Арт-студия

Роберт-Дьявол

Для более глубокого погружения в атмосферу экспозиции этот зал оснащен музыкальным аудиофайлом.
«Воззвание Бертрама» из оперы «Роберт-Дьявол». Музыка Джакомо Мейербера, поет Федор Шаляпин.

Я иду. Спотыкаясь и падая ниц,
Я иду.
Я не знаю, достигну ль до тайных границ,
Или в знойную пыль упаду,
Иль уйду, соблазненный, как первый в раю,
В говорящий и манящий сад,
Но одно — навсегда, но одно — сознаю;
Не идти мне назад!
Зной горит, и губы сухи.
Дали строят свой мираж,
Манят тени, манят духи,
Шепчут дьяволы: «Ты — наш!»

                      Валерий Брюсов

Первые упоминания о загадочном доме по адресу Москва, Спиридоновка, 17, относятся к середине XVIII века. Обширная территория в центре второй столицы принадлежала тайному советнику Иллариону Воронцову. Главный дом располагался в глубине большого сада и представлял собой классическую городскую усадьбу конца XVIII — начала XIX века. В 1812 году постройки сильно пострадали от московского пожара, и чуть позже их приобрел поэт и государственный деятель Иван Дмитриев. В 1814 году он начал строительство нового дома, пригласив молодого архитектора Александра Витрега, работавшего в то время над проектом храма Христа Спасителя. Новая усадьба была возведена на каменном фундаменте и имела деревянные перекрытия, а главным украшением фасада стали два портика с шестью колоннами каждый.

В 1842 году усадьбу выкупил Николай Тимофеевич Аксаков, брат писателя и театрального критика  Сергея Аксакова. Дом стал местом встреч культурных и общественных деятелей, проведения собраний славянофилов. Постепенно хозяин распродавал неиспользуемые участки сада, а в 1893 году оставшуюся часть владений приобрела жена мецената и промышленника Саввы Морозова Зинаида Григорьевна.


Зинаида Григорьевна Морозова — жена Саввы Морозова. Конец XIX века. Фото из свободного доступа.

Семья Морозовых решила отстроить новый необычный дом и в качестве архитектора пригласила молодого Федора Шехтеля. Архитектор пользовался популярностью в купеческой среде, но заказ подобного масштаба исполнял впервые. Строительство смогло начаться уже осенью 1893 года. Молодой Шехтель в своих творческих изысканиях мечтал создать гармоничный и при этом необычный образ усадьбы Зинаиды Морозовой, поэтому для декоративного оформления искал самобытного и талантливого художника. Им и стал тогда еще не очень известный большому «миру» Михаил Врубель. Вместе они проработали над усадьбой четыре года, и в 1898 году строительство было окончено.

Врубель занимался в Морозовском особняке оформлением готических помещений. К заказу на исполнение трех панно (в 1896 году) для малой гостиной он сделал три эскиза: «Эльфы. Утро», «Отъезжающий рыцарь. Полдень», «Пейзаж с фигурой женщины на скамье. Вечер».


«Пейзаж с фигурой женщины на скамье. Вечер», 1897 г. Эскиз декоративного панно, последняя часть триптиха. Картон, акварель, гуашь, графический карандаш. Ивановский областной краеведческий музей.

В эскизе «Эльфы» угадываются танцующие среди цветов маленькие фигурки. Над ними проносится в цветочной колеснице, запряженной бабочками, длинноволосая девушка. Композиция развивается слева направо по горизонтали. Сине-бело-голубой колорит первой композиции триптиха придает изображению сказочности и призрачности.


«Эльфы. Утро», 1897 г. Эскиз декоративного панно. Первая часть триптиха. Картон, акварель, гуашь, графический карандаш. Государственная Третьяковская галерея.

«Отъезжающий рыцарь» отличается от предыдущих эскизов панно масштабированным изображением деревянных панелей, для которых они предназначались. Есть предположение, что этот эскиз художник выполнял во время поездки в Италию, вдохновленный посещением местных старинных художественных галерей. В отличие от первого эскиза здесь добавляется еще один композиционный вектор – снизу вверх, что при сложении определяет диагональное движение. Оно начинается в группе фигур в нижнем левом углу, затем проходит через взбирающегося на
на коня рыцаря, далее через дерево, изображенное над проемом двери, и перспективу городской стены, завершаясь в верхнем правом углу.
Решение этого листа более напоминает станковое произведение, изображающее средневековую сцену.


«Отъезжающий рыцарь. Полдень», 1897 г. Эскиз декоративного панно. Средняя часть триптиха. Картон зеленый, акварель, гуашь, графический карандаш. Государственная Третьяковская галерея.

Впоследствии сюжеты и композиции панно были в значительной степени изменены (смотри зал 6). Но рыцарская средневековая тема сохранилась. Для парадного входа мастером был создан витраж «Рыцарь» на традиционный сюжет: отважный воин возвращается домой после победы, его встречают прекрасные дамы. Это четырехчастная композиция с орнаментально-готическим завершением, которая по задумке автора располагается не в оконном проеме, а в специальной нише с подсветкой, что обеспечивает ее равномерную освещенность в течение суток.


Витраж Михаила Врубеля «Рыцарь», 1896 г. Цветное стекло, клеевая краска. Особняк Зинаиды и Саввы Морозовых на Спиридоновке.

