Русская традиционная и светская музыка. Поет камерный хор Vivat.

Этот диск составлен из наследия русских и советских авторов традиционной и светской музыки, в нем представлены песнопения малознакомых, но при этом очень интересных мастеров-соотечественников. Исполнит эти редкие произведения все тот же камерный хор Vivat, художественный руководитель засл. арт. России Игорь Журавленко, хормейстер Дмитрий Иванович Шмелев.

1 часть. Славянская обрядовая музыка глазами русских и советских композиторов.

Кант «Вечная весна». Музыка Василия Тредиаковского, текст Василия Тредиаковского, исполняют вокальный ансамбль детского Дома культуры «Москворечье» и камерный хор Vivat. Песня звучит на русском языке.


Василий Кириллович Тредиаковский — русский поэт, переводчик, филолог и композитор XVIII  века, один из основателей силлабо-тонического стихосложения в России. Впервые ввел в арсенал русских стихотворных размеров шестиметрие. Впервые в родном языке разделил литературу на поэзию и прозу и ввел эти понятия в русскую культуру и общественную ментальность. Его интересы в области метрики стиха также сопрягались с композиторской деятельностью, главным образом это была кантовая музыка, изучением которой он занимался прицельно по различным регионам империи. Это старинная многоголосная духовная либо светская песня для вокального ансамбля или хора, как правило, без инструментального сопровождения. Кант получил распространение в России, в том числе на территории современной Украины и Белоруссии, с середины XVII до конца XVIII века.

Вечная весна тамо хранит воздух чистый,
Небо кажет светлейте цвет очам свой истый.
Цветы во всяко время там не увядают,
И на всякий час новы везде процветают.

Два дуэта из Полоцкой тетради. «Цяжко ж то маему сэрцу. Дзяучынанька, галубонька». Музыка Василия Тредиаковского, исполняют вокальный ансамбль детского Дома культуры «Москворечье» и камерный хор Vivat. Песни звучат на белорусском языке.

Любовный кант  «Межи горами». Обработка Василия Тредиаковского, исполняет камерный хор Vivat. Песня звучит на белорусском языке.

 

Украинская щедровка «Нова рада стала». Обработка Кирилла Стеценко, исполняет камерный хор Vivat. Песня звучит на украинском языке.


Родился Кирилл Стеценко в селе Квитки на Киевщине в многодетной семье маляра-самоучки. От отца будущему композитору передались способности художника, а от матери и старших сестер — любовь к музыке. Так народная песня и рисование с детства вошли в его жизнь, и до последних дней он остался верным этому выбору. С 1892 года учился в рисовальной школе Николая Мурашко и Софийской духовной бурсе в Киеве. С  1899 года пел в хоре Николая Лысенко, в котором позже трудился помощником дирижера. По окончании Киевской духовной семинарии учился в Музыкально-драматической школе Лысенко, там был арестован за участие в общественной деятельности и выслан в донский Александровск-Грушевский. В 1908 году вернулся из ссылки и преподавал вокал в Белой Церкви и Тырнове. В 1911 году получил парафию на Подолье, с 1917-го работал в Киеве в музыкальном отделе Министерства образования. Организовал Первый киевский народный хор, две путешествующие капеллы, на основе которых впоследствии возникла знаменитая «Думка».  В своем творчестве и деятельности Стеценко был продолжателем национального направления украинской музыки, которое было начато Николаем Лысенко. Его искусство, адресованное простому народу, всегда было связано со словом: он отдавал преимущество хоровым, вокально-инструментальным, оперным жанрам, музыке к театральным представлениям и обработкам народных песен.
Одна из таких обработок представлена на нашем диске. Это очень известная колядка, ставшая таковой благодаря автору, и мало кто знает, что ее мотив дошел до нас с такой мелодической линией именно под пером Кирилла Стеценко.

