрались энтузиасты, с одной стороны, сильные ученые, которым был интересен прямой разговор со школьником, с другой — блестящие педагоги, которым хотелось поделиться своими находками не только со своим классом или кружком.
«Квант» в силу разных причин оказывал на некоторых окружающих и …раздражающее воздействие. Но благодаря главному редактору Иосифу Кикоину он походил на «локоть, который не укусишь». Поэтому задача раззадоривала даже недоброжелателей – «пусть попробуют».
Приблизительно в это же время на заседании редакции с целью привнесения разнообразия в имеющиеся рубрики и для оживления собственно материалов было решено, что время от времени в издании будут появляться интервью с интересными людьми (известными в стране физиками и математиками), которые будут готовиться членами редколлегии, а не просто журналистами.
Такими собеседниками стали академики Андрей Колмогоров, Андрей Ершов, Сергей Новиков, Владимир Арнольд, Юрий Осипьян, Андрей Боровик-Романов, Виктор Маслов, Израиль Гельфанд, Роальд Сагдеев, Сергей Никольский, Олег Белоцерковский, Анатолий Логунов.
Также велись встречи и с медиаличностями не из мира науки, например, международным гроссмейстером Михаилом Талем или же помощником президента РФ Георгием Сатаровым.
При журнале публиковалась «Библиотечка «Квант» — серия научно-популярных книг физико-математической тематики, в 1980—1992 годах выпускавшаяся главной редакцией физ.-мат. литературы издательства «Наука», а с 1993-го  — издательством «Бюро Квантум». Серия была основана для школьников старших классов, имеющих достаточную подготовку в области знаний. Хотя первые номера явились переизданиями существовавшей ранее научно-популярной литературы, в дальнейшем серия писалась специально для «Библиотечки». Изначально она существовала как приложение к журналу «Квант», хотя материалы поступали лишь в розничную продажу и никогда не распространялись по подписке.

Для выпуска книг была создана специальная редколлегия, в которую входили крупнейшие ученые, в том числе нобелевский лауреат Петр Капица и будущий нобелевский лауреат Алексей Абрикосов. В первоначальном ее составе председателями были все те же Исаак Кикоин и Андрей Колмогоров. Ученым секретарем назначен Иосиф Слободецкий (бессменный руководитель раздела «Задачник «Кванта» по физике), а после его гибели — Лев Асламазов.

Нестареющие содержание журнала: статьи по математике и физике, интервью, история и новости науки, задачник «Кванта» (задачи по математике и физике с решениями), «Квант» для младших школьников, факультативы и кружки по предметам, «Лаборатория «Кванта», искусство программирования, практикум абитуриента, олимпиады, игра и головоломки, шахматная страничка, «Квант» улыбается», «Ученые обращаются к молодежи».

Также публикуются фантастические повести и рассказы, «Физические» игрушки» и рубрика «Уголок филателиста».