В архивах сохранилась репродукция эскиза, датируемого 1895 годом. Витраж воссоздан после пожара 1995 года.

Эскизом к этой работе в качестве варианта является и знаменитая акварель маэстро на вечную тему, обычно воспринимаемая зрителями как самостоятельное художественное произведение. Это также четырехчастная композиция на сюжет кульминационных моментов пьесы: «Свидание Ромео с Джульеттой. Монтекки… и Капулетти. Смерть Ромео и Джульетты»


Эскиз-вариант витража. «Ромео и Джульетта», 18941895 гг. Бумага, акварель. Государственная Третьяковская галерея.

Похожий по содержанию витраж «Рыцарь» в это же самое время Михаил Врубель исполняет и для знаменитого Дома Перцова в Москве. Трехчастная готическая композиция на классический сюжет встречи рыцаря-победителя.


Рыцарь, 1896 г. Цветное стекло, клеевая краска. Витраж, исполненный для дома Перцова в Москве. Государственная Третьяковская галерея.

Рыцарская тема в неоготическом доме продолжила свое развитие в особенном экспонате. На парадной лестнице морозовского особняка посетители восхищаются скульптурной композицией «Роберт и монахини».


Скульптурная композиция «Роберт и монахини», 1896 г. Гипс тонированный. Государственная Третьяковская галерея.

Как-то встретившись со своим любимцем Врубелем в своем доме на Садовой, меценат и коллекционер Савва Иванович Мамонтов провел его к нише в стене и, отдернув тяжелый полог, за которым стояла выдающаяся статуя Марка Антокольского «Христос», вопросительно посмотрел на художника.
Врубель как-то равнодушно сказал:
— Это в натуральный рост человека, видно — руки сформованы с натурщика. Как-то неприятно смотреть, это не скульптура…
Мамонтов удивленно вскинулся и спросил Врубеля:
— Вам не нравится?
 Нет, — ответил Врубель. — Это что-то другое — не скульптура, не искусство
— А всем нравится…
— Вот и плохо, — заметил Врубель, — что всем…

Скульптурная группа «Роберт и монахини» была создана Врубелем в 1896 году в гипсе. В основе произведения лежит сюжет оперы немецкого композитора Джакомо Мейербера «Роберт-Дьявол». В ней рассказывается история рыцаря Роберта, сына Берты, герцогини Нормандской, и дьявола, явившегося под видом черного рыцаря Бертрама. Желая завладеть душой Роберта, Бертрам обманом заманивает его в заброшенный монастырь, населенный странными монахинями, на поверку оказавшимися ведьмами, задачей которых было увлечь воина в мрачное подземелье. .


Скульптурная композиция «Роберт и монахини» , 1896 г. Бронза. Отлив копии для Государственной Третьяковской галереи с образцов, хранящихся там же. Государственная Третьяковская галерея.

Отлив с гипсового эскиза в бронзе выполнен в 1898 году фабрикой художественной бронзы братьев Вишневских, владевших  бронзово-литейным заводом, на котором, в частности, были отлиты памятники Николаю Васильевичу Гоголю и Николаю Ивановичу Пирогову.

Метод работы над гипсовой моделью произвел сильное впечатление на свидетеля этого процесса знаменитого искусствоведа Николая Прахова. На его глазах Михаил Александрович соединил в кажущемся беспорядке рейки, дранки, гвозди, рогожи и алебастр, и, как по волшебству, это бесформенное сооружение под толстым слоем набросанного алебастра превратилось в скульптуру в готическом стиле с характерными ломаными линиями и угловатым объемом.


Скульптурная композиция «Роберт и монахини», 1896 г. Гипс, тонирование под бронзу. Отлив копии для Омского областного музея изобразительных искусств имени М. А. Врубеля по рабочей гипсовой модели, хранящейся в Третьяковской галерее. Реставраторы Александр Пирогов и Глеб Буреев. Омский областной музей изобразительных искусств имени М. А. Врубеля.

 Скульптуру Врубеля отличает текучесть форм, причудливость ракурсов и силуэта, активная экспансия формы в пространство – черты, характерные для искусства модерна.
  

Скульптурная композиция «Роберт и монахини», 1896 г. Гипс тонированный. Государственная Третьяковская галерея.

Из прихотливой игры складок рождаются кружащиеся в хороводе фигуры, оживляя и в буквальном смысле олицетворяя скульптурную материю: лицо Роберта автопортретно, а в облике одной из монахинь угадываются черты Надежды Забелы-Врубель. Кроме того, в неистовых пластичных фигурах Врубель отдал дань таланту Айседоре Дункан и ее свободному танцу…




Из-за своей «центробежной» композиции скульптура «Роберт и монахини» как бы замкнута на самой себе. Можно бесконечно любоваться этим мистическим хороводом.

В Третьяковской галерее хранится первоначальная скульптура из гипса и отлитый с нее в 1996 году повтор в бронзе. Копия, сделанная в гипсе в 2005 году, находится в постоянной экспозиции в Омском музее изобразительных искусств имени М.А Врубеля. А оригинал до сих пор приветствует редких (заранее записавшихся, настойчивых поклонников) визитеров Дома приемов МИД в особняке супругов Морозовых на Спиридоновке, 17…

 

Комментарии оставить нельзя.

Вам понравится

Смотрят также:Арт-студия