Зима в самом разгаре. Вот-вот наступит первый свят-вечер, коляда, затем Рождество. И самая популярная на Украине колядка «Нова радість стала» скоро зазвучит в каждом доме. Это одна из самых известных украинских песен, где религиозные мотивы сочетаются с народным творчеством: «Де Христос родився, з Діви воплотився, як чоловік пеленами убого повився». С упоминанием Господаря связан канонический текст произведения. Хор Vivat представляет редкую, не адресованную к религии версию текста, в котором слушатель получает обычное поздравление с новогодними праздниками.

Нова рада стала,
Яка не бувала.
Над землею зоря ясна
На весь світ засяла.

В ясный вечер новорічний
Шлем вам побажання:
Буть здоровим, жити вiчно,
Стрічать зірки ранні.

 

«Возмой, туча». Музыка Алексея Ларина, слова народные, исполняет камерный хор Vivat, солистки Ася Бурдо и Клара Судакова.


Ларин Алексей Львович – композитор, педагог, музыкально-общественный деятель. Член Союза композиторов РФ, лауреат международных и всероссийских конкурсов. Заслуженный деятель искусств РФ. Профессор, заведующий кафедрой композиции и инструментовки Российской академии музыки имени Гнесиных. Родился в 1954 году в Саратове. В 1971 году окончил Московскую капеллу мальчиков, в 1976-м – Государственный московский педагогический институт (ныне РАМ) имени Гнесиных (класс композиции профессора Николая Пейко), в 1979-м там же ассистентуру-стажировку. С 1978 года преподавал композицию, инструментовку, чтение партитур, историю оркестровых стилей, основы хорового письма в ГМПИ имени Гнесиных, с 1998 года – профессор.
Важнейшая область творчества композитора, высоко ценимая исполнителями, – хоровая музыка. Владимир Минин: «Среди композиторов среднего поколения немного найдется творцов, которые бы столь плодотворно и целеустремленно сочиняли в жанре хоровой музыки, жанре, важном для слушателей, жанре, традиционно национальном». Владислав Чернушенко: «Всегда привлекало в его композиторской направленности родниковое присутствие народно-песенного начала, не прилепленное сбоку, а этакая нутряная жилка, естественно сродненная с оригинальной музыкальной речью. Мало кто из современных композиторов столь разнообразно и масштабно проявил себя в исконно национальной для России сфере хоровой музыки. Алексей Ларин занимает здесь особое место». «Возмой, туча» – хоровая фреска в духе песен эпохи крестьянских войн и восстаний XVII века. Традиционное для бунтарских песен мощное хоровое звучание, неспешное развертывание подголосочной ткани в стиле русского протяжного многоголосия сочетаются с резкими диссонирующими аккордами.

 

«У во ключика» из «Русского концерта». Музыка Валерия Калистратова, слова народные, исполняет камерный хор Vivat, солистка Валентина Костецкая.


Валерий Юрьевич Калистратов — советский и российский хоровой дирижер родился 7 июня 1942 года в городе Белорецке Башкирской АССР, умер 3 января 2020 года в возрасте 77 лет. Профессор кафедры хорового дирижирования Московской государственной консерватории имени Петра Ильича Чайковского. Окончил МГК в 1970 году по классу хорового дирижирования Бориса Тевлина, в 1974 году — по классу композиции Альберта Лемана. Был художественным руководителем Государственного академического русского народного хора имени Митрофана Ефимовича Пятницкого. В 1959—1966 годах  преподаватель музыкальной школы, концертмейстер. С 1966 года — художник-руководитель академического хора Народной певческой школы при Центральном Доме работников искусств.
«У во ключика» – лирический центр хорового цикла «Русский концерт». Многократное варьирование двух переплетающихся попевок создает подлинно народный характер свадебного девичьего распева.

 

«Бела румяна». Музыка Вадима Салманова, слова народные, исполняет камерный хор Vivat.