По оценке экспертов ЮНЕСКО в 1985 году «Квант» признан уникальным в своем жанре журналом.
До начала 1990-х он выходил ежемесячно, а тираж колебался от 250 до 350 тыс. экземпляров, но затем количество резко сократилось до 5 тыс. с периодичностью выхода раз в два месяца.
Ни о какой поддержке науки и образования со стороны разрушенного государства не могло быть и речи, не говоря уже о журнале. Многие ученые, не видя для себя перспектив, уезжали на запад. Так «Квант» начал терять своих первых коллег. Само его существование встало под вопрос. Страна не давала гарантий на будущее, централизованная подписная кампания на издание подвисла в воздухе, стали возникать проблемы с помещением.
Решающее для его поддержки участие принял академик Юрий Осипьян, в то время вице-президент Академии наук. Своей властью он предоставил в московском офисе ИФТТнеобходимые комнаты для размещения сотрудников редакции. Штаб-квартира журнала с тех пор обосновалась на Ленинском проспекте, 64-А. Несколько раз маэстро удавалось убеждать руководство АН в необходимости выделения пусть небольшой, но реальной материальной помощи. При поддержке Президиума, существенно опираясь на опыт совместного с партнерами из США выпуска англоязычного журнала Quantum (в период потепления отношений между СССР и США в конце восьмидесятых, по инициативе американской стороны в лице Национальной ассоциации учителей естественно-научных дисциплин, Американской ассоциации учителей физики, Национального совета учителей математики был запущен международный проект по совместному выпуску на английском языке в бумажном варианте журнала Quantum), ученые-сотрудники вывели из-под теряющего на глазах силы государства разлетающийся «Квант» — возникло самостоятельное малое предприятие «Бюро Квантум» — новый его издатель.
«Произойди чудо, и доведись мне сегодня встретиться с ИКК (Кикоиным. – Прим. авт.), не на все из поставленных создателем журнала «Квант» вопросов я бы легко нашел ответы. Особенно когда речь заходит о тираже, которы, по сравнению с лучшими из кикоинских времен упал почти в 100 раз. Но хочется надеяться, что в целом, с учетом всех имевших место катаклизмов, ИКК остался бы нами доволен. По крайней мере все эти годы и редколлегия, и редакция, претерпев неизбежные изменения как по числу, так и по составу старались делать все возможное, а иногда и на грани возможного, чтобы журнал «Квант» оставался верен тем принципам, которые в него заложил ИКК. До сих пор ничего даже близко похожего на журнал «Квант» ни в одной стране мира не появилось. Прямые и косвенные подтверждения этому неоднократно приходилось слышать от руководителей команд школьников на международных олимпиадах по физике и математике, из заявлений официальных лиц на других представительных международных форумах деятелей науки и образования. А ведь кто, как не они, первыми улавливают состояние грамотности подрастающего поколения у себя в стране в области естественно-научных дисциплин, посылают при необходимости тревожные сигналы наверх, путем продвижения изданий, переводов наиболее удачных книг, пособий, журналов, всесторонне способствуют росту общественного интереса к науке», – Сергей Кротов, редактор журнала, профессор кафедры общей физики и магнитоупорядоченных сред МГУ.
В конце XX века главным редактором ежемесячника стал замечательный физик Юрий Осипьян, важную роль в продолжении академической традиции в эти годы сыграл профессор физфака МГУ Сергей Кротов. У издания были непростые времена, но оно никогда не переставало выходить. Сегодня его учредители – Математический институт РАН (директор — академик Валерий Козлов), Физический институт РАН (директор — академик Геннадий Месяц), вся Российская академия наук считают журнал своим приоритетным делом — окном в будущее для детей России.
Принципиально новые возможности для журнала открыл интернет. На сайте можно найти выпуски за все годы, как и выпуски «Библиотечки «Квант» и другую литературу по математике и физике: kvant.mccme.ru

«Бюро Квантум» – постсоветский издатель журнала «Квант». Именно тогда дополнительные гонорары, получаемые от «иностранца» за статьи и задачи, за художественное оформление, компьютерный набор и первичный перевод на английский язык материалов, сыграли свою позитивную роль. За это время сотрудники редакции имели возможность участия и в международных обменах делегациями учителей и учащихся. Тринадцать лет существования ставшего известным по всему миру журнала Quantum – побратим «Кванту» принесли свою безусловную пользу. И все благодаря тому, что когда-то, в начале 1970-х, было начато уникальное дело, которое по достоинству было впоследствии оценено на Западе, и вылилось в 66 уникальных как в содержательном, так и в художественном плане печатных изданий (годовые подшивки которых украшают многие «ученые» полки). Несколько раз за эти 13 лет ассоциация американских журналистов присуждала Quantum как лучшему научно-популярному изданию года свою ежегодную премию. Сегодня это уже история …
Несколько лет именно Quantum переиздавался на греческом языке.
Во Франции были выпущены два сборника избранных статей из «Кванта».
В 1999 и 2002 гг. Американское математическое общество опубликовало Kvant Selecta — три тома переводов избранных статей из «Кванта» по алгебре, анализу и комбинаторике (под редакцией Сергея Табачникова).
В 2010 году были достигнуты договоренности об издании турецкой и испанской версий.
Специальный приз премии «Просветитель» 2021 года получила «Библиотечка «Квант» «за многолетнюю, последовательную, высокопрофессиональную работу по развитию интереса и мотивации школьников в области математики и физики».
В отличие от его авторов и редколлегии журнал не стареет: многие материалы двадцатилетней и тридцатилетней давности не только полезно, а даже необходимо прочитать каждому, кто изучает математику и физику.
За эти годы «Квант» адаптировал свой формат, подравнявшись под зарубежных партнеров. Изменился его дизайн, качество принта, красочность. «Побелела» бумага, оказавшись на рынке печатной продукции. Неизменными остались требования к уровню публикуемых выпусков. Хотя серьезно поредел состав авторов, прошли времена, когда редакционный портфель невозможно было застегнуть. Но редакция старается хранить огонь, зажженный Иосифом Кикоином и Андреем Колмогоровым. В память о легендарных основателях журнала на его титульном листе из номера в номер печатается состав той первой редколлегии.