Вадим Николаевич Салманов – выдающийся советский композитор, автор многих симфонических, хоровых, камерных инструментальных и вокальных произведений. Его оратория-поэма «Двенадцать» (по Александру Блоку) и хоровой цикл «Лебедушка», симфонии и квартеты стали подлинными завоеваниями советской музыки.
Салманов рос в интеллигентной семье, где постоянно звучала музыка. Его отец был хорошим пианистом и в свободные часы играл дома сочинения широкого круга композиторов: от Баха до Рахманинова. Заметив способности сына, отец начал приобщать его с шести лет к систематическим занятиям музыкой. Однажды, побывав на концерте Эмиля Гилельса, взволнованный услышанным, будущий композитор принял решение посвятить себя музыке. В 1936 году Салманов поступил в Ленинградскую консерваторию в класс сочинения Михаила Гнесина и инструментовки – Максимилиана Штейнберга. Воспитывался в традициях славной петербургской школы (что наложило отпечаток на его ранние сочинения), но вместе с тем жадно интересовался современной ему музыкой. С началом Великой Отечественной войны автор уходит на фронт. Его творческая деятельность возобновляется с 1951 года и длится вплоть до последних лет жизни как педагогическая работа в Ленинградской консерватории. Широкое признание получили хоровые сочинения Салманова, в которых гармонично претворяются элементы русского фольклора. Он один из композиторов, возродивших жанр хорового концерта и наполнивших его новым содержанием.
Обработка народной песни «Бела румяна» сделана Салмановым в стиле русской подголосочной полифонии.

 

«Ай, конь бежит». Музыка Татьяны Смирновой из цикла «Северные песни», слова народные, исполняет камерный хор Vivat.


Смирнова Татьяна Георгиевна  — советский и российский композитор, пианистка, педагог и просветитель. Родилась 30 марта 1940 года в Ленинграде, провела всю войну в блокадном городе. Татьяна Смирнова с отличием окончила фортепианное отделение Академического музыкального училища при Московской консерватории, Московскую государственную консерваторию по специальностям фортепиано (1965, класс Якова Зака) и композиция (1968, класс Евгения Голубева). Занималась также в классе Юрия Шапорина. Заслуженный деятель искусств РСФСР, профессор Московской консерватории имени Петра Ильича Чайковского. Дипломант международного конкурса пианистов имени Роберта Шумана (Германия, 1963). Автор более 500 произведений оперной, симфонической, камерной, хоровой, вокальной музыки.

«Ай, конь бежит» Татьяны Смирновой – игровая зарисовка приезда жениха в дом невесты. Прихотливый несимметричный ритм, удачно введенный северный прицокивающий говор, образный финал, имитирующий колокольный звон, рождают ощущение достоверности северного народного стиля.

 

2 часть. Хоровая тетрадь Сергея Танеева на стихи Якова Полонского. 

«Двенадцать хоров», соч. 27. Музыка Сергея Танеева, текст Якова Полонского, исполняет камерный хор Vivat.

Яков Петрович Полонский родился в семье бедного чиновника в 1819 году в Рязани. Окончил гимназию, после юридический факультет Императорского Московского университета. В студенческие годы будущий поэт очень сблизился с Аполлоном Григорьевым и Афанасием Фетом.
Под их влиянием в журнале «Отечественные записки» в 1840 году опубликовал первое стихотворение — «Священный благовест торжественно звучит…». Участвовал в студенческом альманахе «Подземные ключи» (1841). В это время познакомился с Иваном Сергеевичем Тургеневым, дружба с которым продолжалась до смерти последнего. При содействии Михаила Щепкина, сына знаменитого артиста, по подписке издал в 1844 году свой первый сборник стихотворений — «Гаммы». В 1846 году получил назначение в Тифлис, где до 1851 года совмещал службу помощника канцелярии кавказского наместника и помощника редактора газеты «Закавказский вестник». В начале 1850 года в «Закавказском вестнике» появился раздел «Фельетон», художественные материалы для которого готовил Яков Полонский. Также в газете поэт активно публиковал свои сочинения: статистические данные о климате, населении, природных богатствах Кавказа, этнографические и художественные очерки, фельетоны и этнографические заметки, стихотворения, вошедшие в сборник «Сазандар», первую главу повести «Тифлисские ночи» (1847). Кавказскими впечатлениями навеяны его лучшие стихи, принесшие молодому чиновнику всероссийскую известность.С 1851 по 1859 год сотрудничал с журналом «Современник», редактировал в 1859—1860 годах журнал «Русское слово». Служил секретарем в Комитете иностранной цензуры, в Совете Главного управления по делам печати (1860—1896). В начале 1860-х годов сблизился с Федором Ивановичем Тютчевым. Дружеские отношения поэтов продолжались вплоть до смерти Тютчева в 1873 году и нашли свое отражение в их творчестве.В 1890-е годы Полонский, Майков и Григорович — последние представители словесности 1840-х годов — напоминали петербургскому обществу об ушедшем веке литературных гигантов.

 Танеев был велик и гениален своей нравственной личностью и своим исключительно священным отношением к искусству.

Леонид Сабанеев 

В русской музыке рубежа веков Сергей Иванович Танеев занимает совершенно особое место. Выдающийся музыкально-общественный деятель, педагог, пианист, первый в России крупный ученый-музыковед, человек редких нравственных достоинств, он был признанным авторитетом в культурной жизни своего времени. Однако главное дело его жизни, композиторское творчество, далеко не сразу нашло подлинное признание. Причина не в том, что Танеев — новатор-радикал, заметно опередивший свою эпоху. Напротив, многое в его музыке воспринималось современниками как устаревшее, как плод «профессорской учености», сухой кабинетной работы. Странным и несвоевременным казался его интерес к старым мастерам, Баху и Моцарту, удивляла приверженность классическим формам и жанрам. Лишь позднее пришло понимание исторической правоты автора, искавшего для русской музыки прочной опоры в общеевропейском наследии, стремившегося к универсальной широте творческих задач.
Среди представителей старинного дворянского рода Танеевых встречались музыкально одаренные любители искусств: таким был и Иван Ильич, отец будущего композитора. В семье поддерживали рано обнаружившийся талант мальчика, и в 1866 году он был определен в только что открывшуюся Московскую консерваторию. В ее стенах будущий композитор становится учеником Петра Ильича Чайковского и Николая Григорьевича Рубинштейна — двух крупнейших деятелей музыкальной России. Блестящее окончание консерватории в 1875-м (Танеев первым в ее истории был удостоен Большой золотой медали) открывает перед молодым музыкантом широкие перспективы. Это и разнообразная концертная деятельность, и преподавание, и углубленная композиторская работа.
Композиторской деятельности автора присуща планомерная целеустремленность – он желает практически овладеть сокровищами европейской музыкальной традиции и переосмыслить ее на родной русской почве. Вообще, как полагал молодой композитор, русской музыке недостает исторической укорененности, она должна усвоить опыт классических европейских форм — прежде всего полифонических. Ученик и последователь Чайковского, Танеев находит свой собственный путь, синтезирующий романтический лиризм и классицистскую строгость выражения. Это сочетание очень существенно для стиля Танеева, начиная с самых ранних опытов композитора.
Хоровая музыка  — важная часть наследия Танеева. Композитор понимал хоровой жанр как сферу высокого обобщения, эпоса, философского размышления. Отсюда крупный штрих, монументальность его хоровых композиций. Естествен и выбор поэтов: Федор Тютчев,  Константин Бальмонт, Яков Полонский, в стихах которых мастер подчеркивает образы стихийности, грандиозности картины мира.

Два последних цикла хоров Танеева на тексты Полонского и Бальмонта, безусловно, являются высшим достижением классического стиля русской хоровой культуры дореволюционной эпохи.