Помимо бумажного варианта появился полноценный электронный сайт и самостоятельный образовательный портал на его основе. Весной 2007 года вышел первый тираж полного электронного архива издания на DVD. Практически все материалы включены в Единую электронную коллекцию учебных, образовательных и научно-популярных публикаций, создаваемую по инициативе Министерства образования и науки России.
Жизнь «Кванта» продолжается, а значит, жива и благодарная память о его уникальных родителях – академиках Исааке Константиновиче Кикоине и Андрее Николаевиче Колмогорове. А ученые читатели журнала пусть будут достойны ее.

«Недоросль» – с этим словом ассоциируется Денис Иванович Фонвизин и сакральное «не хочу учиться, хочу жениться». Изречение меткое, но не про них, его героев. Потому что этим нарицательным именем называется очень интересный журнал – за несколько лет своего вдохновенного существования из недоросля он вырос в настоящего профессионала.
Итак, с чего все началось. Да в принципе с того же, с чего начинается почти все в России – с группы энтузиастов, обратившихся в региональную общественную организацию «Творческое объединение ЮНПРЕСС» с целью сделать издание для детей особенного образца, дотоле не выпускавшееся ни одной даже самой смелой типографией.
Воспитание ребенка является важной проблемой, и одним из действенных средств является созидательная работа, к примеру, литературная или журналистская, где можно не только писать тексты, но и фотографировать, ездить на встречи с интересными людьми. Как вариант достижения всего этого – пресса, не только сделанная для ребенка коллективом профессиональных корреспондентов и редакторов, но и разработанная при его участии командой таких же подростков, как и он сам. Именно такую возможность дало детям 1991 года, последнего года существования СССР, литературно-художественное издание «Недоросль»,полностью написанное и нарисованное детьми и для детей…

Ребята сами сочиняли тексты, занимались художественным оформлением, работали с компьютером. Молодость не терпит рамок, а потому и официальное «начальство» у юных репортеров отсутствовало. Среди разделов журнала были сказки, басни, ужастики, строки из школьных сочинений.
В 1990-е он был очень популярен среди подростков, поскольку имел литературную направленность. География распространения – РФ и СНГ. Тематически относился к разделу «Молодежные издания и издания для детей», так как предполагаемой аудиторией являлись ребята школьного возраста (авторам и героям публикаций было от 6 до 17 лет) и их родители. Журнал выходил совокупным тиражом в 5 тыс. экземпляров. В системе распространения обращался через подписку и розничную продажу. Являлся по красочности полноцветным выпуском, поступающим в печать три раза в год.
В 1996 году был признан лучшим детским литературным журналом.
До 2001-го выпускался лишь в бумажном, традиционном варианте. С 2001 года ушел в интернет-версию.
Сайт представляет собой большой, но красочно оформленный и грамотно выполненный архив номеров от 1992 (начало выпуска) по 2009 г., когда проект был приостановлен.
Дети – корреспонденты выпусков: Ира Долматова, Зина Юрчишко, Коля Вартанов, Даша Круглова, Катя Чуракова, Настя Мазлова, Слава Докучаев, Илья Ляукин, Карине Пилосян, Тоня Манучарова, Аня Подгаевская, Нина Хорева, Вера Пузакова, Аня Шарапова, Илья Рихтер, Миша Пишенцев, Таня Данилова, Костя Данилова, Гоша Кулешов, Маша Петухова, Андрей Сеславин, Георгий Казачков, Дима Кулебякин, Таня Панюкова.
Многие юнкоры, создававшие журнал под легким руководством взрослых, стали писателями и поэтами, журналистами и преподавателями университетов.
Например, Таня Панюкова (Татьяна Анатольевна Панюкова) – кандидат физико-математических наук, доцент кафедры «Экономико-математические методы и статистика» Южно-Уральского государственного университета. Является автором более 50 научных публикаций (в том числе пяти книг) и разработчиком пяти зарегистрированных программ для ЭВМ.
О корреспондентке Даше Кулеш известно, что в шестнадцатилетнем возрасте она прекрасно совмещала учебу в школе с работой редактора «Недоросля». Отлично рисовала, пела и писала стихи. «Мне очень хотелось, чтобы дочь нашла себя, поэтому с раннего детства я предлагала ей разные варианты интересных занятий, — рассказывает Дашина мама Лидия Юрьевна, — это повлияло и на круг ее общения: все ее друзья — ребята увлеченные».
Редколлегия издания состояла из редактора-консультанта Лены Чурмаевой, художественного редактора Оли Кобзенко, выпускающих редакторов Зины Юрчишко и Даши Кулеш, корректора Константина Подымы, подготовителей оригинал-макета Людвига Быстроновского и Александра Коротича.
Из «взрослых» за издание были ответственны Ирина Викторовна Редько – представитель молодежи межрегионального совета «Центральный», главный редактор газеты «Нет проблем?!» и председатель Тульской городской «Лиги юных журналистов», редактор и webmaster электронной версии детского литературного журнала «Недоросль» Елена Николаевна Ястребцева. Слово ей предоставлено из интервью, проведенном Ульяной Кутузовой: «Название свое журнал получил… от самого, можно сказать, Фонвизина, который когда-то написал пьесу под таким названием. Слово «недоросль» во времена автора пьесы обозначало любого дворянина, не достигшего совершеннолетия. Сегодня, скорее, этим словом иногда называют теперешних «несовершеннолетних», которые не любят читать хорошие книги и писать грамотно.
Я пришла в ЮНПРЕСС, одним из проектов которого был журнал «Недоросль», по приглашению Сергея Борисовича Цымбаленко в конце 1992 года, когда уже был издан первый выпуск журнала. Пришла в качестве организатора дальнейшей работы журнала и консультанта юных литературных дарований, которые и должны были стать его авторами и создателями. Идея существования такого журнала для творческих ребят замечательна, что и подтверждается созданием в последующие годы в некоторых городах детских редакций под тем же прославленным Денисом Ивановичем Фонвизиным названием «Недоросль» (например, в Нижнем-Новгороде и Великом Новгороде. – Прим. авт.).
Журнал был полностью написан и нарисован детьми и подростками, и его целевая аудитория была тоже детская. Содержание наполнено литературными опусами ребят разного школьного возраста – стихами, художественной прозой, интервью с писателями, публицистическими заметками, литературными викторинами и шутками. Этот журнал писали литературно-ориентированные или литературно-одаренные дети и подростки. Но работать в журнале приходили разные ребята, с разными интересами. Всем находилось здесь дело. А вот главных редакторов было немного за время существования журнала – Нина Королева, Даша Кулеш. Ответственных за отдельные рубрики было значительно больше. Среди интересных художников, чаще всех оформляющих и иллюстрирующих журнал, –  Белла Прибылова, Алеша Шаболдин… Все они – мальчики и девочки были очень талантливые.
Набор текстов осуществляли тоже ребята, а вот верстку журнала помогали им делать студенты первых курсов МГУ Максим Нелюбин, Людвиг Быстроновский.
Когда ребята, работавшие в журнале, заканчивали школу, их провожали «на пенсию», но многие оставались консультировать юных писателей и поэтов.
Рубрики в журнале были постоянные и временно существующие. Многое в их появлении и существовании зависело от интересов и предпочтений самих ребят, приходивших в журнал. Рубрику «Муза не пролетала?» вела талантливая, очень интересная девочка Даша Круглова, «Загадки языка» – Дима Кулебякин, «Душа поет и плачет…» – Катя Чуракова, Настя Мазлова, Слава Докучаев. «Рассказы на страницах журнала «Недоросль» собирались ребятами Ильей Ляукиным, Карине Пилосян, которые сами также были авторами многих работ. Рубрику «Дай, Джим, на счастье лапу мне…», где размещались рассказы, стихи, интересные факты о животных, также велись ребятами.
Ребята внимательно читали все письма, приходившие тогда по почте, поэтому в журнале появилась рубрика «Нам пишут», которую вели дежурные редактора Настя Цымбаленко, Ирина Редько. Потом эту рубрику заменил сам Митрофанушка, от лица которого писались вступления к журналу, где комментировались письма мальчишек и девчонок.
Лишь одна постоянная рубрика «Игра в классики» писалась взрослым чудесным человеком, уже ушедшим от нас – Константином Подымой, который рассказывал читателям о детстве известных писателей и поэтов.
Многое в появлении рубрик зависело от присылаемых из других городов и сел или написанных московскими ребятами литературных работ. Работы выносились на суд редакции, которая, как правило, принимала окончательное решение по возможности публикации работы в журнале вообще. В случае споров окончательное решение принималось главным редактором.
В какой-то момент мы создали при журнале для творческих ребят литературную студию «Митрофанушка», консультантом которой стала Екатерина Яковлева.
Интервью с известными людьми, писателями и актерами организовывали сами ребята, которым это было интересно или у которых была возможность это сделать. В какой-то момент дело организации интервью с интересными людьми взяла в свои руки Нина Хорева.
Когда-то Нина Хорева задала в интервью, опубликованном в журнале «Недоросль», хороший вопрос Армену Джигарханяну про прошлое и будущее, про разницу в поколениях: «…Какие преимущества времени в вашем детстве и в нашем? Какие качества хороши у молодежи вашего и нашего времени?» Армен Борисович по-своему ответил на этот вопрос. По прошествии почти 20 лет с того момента, попытаюсь сама ответить на этот вопрос…
В моем детстве 1950–1960 гг. было много веселых командных игр во дворе, много книг в домашней библиотеке в бумажных переплетах, зачитанных до дыр, много друзей, с которыми ходили на лыжах, катались на коньках, вместе переплывали реки, вместе учились танцевать и петь, вместе радовались чему-то и вместе над чем-то плакали. Мы все были немножко наивны и наполнены большими надеждами на будущее. Было много возможностей для физического и творческого развития. И это–- преимущество моего времени.
Сегодня много в жизни ребят компьютеров, смартфонов с их общением, знакомствами, виртуальными путешествиями, поиском информации, играми, чтением е-книг и даже интернет-обучением, возможность формулировать и оставлять свои мысли в виде постов в блогах, статей на сайтах, видео на YouTube, быть в курсе мировых проблем, сопереживать людям из разных стран – это я отношу к большому преимуществу нынешнего поколения.
Как-то приезжал в Россию очень известный французский киноактер-комик Пьер Ришар, сыгравший в таких фильмах, как «Высокий блондин в черном ботинке», «Укол зонтиком»». В 1998 году он принял участие в фестивале детского творчества «Москва приглашает друзей», где провел мастер-класс и встретился с детьми. Команда от «ЮНПРЕССа» принимала участие в этой встрече. И, конечно, подготовилась ней.
Ребята решили открыть «памятник» Пьеру Ришару в Москве. Даша Кулеш, в то время главный редактор журнала, написала на французском языке стихотворную речь на это шутливое открытие. Дима Мусатов – бард и поэт журнала, стоял на заранее подготовленной табуретке в одном черном, а в другом желтом ботинках, держа в руке зонт-трость, накрытый белой тканью. Надо сказать, что в то время Дима чем-то сильно напоминал великого актера – кудрявой светлой шевелюрой, прекрасной улыбкой, всегда широко открытыми ясными глазами… Открытие (была сдернута с «памятника»-Димы простыня после прекрасной речи Даши) состоялось под бурные аплодисменты собравшихся и навернувшиеся слезы великого актера, который узнал в Диме самого себя!
Чтобы возродить такой журнал для литературно одаренных подростков, было бы неплохо, если бы такой проект, который позволял бы творчески самовыражаться ребятам на веб-страницах, получил поддержку от государства или от одного из некоммерческих фондов. Ну, а для написания, организации и проведения такого проекта в жизнь, нужно только желание нескольких взрослых, умеющих работать с подростками и ценящих их способности и таланты!»
Из интервью (с Ульяной Кутузовой) Дмитрия Мусатова: «ЮНПРЕСС» – это удивительное место. Творческая искорка разгорается в пламя, так как большего количества юных журналистов, поэтов, художников в одном месте я просто никогда не видел! А творческий пример сам по себе заразителен. Каждую пятницу было действо–- литературный кружок журнала «Недоросль». Мальчишки и девчонки садились в круг в зале при входе на второй этаж, приносили черный ароматный чай из редакционной комнаты, разливали его по кружкам и переносились в мир историй. Все поочередно зачитывали стихи, рассказы, сказки, декламировали поэмы, хокку… Творческое возбуждение порой достигало таких высот, что муза посещала кого-то из ребят прямо в ходе литературного кружка. Мы жили от пятницы до пятницы, хотя нет, мы жили только в пятницу! Первый круг слушателей и критиков, первая аудитория которая тебя услышит. Часто прямо из литературного кружка рукопись попадала в материалы подборки в номер для возможной публикации – прямиком в редакционную комнату… в мир славы и профессионального роста.
А пришел я после того, как по телевидению приглашали талантливых детей позвонить в «ЮНПРЕСС». А я песни писал с 9 лет. И, конечно же, без ложной скромности, но вспотевая от волнения, я позвонил и меня пригласили прийти в пятницу. Вот я и пришел, с гитарой и в зимней охотничьей шапке.
Творческие ребята приезжали из ближних и дальних уголков страны, и с севера, и с востока, и с южных побережий – отовсюду. И читатели были по всей стране, по подписке журнал получали. Помню, юнпрессовцы побывали и на первых Всемирных юношеских играх, и на заводе подводных лодок на севере страны, и на российском паруснике «Седов» жили, и кинофестивали освещали, и Кремль исследовали, и живой памятник Пьеру Ришару ставили, а сам французский актер его открывал… только в космос не летали. Хотя в ЦУП ездили! В «ЮНПРЕССе» невозможного нет!
Чтобы возродить журнал для литературно-одаренных подростков, надо опять пригласить всех мальчиков, девочек, юношей и девушек до 18 лет, которые считают себя талантливыми, позвонить по такому-то телефону в молодежную редакцию, где есть журнал, написанный и нарисованный детьми для детей, молодежная газета, группа тележурналистики и веб-портал! Просто намекнуть об этом с экрана телевизора! Хлоп–- появятся авторы. Проштудировать премии, гранты и иные формы поддержки молодежных изданий как в нашей стране, так и за ее пределами. Базу данных подписки начать собирать. Приготовить черный чай с сахаром и сушками. Отловить Митрофанушку. Вроде все. Но если однажды люди создали это чудо, то они смогут его повторить. Найти и не сдаваться! Дерзайте! :)».

На этой последней истории последней весны СССР мы заканчиваем обзор советской прессы для детей. В далекие годы не было вездесущего интернета, но информационного голода растущее поколение не испытывало. Все самое важное и интересное находилось для него в книгах, передачах и периодических изданиях. Каждая советская семья получала несколько наименований журналов и газет. Выход нового любимого номера юные граждане Страны Советов отслеживали с нетерпением. Каталог союзной прессы представлял собой весьма увесистый фолиант, где, кроме порядка восьми тысяч газет, были указаны подписные индексы на несколько сотен журналов. В конце каждого года все «общественные ячейки» были вовлечены в очень важный процесс – оформление годовой подписки на советскую периодику. Взрослые заказывали свои «новости» и «развлечения», а для ребятишек обязательно «ангажировали» детскую подписку, которую те караулили у почтовых ящиков или в учебных классах (те, кто не мог позволить себе этого, ходили в библиотеки). И названы эти добрые познавательные листки и книжечки были не импортными буквами Tom&Jerry или Barbie, а обыкновенными русскими словами. 

Некоторые (наиболее типичные) комментарии к ДЗЕН-публикациям о детских советских изданиях

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ ИМЕЕТ ДАВНЮЮ И БОГАТУЮ ИСТОРИЮ
— В моем детстве «Мурзилка» и «Веселые картинки» были самой главной корреспонденцией: дедушка работал на заводе и вечерами приносил свежий хлеб и газеты, а мне – иногда детские журналы. Это было просто здорово! До сих пор их ищу в интернете и глазею.
Свой первый детекторный приемник смастерил со схемы и описания журнала «Юный техник», была зима 1974 года и программа «Для тех, кто не спит», помню песня с альбома «АББА», моя мама сказала…. Было мне 12…. С тех пор тяга к радиотехнике….
Я читала журнал «Пионер». До сих пор вспоминаю и ощущаю, как пахли страницы каждого нового номера. Так много было в нем интересного – на любой подростковый вкус для правильного развития личности. Я помню даже повести Владислава Крапивина, которые только выходили в мир. Это такое счастье! Жаль, что у многих современных подростков не будет таких воспоминаний.
«Трамвай» был потрясающе прекрасен! А еще были «Юный художник» и «Сделай сам».
– «Колобок» – мой самый любимый журнал. Каждый новый его номер в киосках для меня тогда был просто даром Небес.
– Прекрасный журнал «Веселые картинки»! Я по нему самостоятельно в четыре года научился читать.
А еще журнал «Мишка»! Великолепный журнал! Очень жаль, что продержался недолго. Я выписывала его для сына. Многие рассказы из него помню до сих пор! 
– В общем, классный это был журнал, «Юность». Спасибо деду, когда-то раз и навсегда его подписавшему. Спасибо родителям, что сохранили эту подшивку. И людям, этот журнал создававшим. Он здорово мне помогал, и далеко не только в учебе».
– Помню, мне, как и каждому пионеру, выписывали газету «Пионерская правда» за 1 руб. 8 коп. в год. Один номер стоил… 1 коп. И я в 1963 году каждый номер ждал с интересом: печаталась новая повесть Волкова «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» с продолжением. Впрочем, сейчас дети и за 1 копейку ничего читать не будут, «эпоха другая», как говорится.
– Про приключения Какашки тогда никому в голову не пришло бы писать. Материалы для детей были качественными и познавательными. «Технику молодежи», кстати, с 4–5 классов очень интересно было читать.
Я не Плюшкин, но несколько номеров «Веселых картинок» 1967–1968 гг. остались. «Пионер» уважали все. Кстати, там вышла впервые пилотная версия «Гарантийных человечков». А «Юность» храню подписку 1977–1981 год целиком. Кстати, «Вам и не снилось» перечитываю до сих пор.
– Я перечитала все подшивки «Юного натуралиста» в сельской библиотеке, ориентировалась по фото на обложке.
– Где бы купить старых журналов? …

 Я счастлив, что вырос в Советском Союзе,
Познав, проживая в обычной семье,
Вкус детства, похожий на сладость арбуза,
Цвет детства на солнце на школьной скамье.

Мы были тогда лучше всех на планете,
В космических далях и вольной степи,
Под солнечным небом советские дети,
Росли будто звенья единой цепи.

Мы вместе из школы ходили в походы,
Играли в «Зарницу» в полуденный зной,
И 1 мая на праздник Свободы,
Готовились выйти с огромной страной.

Мы вместе учились, дружили, взрослели,
И знали, что будем народу нужны,
Мы строили планы и видели цели,
В годах тридцати от последней войны.

Я счастлив, что вырос в Советском Союзе,
Познав, проживая в обычной семье,
Вкус детства, похожий на сладость арбуза,
Цвет детства на солнце на школьной скамье.

                                           Александр Артемьев

 Попурри из детских песен советской эпохи. Исполняет БДХ имени Виктора Попова, дирижер Георгий Журавлев, запись с концерта из ЦДМ, Москва, 25 апреля 2023 г.

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также:Без рубрики