Борис Асафьев 

Двенадцать хоров a cappella для смешанных голосов ор. 27 на слова Якова Полонского — цикл хоровых поэм. Таких монументальных, серьезных и объединенных в большую композицию сочинений a cappella русская музыка еще не знала. Концептуальность, яркая контрастность, динамическое развитие образов, масштабность форм позволяют говорить о симфонической природе цикла.
Все стихотворения выбраны из первого тома Полного собрания сочинений Полонского. Читая его, композитор одновременно намечал тексты будущих хоров.
В цикле нет структурных черт целостной крупной композиции, нет интонационно-тематических арок и связей; единство его — прежде всего идейно-образное. Из музыкальных же средств на первый план выступают принципы контраста и обрамления, действующие на разных масштабных уровнях и в разных сферах, в том числе в сфере тональных планов. В музыке преобладают бемольные тональности («На могиле», «Вечер», «Прометей»). Другие, опять-таки бемольные переклички возникают в № 3, 5 и 6 («Развалину башни…», «На корабле» и «Молитва») — здесь выделяются сопоставления до минор — ми-бемоль мажор — фа мажор. Диезные тональности возникают в «отстраняющих» хорах-интермеццо: «Посмотри, какая мгла», «Увидел из-за тучи утес», «Звезды».
Не меньшее значение имеют контрастные сопоставления. Рядом с крупными многочастными хорами стоят более простые и однородные. Так, хор «Развалину башни…» с его неоднократной сменой образов, темпов, метров, тональностей окружают «Вечер» и «Посмотри, какая мгла», выдержанные каждый в одном темпе и не содержащие внутренних контрастов.
В цикле на слова Полонского хоровое мастерство Танеева воплощено ярко и многообразно: в обращении к различным составам, пользовании наиболее хорошо звучащими регистрами, солирующими партиями; многочисленны темброво-колористические находки, позволяющие говорить о своего рода оркестровых эффектах, что соотносилось с особенностями и тенденциями хорового исполнительства того времени.

Вашему вниманию мы представляем шесть хоров из Первой хоровой тетради Танеева. 

«Сто лет пройдет». Музыка Сергея Танеева, текст Якова Полонского, исполняет камерный хор Vivat.

 

«Развалину башни, жилище орла». Музыка Сергея Танеева, текст Якова Полонского, исполняет камерный хор Vivat.

«Звезды». Музыка Сергея Танеева, текст Якова Полонского, исполняет камерный хор Vivat.

 
«Молитва». Музыка Сергея Танеева, текст Якова Полонского, исполняет камерный хор Vivat.

 
«На корабле». Музыка Сергея Танеева, текст Якова Полонского, исполняет камерный хор Vivat.

 
«Вечер». Музыка Сергея Танеева, текст Якова Полонского, исполняет камерный хор Vivat.

 

3 часть. Сороковые роковые.

«Сороковые роковые». Музыка Бориса Кравченко, текст Давида Самойлова, исполняет камерный хор Vivat, солисты Вадим Игрушев и Неонила Щипачева.

Ленинградский композитор среднего поколения Борис Петрович Кравченко пришел к профессиональной музыкальной деятельности в конце 50-х годов. Его творчество отличается широким претворением русских народных ритмоинтонаций, с одной стороны, с другой — обращением к темам, связанным с героическим прошлым нашей страны. Основные жанры, в которых композитор работал в последние годы, — опера и хоровая музыка.
Будущий автор родился 28 ноября 1929 года в Ленинграде в семье инженера-геодезиста. В связи со спецификой профессии отца семья часто на длительное время уезжала в глухие тогда районы Архангельской области, Коми, Северного Урала. Бывал будущий автор и на Украине, в Белоруссии. С тех пор в его память запали народные сказки, предания и, конечно, песни. Были и другие музыкальные впечатления: мать, хорошая пианистка, к тому же обладавшая неплохим голосом, приобщала мальчика к серьезной музыке. С четырех-пяти лет он начал играть на рояле, пробовал сочинять. В детские годы занимался в музыкальной школе по классу фортепиано.
Война надолго прервала занятия музыкой. В марте 1942 года по Дороге жизни мать с сыном были вывезены на Урал. Вернувшись в 1944 году в Ленинград, юноша поступил в авиационный техникум, а окончив его, стал работать на заводе. Еще в техникуме он снова стал сочинять музыку и весной 1951 года пришел на семинар самодеятельных композиторов при Ленинградском союзе композиторов. Теперь для Кравченко стало ясно, что музыка — его настоящее призвание. Начав прицельно заниматься, осенью смог поступить в музыкальное училище, а в 1953 году, успешно пройдя за два года четырехгодичный училищный курс, поступил в Ленинградскую консерваторию на композиторское отделение в класс профессора Бориса Арапова.
По окончании в 1958 году консерватории Кравченко полностью посвящает себя композиторскому труду. Еще в студенческие годы определилась сфера его творческих интересов: он активно работает над хореографическими миниатюрами, музыкой для кукольного театра, оперой, музыкой к драматическим спектаклям. Его особенное пристрастие — оркестр русских народных инструментов, который становится для музыканта настоящей творческой лабораторией.
Неоднократно и не случайно обращение композитора к большой вокальной музыке. Свое первое произведение в этом жанре — «Однажды белой ночью» — он создает в 1962 году. Позже появляется музыкальная комедия «Обидели девушку» и оперетта «Приключения Игната — русского солдата».
Среди основных произведений — оперы «Жестокость», «Лейтенант Шмидт», комическая детская кукольная опера «Ай да Балда». Множество хоровых произведений на стихи советских поэтов a capella («Русские фрески», «Октябрьский ветер», «Размышления о войне и мире»).
Одно из ярких, типичных для автора произведений, написанных в четко очерченных стилистических особенностях, идущих от текста, хор «Сороковые роковые» на стихи известного крупнейшего представителя поколения поэтов, ушедших со студенческой скамьи на фронт, Давида Самойлова.

Поют накатанные рельсы.
Поют накатанные рельсы.

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Поют накатанные рельсы.
Поют накатанные рельсы.

Поют накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

Поют накатанные рельсы.
Поют накатанные рельсы.

В наше мирное время невозможно в полной мере осознать масштаб и важность задач, которые были возложены на железную дорогу в годы Великой Отечественной. Можно только попытаться себе представить, что такое обслуживать фронт протяженностью более четырех тысяч километров от Черного до Баренцева морей и огромных размеров тыл. В годы войны на железной дороге, как и на фронте, нашлось место и героизму, и самоотверженности, и трудовому человеческому подвигу. Сейчас у большинства людей, когда они слышат фразу «Дорога жизни», в памяти всплывают полуторки, везущие по льду грузы в Ленинград. Но в более широком понятии такой дорогой назывались железнодорожные магистрали, обеспечивающие 80 % всего грузооборота страны, перевоз людей в безопасные места проживания, эвакуацию раненых до тыловых госпиталей и оказание им в пути медицинской помощи. И как тезис — дороги питают войну, по ним лежит путь либо к победе, либо к позорному поражению, но, собственно, о них мало чего говорилось, и еще меньше пелось. Борис Кравченко в своем произведении попытался сместить акценты с главного героя, молодого лейтенанта, в пользу другого главного героя — железных магистралей, главных артерий, но которым бился пульс воющей страны. В музыке прослеживаются приемы, которыми мастер оживил пейзаж происходящего: с помощью одномерных ритмичных слогов, исполняемых речитативом на заднем фоне, изображен стук колес, такой же однообразный и ритмичный. Твердость и жесткость мелодии, окрашенная оборотами высоких голосов, замена слов с «гудят накатанные рельсы» на «поют накатанные рельсы» («Ю» более пронзительная в произношении буква), нередкие глиссандо, форшлаги дают эффект лязга и сцепления, а острота и резкость музыки озвучивают пугающий лик происходящего. Удивительную подлинность эпохи создают интонации довоенной песенной лирики и хоровой фон, который в момент диалога солистов имитирует аккомпанемент городского духового оркестра.

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также: